Письма Николая II и Александры Федоровны к друг другу (1916 год. Июнь - декабрь)


 Царское село
1 июня 1916 г.
Сокровище мое, любимый мой!
нежно благодарю тебя за твое милое письмо. Отрадно знать, что наши потери не столь уж велики в сравнении с тем, что нами выиграно во всех отношениях. Вполне понятно, что наислабейшим пунктом у нас является центр, но при старании и при условии, если подойдут новые подкрепления, все, с Божьей помощью, пойдет хорошо. Все вспоминают о тебе, когда торжествуют победу, - первой мыслью всех раненых было, как эта победа должна была обрадовать тебя. Это такая награда за твои глубокие страданья, терпенье, выдержку и тяжкий труд!

Сегодня гораздо прохладнее, прошел небольшой дождь. Старшие девочки отправились в город, так как Ольга получает подношение, а затем они заедут к Татьяне. Младшие в своем лазарете, и я, как только закончу это письмо, заеду за ними, чтоб покататься вместе. Жду Аню. Она благополучно приехала в город.
Мы поработали в лазарете, а затем мы с Марией отправились на кладбище, так как там была семейная панихида по маленькой Соне - уже шесть месяцев прошло, как она умерла! Птицы так весело пели, солнце светило на могилу, покрытую незабудками, и это производило радостное, а не грустное впечатление. Кн. Палей была у меня вчера и принесла мне очень красивое платье из шифона. Она говорит, что Павел в очень приподнятом настроении, чувствует себя вполне хорошо, и что врачи совершенно спокойны за его здоровье.
У меня тоже не хватает времени для чтения, так как постоянно приходится бывать в лазарете, затем приемы, катанье, работа и писание писем. Поздравляю тебя с сестрой Ольгой. Вот уже 2 недели, как мы вернулись сюда и целых пять, как Аня отсюда уехала, - время прямо летит!
Завтра мне предстоит ехать на панихиду в город - годовщина Костиной смерти!
Думаю о моем муженьке с великой тоской и глубочайшей любовью. Осыпаю тебя нежными поцелуями и прижимаю к сердцу. Благослови тебя Боже, ангел мой! Будь здоров - я всегда с тобой!
Навеки всецело твоя старая
Солнышко.

Царская ставка. 1 июня 1916 г.
Моя родная душка-Солнышко!
Нежно благодарю тебя за твое дорогое письмо.
Сию минуту вошел ко мне Бенкендорф и принес мне письмо от Михень. Она сидит в Минске и прислала Эттера с этим письмом и с положением об организации ее учреждений. Я направил Эттера к Алексееву, потому что дело это слишком серьезное, чтоб его можно было утвердить одним взмахом пера! Слава Богу, что она не явилась сама.
Я в последний раз, благодаря спешке, забыл упомянуть о нашем посещении поезда Пуришкевича. Это не санитарный поезд - в нем 3 вагона с библиотекой для офицеров и солдат и полевая аптека, очень хорошо оборудованная и рассчитанная для обслуживания трех армейских корпусов. Он с нами обедал и рассказал много интересных подробностей!
Удивительная энергия и замечательный организатор! В этом поезде совсем нет сестер, одни мужчины. Я осмотрел поезд, когда он стоял на нашей платформе, где я смотрел войска, отправляющиеся на юг.
Если гвардию двинут, то только для того, чтобы приблизить ее немного к фронту. Вся кавалерия уже двинулась на запад, чтоб заменить наступающий 7-й кавалерийский корпус. Погода все время меняется - сегодня холоднее и идет дождь.
Моя родная девочка, я так по тебе тоскую - ведь уже больше двух недель, как мы расстались! Храни вас Господь! Целую нежно тебя и девочек. Мысленно прижимаюсь к твоей груди и чувствую себя уютно в твоих объятиях!
Навеки, любимая, твой
Ники.

Ц.С. 2 июня 1916 г.
Сокровище мое!
Шлю тебе нежный поцелуй и спасибо за твое милое письмо. Как я люблю беседовать с тобой! Чтение твоих строк, полных любви, согревает меня, и я стараюсь себе представить, будто слышу, как ты говоришь все эти дорогие слова твоей одинокой женушке.
Сегодня не очень солнечно, но это было лучше для поездки в город. Утром отправились на 2 часа в лазарет, чтобы пожелать всем доброго утра. Словно малые ребята, они все уставились на нас, одетых в “платья и шляпы”; они разглядывали наши кольца и браслеты (дамы тоже), и мы были смущены и чувствовали себя “гостями”. Оттуда я с О. и Т. отправились в крепость на панихиду. О, как холодна эта усыпальница! В ней трудно молиться, совершенно не чувствуешь, что находишься в церкви. Сейчас собираемся с Аней ехать кататься. Вчера днем М., А. и я попали под проливной дождь, а потому очень недолго катались. Вечером я посидела 1,5 часа у А., а затем отправилась к детям в лазарет. Они были вне себя от радости, так как совершенно не ожидали нас.
Добрые вести так отрадны и помогают жить. Ну уж эта Михень! Она может довести человека до бешенства. Я сегодня днем повидаю Витте, чтоб обсудить все насчет ее, так как у нее слишком уж большие претензии. Все же не хотелось бы ее напрасно обижать, так как у нее добрые намерения. Но она все портит благодаря своему ревнивому честолюбию. Не позволяй ей приставать к тебе и, главное, не давай ей никаких обещаний.
Мой нежный ангел, крепко прижимаю тебя к груди и нашептываю тебе нежные слова глубочайшей любви. Бог да благословит и защитит тебя! Святые ангелы охраняют и направляют тебя.
Навеки, мой Ники, всецело твоя детка
Аликс.
На днях видела Лио - он очень похудел, но не так уж плох; он хотел вернуться к исполнению своих обязанностей, но я сказала ему, чтоб он еще немного подождал и набрался побольше сил. Кондратьев вернулся на службу - он тоже очень худ, я не позволяю ему подавать к столу, чтоб избавить его от лишней ходьбы.
Всецело твоя.
А. была страшно счастлива, получив телеграммы.

Ц. ставка. 2 июня 1916 г.
Моя голубка!
Нежно благодарю тебя за твое дорогое письмо № 506 (подумай, какой большой номер!) Каждый вечер, прежде чем помолиться с нашим Солнечным Лучом, я рассказываю ему содержание твоих телеграмм и читаю ему вслух все его письма. Он слушает, лежа в постели, и целует твою подпись. Он становится разговорчивым и о многом меня расспрашивает, потому что мы одни; иногда, когда становится поздно, я тороплю его помолиться. Он спит хорошо и спокойно, и любит, чтоб окно оставалось открытым. Шум на улицах его не беспокоит.
Посылаю тебе несколько последних снимков - на первом снято прибытие чудотворной иконы, на другом - молебен под проливным дождем. Выбери себе любой!
Вчера я принял Барка; он разрабатывает интересующий тебя железнодорожный заем. Через неделю он едет в Англию и Францию.
Завтра я приму Мамонтова, после чего, надеюсь, временно остановится приток людей, приезжающих сюда изводить меня.
С весны у меня меньше времени для чтения, потому что мы остаемся гораздо дольше на воздухе - обыкновенно с 3 до 6 час.; вернувшись домой, мы пьем чай, а Бэби в это время обедает.
Теперь, моя радость, пора кончать. Храни тебя и девочек Господь! Целую твое дорогое личико и крепко люблю тебя.
Навеки, женушка моя, весь твой
Ники.

Ц.С. 3 июня 1916 г.
Радость моя!
Пожалуйста, исправь № в моем вчерашнем письме, я ошиблась, это должен был быть только № 507. Хороший солнечный день, потом внезапно набежали тучи. Спокойно провели вечер. А. сидела у меня, показывала снимки, говорила без конца о Кахаме, он, кажется, тоже сильно увлечен, почитала мне вслух, дети были в лазарете. Она предложила мне идти туда, но я сказала, что устала от поездки в город и что предпочитаю посидеть спокойно с ней. Получила длинное письмо от Ирэн, Гретхен и Анны Рантцау. Сын моей бедной подруги Тони убит на войне (ему было всего 19 лет - мой крестник, отправился добровольцем на войну еще в 1914 г.); он был отличным офицером и награжден железным крестом. Так грустно, что не нахожу слов! Она обожала этого мальчика. Тетя Беатриса тоже написала. Шлет тебе свой привет. Она воображает, будто я отдыхаю в Ливадии.
Сейчас я должна встать и одеться для лазарета.
Посылаю тебе и Бэби снимки моей работы. Вода взята из Черного моря, Аня привезла ее тебе и Бэби и посылает ее с приветом, - лакомства тоже от нее.
Пожалуйста, если решишь что-нибудь насчет Михень, сообщи свое решение сенатору Витте или Штюрмеру, так как это касается Верх. Сов. Я чувствую, что она наделает неприятностей, обращаясь к тебе за моей спиной, - это делается из мести, что очень некрасиво.
У меня только что был проф. Рейн. Имела с ним длинную беседу, велела ему попросить Штюрмера принять его для того, чтоб он мог все объяснить, потому что, действительно, ему следовало бы приступить к работе, как ты приказал, а Алек дал понять, будто ты велел все отложить. Быть может, ты его как-нибудь вызовешь к себе, так как, когда ты бываешь здесь, то у тебя остается еще меньше свободного времени. Льет, как из ведра. Горячо благодарю тебя за милое письмо. Как хорошо вышли эти снимки! Я оставила себе один. Прощай, мой ангел, Бог да благословит тебя! Люблю и целую тебя без конца.
Вся
Твоя.

Ц. ставка. 3 июня 1916 г.
Моя родная душка!
Нежно благодарю тебя за твое дорогое письмо. Какая радость по возвращении с доклада находить на столе конверт, надписанный любимым почерком! После завтрака я убегаю с ним в сад и спокойно наедине наслаждаюсь твоим письмом. Сегодня, по соседству с нами, в общественном саду играл оркестр. Всем во время завтрака доставило огромное удовольствие послушать музыку они до сих пор играют, и масса народа слушает. Я велел командиру здешнего полка пройтись с оркестром по городу - это так поднимает настроение! Они уже прошли несколько раз.
Я ничего не слышал про ранение Зборовского, только знаю, что их дивизия никуда не передвигалась. Я тебя удивлю тем, что сейчас сообщу: в последние недели наши прифронтовые железные дороги стали работать значительно лучше.
Последняя перевозка войск с севера на юг была произведена гораздо быстрее и в большем порядке, чем раньше. Перевозка одного армейского корпуса обыкновенно брала около двух недель; теперь же каждый корпус был перевезен в течение недели или шести дней! Так что вчера я в первый раз сказал несколько приветливых слов Ронжину и его подчиненным! Надо быть справедливым.
Мой любимый ангел! Как я тоскую по тебе, жажду тебя увидеть, поцеловать и поговорить с тобою!
Я чувствую, что скоро попрошу тебя приехать сюда на несколько дней, чтоб ободрить нас всех твоим милым присутствием. Храни тебя и девочек Господь! Прижимаю тебя нежно к груди и осыпаю тебя бесконечными поцелуями, моя дорогая старая женушка.
Твой навеки
Ники.

Ц.С. 4 июня 1916 г.
Мой родной голубчик!
От всей души благодарю тебя за твое драгоценное письмо. А. позабыла тебе сказать, что наш Друг шлет благословение всему православному воинству. Он просит, чтобы мы не слишком сильно продвигались на севере, потому что, по Его словам, если наши успехи на юге будут продолжаться, то они сами станут на севере отступать, либо наступать, и тогда их потери будут очень велики, если же мы начнем там, то понесем большой урон. Он говорит это в предостережение.
Только что прибыла Беккер. Я тоже набрасываюсь на твои письма и проглатываю их, а дети стоят кругом и ждут, чтоб я прочла вслух то, что их интересует, а после я снова перечитываю и целую дорогие строки.
Хорошо, что оркестр прошел по улицам с музыкой. Это поднимает настроение. Стараюсь заполучить в мой санитарный поезд Зборовского (ранен в грудь навылет - не слишком серьезно), Шведова - брюшной тиф, Скворцова - ранен. Юзик - поможет в Киеве, я говорила обо всем с Граббе.
Как я рада, что, наконец, воинские поезда стали продвигаться быстрее! Уверяю тебя, “где есть желание, там есть и возможность”, только не нужно слишком много поваров, чтоб не испортили супа. Только что получила телеграмму от Апраксина - мои маленькие поезда усердно работают в Луцке, Ровно, за Режицей в Тарнополе, в Трембовле - отделение Винницкого склада в Чернигове. Все полны благодарности; военные говорят, что они не могли бы обойтись без нас, благодарят Бога за то, что мы способствуем их успехам.
Да, ангел мой, мы можем примчаться к тебе, чтоб подбодрить тебя. Льет дождь. Эмма, ее отец и А. завтракали у нас. Вчерашний вечер провела в лазарете, сегодня остаюсь дома. Целую без конца и горячо люблю. Благослови тебя Боже!
Всецело
Твоя.

Ц. ставка.
4 июня 1916 г.
Мое любимое Солнышко!
Нежно благодарю тебя за твое дорогое письмо и очаровательные снимки. Поблагодари, пожалуйста, также Татьяну, Марию и Аню. Я был в восторге, получив такое количество снимков, и с удовольствием их рассматриваю. Только нечем их наклеивать. Не бойся насчет Михень и ее претензий. Алексеев принял Эттера очень холодно и оставил у себя бумаги, которые я от нее получил. При сем прилагаю ее письмо, которое ты можешь разорвать. Она прислала мне это Положение о всех своих учреждениях. Если ты находишь, что это дело Верх. Сов., то я тебе их верну. Алексеев говорит, что это также дело Красного Креста, хотя еще в большей степени многое относится к военному ведомству!
Ты спрашиваешь, приму ли я проф. Рейна; по-моему, не стоит, я заранее знаю все, что он мне скажет. Алек просил меня отложить это до окончания войны, и я согласился. Я не могу менять свое мнение каждые два месяца - это просто невыносимо!
Вчера полковник Киреев (из конвоя) сообщил мне, что Викт. Эр. тяжело ранен в ногу, один из молодых офицеров легко ранен, а молодой Шведов заболел тифом, так что в сотне не осталось сейчас ни одного офицера!
Я не могу понять, были ли они с Келлером, или одни?
Пора кончать. Храни тебя Господь, моя милая женушка! Сердечно поздравляю со днем рождения Анастасии.
Нежно целую.
Навеки твой
Ники.

Ц.С. 5 июня 1916 г.
Душка, любимый мой!
Поздравляю тебя с днем рождения нашей маленькой девчурки, - подумай, ей уже 15 лет! Это как-то грустно даже - у нас нет больше маленьких!
Очень холодно, дождливая погода, всего 7, 8 градусов; мы катались в теплых пальто, и Ольга зябла. От всей души благодарю за милое письмо. Я пришлю тебе еще другие снимки, как только получу. Право же, недопустимо, чтоб Михень вмешивалась в дела, совершенно ее не касающиеся, - она стремится слишком много захватить в свои руки; военные вопросы - не ее дело. Я огорчена за Рейна. Он прав, а Алек совершенно неправ, для меня это ясно. Аня только что уехала в Териоки повидаться со своей семьей и вернется во вторник днем. Она позабыла тебе сказать, что, по мнению нашего Друга, для нас хорошо, что Китченер погиб, так как позже он мог бы причинить вред России, и что нет беды в том, что вместе с ним погибли его бумаги. Видишь ли, Его всегда страшит Англия, какой она будет по окончании войны, когда начнутся мирные переговоры. Он находит, что Туманов превосходен на своем месте и совсем не помышляет об уходе и что он лучше Енгалычева. Я и не знала, что его собираются сменить.
Я просила батюшку отслужить благодарственный молебен, что он и исполнил после короткой, хорошей проповеди о наших успехах и о том, что Почаевский монастырь снова наш, и что Бог внял всеобщим молитвам и т.п.
Вчера вечером А. читала мне вслух, пока все были в лазарете. Анна Алекс. Коробчук родила дочь 3 дня тому назад, и я собираюсь ее завтра крестить. Сейчас должна отправить это письмо. Все мои мысли, страстная любовь, поцелуи, благословения и великая тоска устремлены к тебе, мой милый.
Навеки твоя
Женушка.
Милый Голубой Мальчик!
Только что получила прилагаемую телеграмму от 21 сибирского п. Бедный Выкрестов - мне страшно жаль его - это был такой милый человек, у него был георгиевский крест.

Ц. ставка.
5 июня 1916 г.
Моя дорогая!
Нежно благодарю за дорогое письмо. Я принимал Граббе, и он мне передал все твои поручения. Мне совсем некогда писать, такая досада!
Несколько дней тому назад мы с Алексеевым решили не наступать на севере, но напрячь все усилия немного южнее. - Но, прошу тебя, никому об этом не говори, даже нашему Другу. Никто не должен об этом знать. Даже войска, расположенные на севере, продолжают думать, что они скоро пойдут в наступление, - и это поддерживает их дух. Демонстрации, и даже очень сильные, будут здесь продолжаться нарочно. К югу мы отправляем сильные подкрепления. Брусилов спокоен и тверд.
Вчера я нашел в нашем маленьком саду, к моему большому удивлению, два куста белой акации в цвету - посылаю тебе несколько цветков.
Сегодня погода немного теплее и лучше. Да, я совсем позабыл поздравить тебя со днем рождения Анастасии.
Да хранит тебя, мой ангел, и девочек Господь! Осыпаю твое милое личико горячими поцелуями.
Навеки твой
Ники.

Ц.С. 6 июня 1916 г.
Сокровище мое!
От всего сердца поздравляю тебя с нашими успехами и со взятием Черновиц хвала Господу Богу! Только б нам не зарваться слишком вперед - прокладываются ли у нас узкоколейные дороги для подвоза продовольствия и снарядов к фронту? Я просила Татьяну немедленно протелефонировать последние известия в лазарет радость была беспредельна. Мы провели там вечер. Маленькие принимают участие в разных играх, а старшие вместе с Равтополо и Шаг-Баговым приготовляют материал для перевязочной; иногда я играю с ними и прохожу по палатам, присаживаюсь около тех, кто лежит, затем усаживаюсь в удобное кресло в маленькой комнате Седова (крымца), работаю, беседую, а затем В. Вильчковская приносит скамеечку и садится у моих ног, и мы очень уютно проводим время втроем. В соседней комнате лежит еще один юнец, который ужасно страдает и тоже хочет, чтоб я работала и сидела возле него, так что меня скоро разорвут на части. После завтрака жду маленькую т-те Коцебу (жену ex-улана), затем предстоят крестины Коробчук, после этого поеду осмотреть Ольгин поезд (кавказского дворянства), раздам медали тяжелораненым и обойду весь поезд. Кн. Церетели (бывш. Нижегородец) стоит во главе его. Сердечно благодарю тебя, дорогой, за твое милое письмо и за восхитительную белую акацию. Я рада, что мои стрелки тоже послали тебе телеграмму, молодцы!
О, какая погода! Холодно, пасмурно, дождь идет - настоящая осень. Извини за короткое письмо, но сейчас у меня начнется прием. Все мои мысли, вся моя глубокая любовь, мое сокровище, с тобою. Бог да благословит и защитит тебя! Осыпаю тебя нежными поцелуями. Навеки, мой Ники, твоя
Солнышко.

Ц. ставка.
6 июня 1916 г.
Моя любимая!
Сердечно благодарю за дорогое письмо. Сегодня погода прояснилась, но воздух более напоминает осень, чем июнь месяц. Мы ездили кататься по новой дороге и переехали через реку по новому прекрасному мосту около местечка Дашковка, в 15 верстах к югу от Могилева. Я немного погулял пешком, и, конечно, мы промокли от неожиданного ливня. Бэби забрался в один из автомобилей и остался сухим. Он всегда носит с собой свое маленькое ружье и часами ходит взад и вперед по определенной дорожке.
Начал я писать утром, - теперь, после завтрака, стало теплее. Твои сибиряки и вся 6 сибирская стрелковая дивизия вели себя геройски и удержали все свои позиции против сильных германских атак. Через два дня они получат подкрепления, и я надеюсь, что начнется новое наступление на Ковель. Если ты посмотришь на карту, то поймешь, почему для нас важно достичь этого пункта и почему германцы помогают австрийцам воспрепятствовать всеми силами нашему продвижению вперед.
Сегодня Воейков вернулся из своего имения очень довольный тем, что видел и слышал в Москве по поводу нашей победы.
Дорогая моя - люблю тебя и безумно тоскую по тебе. Я редко так тосковал по тебе, как теперь, несмотря на то, что со мною наш Солнечный Луч, - вероятно, это после нашей последней поездки вместе. Храни Господь, моя дорогая, тебя и девочек!
Поблагодари А. за ее хорошую фотографию.
1000 нежных поцелуев от твоего старого любящего
Ники.

Ц.С. 7 июня 1916 г.
Мой нежный ангел!
Сердечно благодарю тебя за твое дорогое письмо. Я думаю так часто, часто, мой ненаглядный, о тебе, о том, что ты одинок, несмотря на то, что Солнечный Луч с тобой. Я тоскую без вас обоих больше, чем ты себе можешь это представить, и чувствую сердцем всю твою нежную любовь. Добрые вести поднимают дух. Слава Богу, милые сибиряки снова проявляют геройскую отвагу.
Наконец проглянуло солнце, стало теплее, так что мы могли завтракать на балконе. Мавра, Вера и Георгий также завтракали с нами - они едут в Осташево. Она спрашивала, не пошлютли Игоря на фронт в более теплые края, как ты это раньше предполагал. Поработала в лазарете. Командир текинцев Зыков, бывш. мой Александр., лежит у нас. Он был ранен в ногу во время их блестящей кавалерийской атаки. На нем постоянно их крошечная шапочка. Очень интересно все, что он рассказывает. Он сильно оглох от контузии, - кроме того, у него расширение сердца.
Сегодня в 4 часа в манеже будет кинематографический сеанс для всех раненых, - ты видел эти фильмы, - снимки с Сорокомыша и Трапезонда.
А. к 5 вернется из Териок. - Ненаглядный мой, прижимаю тебя к сердцу и осыпаю тебя нежными поцелуями. Благослови тебя Боже!
Люблю тебя выше всяких слов.
Навеки твоя маленькая
Солнышко.
Зеленецкий опять привез мне 96 р. от наших моряков - как это трогательно!

Ц. ставка.
7 июня 1916 г.
Мое родное Солнышко!
Сердечно благодарю за дорогое письмо и за клей.
Как бывало в прошедшие дни, мы на яхте клеили в альбомы во время дождя, так и теперь я буду делать это в дурную погоду.
После вчерашней чудной погоды сегодня с утра начался ливень и продолжается безостановочно до сих пор. Так скучно! Я рассказал Алексееву, как ты интересуешься военными делами и про те подробности, о которых ты меня спрашиваешь в своем последнем письме. Он улыбнулся и молча меня слушал. Конечно, эти вещи принимались и принимаются во внимание; наше преследование остановится на р. Сучаве, все узко- и ширококолейные железные дороги сразу исправляются и проводятся новые, непосредственно вслед за нашими войсками. Ты не удивляйся, если теперь настанет временное затишье в военных действиях. Наши войска там не двинутся, пока не прибудут новые подкрепления и не будет сделана диверсия около Пинска. Прошу тебя, храни это про себя, ни одна душа не должна об этом знать!
Принимая во внимание все эти обстоятельства, я прихожу к заключению, что мне придется остаться здесь на неопределенное время. Поэтому я приказал Воейкову отослать мой поезд домой для ремонта, в котором он сильно нуждается. Вчера икона Влад. Божьей Матери вернулась с фронта. Старик священник, приехавший с нею из Москвы, в восторге от виденных им войсковых частей и их настроения.
Храни вас Господь! Страстно обнимаю тебя и осыпаю твое милое личико горячими поцелуями, моя дорогая маленькая женушка.
Твой навеки
Ники.

8 июня 1916 г.
Мой любимый!
Нежно целую и от всей души благодарю тебя за твое милое письмо. Я прекрасно понимаю, что ты сейчас не можешь к нам приехать хотя бы на короткое время, необходимость в твоем присутствии там слишком велика. Спасибо за сведения о планах; конечно, я никому не стану рассказывать.
Сашка у нас завтракал, - у него 3-недельный отпуск. Он живет в Ц.С. с женой и матерью. Он ничуть не изменился и по-старому дразнил Ольгу. - Были в лазарете, сейчас собираемся немного прокатиться. Вчерашний вечер я провела дома - Аня читала мне вслух, а я работала. Погода все время меняется, и оттого щека моя несколько припухла. Это незаметно в моем сестринском одеянии, и я могу поехать кататься, накрыв свой головной убор черной шалью, но завтра в Верх. Совете буду не очень хороша. - Посылаю тебе розы, они из милого Петергофа, а душистый горошек - здешний; они так восхитительно пахнут, что я не могу не послать тебе немножко. Моя радость, мое счастье, я вспоминаю тебя так часто! Осыпаю тебя страстными, нежными поцелуями. - Кинематографические снимки Эрзерума и Трапезонда были очень интересны; некоторые очень хороши, но иные так темны, что едва можно было что разглядеть. Следовало бы хоть один раз дать для всех юмористическую программу, чтоб солдаты могли посмеяться, их была масса на этом сеансе.
А теперь, мой дорогой муженек, мой родной, прощай и да благословит тебя Господь! Извини за скучные письма, но увы! ничего нет интересного. Шлю тебе самый нежный привет, мысленно прижимаю тебя к груди и кладу твою голову на мое сердце.
Навеки всецело
Твоя.

Ц. ставка. 8 июня 1916 г.
Моя нежная голубка!
Бенкендорф сегодня уезжает. Ему очень хочется отвезти тебе письмо, так что я посылаю тебе эту открытку и веточку акации. Сегодня годовщина моего приезда в Вальтон на Ф. в 1894 г. Каким все это кажется далеким! С нежной и страстной любовью.
Навеки твой
Ники.

Ц.С. 9 июня 1916 г.
Мой голубчик!
Нежно благодарю тебя за твою дорогую открытку, которую мне только что передал Бенкендорф. Я рада, что он нашел вас обоих в добром здоровье, хотя погода плохая и у вас, и даже там - на фронте. - Мы сейчас спешим в город - прямо в Верховный Совет, оттуда вернемся к чаю, так как Павел хочет приехать проститься с нами, он завтра уезжает. - Были в лазарете, вчерашний вечер тоже провели там, а потому я до этого посидела с ней часок, так как она, по-видимому, чувствовала себя обиженной тем, что я ухожу, хоть и понимала меня; сегодняшний вечер мы проведем с ней вместе. - Я вижу по газетам, что дорогая матушка разъезжает. Она была, кажется, у старухи Браницкой в Б.Ц. - Завтра наши молитвы встретятся в Тобольске. - Милый, я велела Зайончк. передать Волжину, чтоб он выехал, - они не получили никакого ответа от тебя (он тоже писал тебе, насколько мне известно), и я сказала, что я уверена в том, что таково твое желание, так как принято, чтоб ездил обер-прокурор, а не товарищ. Надеюсь, я правильно поступила, говоря так - ему следовало самому это знать, но так как это очень далеко, то он думал, что он может быть нужен здесь и т.д. Элла, увы, не поехала, я в этом была уверена. - Мы завтракали на балконе, но было довольно холодно - неприветливая погода. Такое странное лето.
Да, дорогой Вальтон! Какие с ним связаны дивные, нежные воспоминания! Ах, дорогой мой, как безгранично я тебя люблю, больше, чем могу выразить - ты моя жизнь, мой Солнечный Свет, мой единственный и мое все! - Бог да благословит и защитит тебя! Осыпаю тебя нежными поцелуями. Навсегда, муженек мой, твоя старая детка
Аликс.

Ц. ставка. 9 июня 1916 г.
Мое сокровище!
Вчера у меня было столько дела, что не успел написать тебе настоящего письма. - Сегодня тоже буду занят, так как должен принять старика Куломзина, Маркова, министра по делам Финляндии, и генерала Стаховича. - Это займет все мое время до обеда, а вечером придется, по обыкновению, спешно просмотреть все свои бумаги и лечь очень поздно. Вчера я лег только в 2 ч. ночи.
Силаеву протелеграфировал, просив его продолжать свой курс лечения, так как время у него на это имеется.
Немцы подвозят к Ковелю все больше и больше войск, как я этого, впрочем, и ожидал, и теперь там происходят кровопролитнейшие бои. Все наличные войска посылаются к Брусилову, чтобы дать ему как можно больше подкреплений. Опять начинает давать себя чувствовать этот проклятый вопрос о снарядах для тяжелой артиллерии. Пришлось отправить туда все запасы Эверта и Куропаткина; это вместе с большим передвижением войск очень усложняет работу наших железных дорог и штаба. Но Бог милостив, и я надеюсь, что через несколько дней или через неделю этот критический момент пройдет!
Погода совсем непонятная - один день прекрасный, а другой льет дождь. Поезд опоздал, поэтому твое письмо только что принесли. Нежно благодарю тебя, моя любимая, моя душка-женушка.
Храни вас Господь! Нежно целую.
Навеки весь твой
Ники.

Царское Село. 9 июня 1916 г.
Мой возлюбленный ангел!
Берусь за письмо к тебе прежде, чем лечь в постель. Я просила Аню написать, так как ей велено передать тебе 5 вопросов, ей легче написать о непосредственно слышанном. Хочешь ли ты, чтоб я послала за Штюрмером и поговорила с ним об этих делах, чтобы все наметить? Если да, то немедленно протелеграфируй мне: согласен на твое предложение, - тогда я в воскресение приму его, все обсужу и велю ему спросить, когда ты сможешь его принять. Наш Друг надеялся, что ты приедешь теперь на два дня, чтобы решить все эти вопросы. Он находит чрезвычайно важным скорее все это обсудить, в особенности - вопрос № 1 (о Думе). Помнится мне, я тебе говорила, что Шт. просил тебя распустить их возможно скорее, велеть им разъехаться по деревням и следить за ходом полевых работ. - Только поскорее вызови Ш., так как уж очень медленно все делается. Ты можешь дать ему на просмотр бумагу Михень.
2) Относительно отставки Оболенского - почему бы не назначить его куда-нибудь губернатором? Только где тот подходящий человек, который мог бы заменить его? Он никогда не выступал против Гр., а потому последнему тяжело уже просить об его отставке. Но он говорит, что Оболенский, действительно, ровно ничего не делает, а между тем надо возможно скорее серьезно заняться вопросом о подвозе продовольствия - снова на улицах стоят длинные хвосты перед лавками.
3) Не было ли бы умнее передать весь этот вопрос о продовольствии и о топливе министру внутренних дел, которого это ближе касается, нежели министра земледелия? Министр внутренних дел имеет всюду своих людей, он может давать приказы и непосредственные инструкции всем губернаторам, - в конце концов все ведь находится под его началом, и Кривош. взял все это в свои руки исключительно из корыстолюбия - мне не хочется приписывать ему еще худших намерений. Я помню, что молодой Хвостов тоже полагал, что было бы лучше передать это дело в ведение министра внутренних дел. Это один из серьезнейших вопросов, иначе топливо страшно поднимется в цене.
4) Относительно Союза городов. Ты не должен больше выражать им свою личную благодарность, нужно под каким-нибудь предлогом теперь же опубликовать сведения относительно всего, что ими делается и, главным образом, то, что ты, т.е. правительство, даете им средства, а они свободно растрачивают их это твои деньги, а не их собственные. Общество должно это знать. Я неоднократно говорила с Ш. по этому поводу, как бы это огласить - путем ли издания указа Ш. от твоего имени или в форме его доклада тебе? Я снова обсужу с ним этот вопрос, так как они стремятся взять на себя слишком крупную роль, - это становится политически опасно и против этого уже теперь следует принять меры, иначе со временем придется слишком многое менять зараз.
5) Она никак не могла вспомнить, что Он ей сказал. Верх. Совет длился от 3 до 41/2, - Родзянко и Челноков много говорили, а Нейдгардт нашей Михень раздражал меня. Стишинский хорошо говорил, Борис Васильчиков - неважно. - Трепов передал мне твой привет, благодарю тебя, мой дорогой. Очень жалею, что не имела времени повидать Митю Ден перед его отъездом - слишком поздно узнала об этом. - Милый старый Горемыкин тоже был в В.С. - такой маленький, ужасно худой, с большими глазами. - Он сказал, что в Гаграх жара очень скверно подействовала на него, а жена его, напротив, очень хорошо выглядит, и зрение у нее стало лучше. - Павел и Мари пили у нас чай (она снова вся в прыщах), - он уезжает завтра. Оказывается, уже несколько недель, как Дмитрий приехал сюда, и беспрестанно ездит в Москву - ни разу не показался нам на глаза - не понимаю подобной манеры служить. Как говорят, он состоит при Скоропадском. Ольга и я покатались на моей дрошке, и так как в Тярлеве богослужение еще не кончилось, то мы вышли из экипажа, вошли в церковь, приложились к Евангелию, а затем вернулись домой. Прелестный, уютный храм. Другие три девочки и Иза ходили вместе на прогулку. Вечер я провела с Аней. Твоя первая акация лежит в моем Евангелии, эту положу в молитвенник. Сейчас должна погасить свет, закончу это письмо завтра. В 3 ч. мы идем в церковь (день св. Иоанна Максимовича), а оттуда в лазарет на операцию. В субботу повидаюсь с нашим Другом у нее, чтобы проститься с Ним - Он на будущей неделе уезжает к себе домой. - Спи хорошо, мое сокровище! Я постоянно утром и вечером крещу и целую твою подушку - это все, что у меня есть! Чего ради Греции предъявлен этот ультиматум? Несомненно, Англия и Франция во главе всего этого дела - на мой некомпетентный взгляд, это несправедливо и жестоко - не представляю себе, как Тино выйдет из этого положения - это может повредить его популярности.
Мне поручено передать еще следующее: судьей Сухомлинова будет ген. Селиванов, говорят, что он не может быть беспристрастным, так как раньше был уволен Сухомлиновым из Сибири - и что лучше назначить члена Гос. Совета ген. Шумилова. Сообщаю это тебе только потому, что таково Его желание, но я сказала А., что сомневаюсь, чтоб ты стал вмешиваться в это дело.
10-е. - Горячо благодарю тебя за милое письмо, очень рада была получить его, мой ангел!
Несколько раз начинался дождь. Были в церкви, затем присутствовали при операции; к нам привезли еще новых офицеров из Ингерманландск. Гус., Беломорского п., Белозерского п. и т.д.
Сейчас принимала Малевского-Малевича. Рад, что вернулся из Японии, так как оба сына его служат в Преображенск. п. Он жаждет представиться тебе, но ему известно, что у тебя нет времени. - Большое спасибо за то, что ты протелеграфировал Силаеву. - Жгучие поцелуи без счета и благословения шлет тебе твоя старая
Женушка.
Да ниспошлет св. Иоанн Макс. свое благословение вам обоим и нашей родине!
Ц. ставка. 10 июня 1916 г.
Моя милая голубка!
Крепко благодарю тебя за письмо. Опять не было времени написать тебе. Принимал старого персидского принца Зилли-Султана, который возвращается на родину. Он брат последнего шаха, которого мы принимали в Петергофе. - Алексей сидел рядом с его сыном и все время разговаривал с ним по-французски. Храни тебя Господь, мое дорогое Солнышко! Целую и люблю тебя страстно и нежно.
Навеки твой
Ники.

Ц.С. 11 июня 1916 г.
Ангел любимый!
Сердечно благодарю за милую открытку. - Льет дождь, по обыкновению. Были в лазарете, затем на панихиде по бедном Жукове, - что могло довести его до самоубийства? Потом я осматривала мою колонну санитарн. повозок, отправляемых в армию Щербачева - они ему крайне нужны!
Сейчас принимала фон-Хартена, ком. Тверцов. Он просит позволения представиться Алексею, - я сказала ему, чтоб он отправился в ставку и просил об этом Воейкова. - Получила телеграмму от моих сибирских стрелков - опять много убитых офицеров и масса тяжело раненных, - среди них один из наших, на это раз он дважды ранен в голову. “Убит необычайной храбрости старший унтер-офицер команды пеших разведчиков Б.П. Акимов, бывший лейтенант флота”. Зборовский уже здесь (мой поезд гоняется за ним) и сегодня должен быть помещен в лазарет детей - они отправились туда в большом волнении. - Я послала Вильчк. - список фамилий казаков, которых нам надо заполучить сюда. Мой поезд, вероятно, прибудет завтра, он подбирал раненых в разных городах. - Уютно ли устроился Георгий? Эта вечная сырость ужасна, да и Бэби она вредна. Зубной врач пришел и скоро начнет меня мучить. - Мы сегодня вечером повидаемся у нее на дому с нашим Другом, чтобы проститься с Ним, так как Он собирается уехать. - Телеграмма Суслика поистине убийственна. Мой безгранично любимый, благословляю и целую тебя без конца и тоскую по тебе.
Навеки
Твоя.
Куда опять отправили Экипаж? Дмитрий в хорошем настроении, и, как всегда, забавен.

Ц. ставка. 11 июня 1916 г.
Моя родная душка-женушка!
Нежно благодарю за твое дорогое письмо, полное скучных вопросов, большей части которых я уже касался в разговоре с Шт. Он - прекрасный, честный человек, только, мне кажется, никак не может решиться делать то, что необходимо. - Самым важным и неотложным является сейчас вопрос о топливе и металлах железе и меди для снарядов, потому что, при недостатке металлов, фабрики не могут вырабатывать достаточного количества патронов и бомб. То же самое и с железными дорогами. Трепов утверждает, что они работают лучше, чем в прошлом году, и приводит доказательства этому, но тем не менее все же жалуются, что они не подвозят всего того, что могли бы! Прямо проклятие эти дела, от постоянной заботы о них я уже не соображаю, где правда. Но необходимо действовать очень энергично и предпринять очень твердые шаги для того, чтобы решить эти вопросы раз навсегда. Как только Дума будет распущена, я вызову сюда всех министров для обсуждения этих вопросов и все здесь решу! - Они продолжают приезжать сюда почти каждый день и отнимают у меня все время; я обыкновенно ложусь после 1ч. 30 м., проводя время в вечной спешке с писанием, чтением и приемами!!! Прямо отчаяние!
Сегодня стало теплее, но все же у нас шел два раза дождь. Вчера принимал двух персидских принцев. Бэби всех нас удивил тем, что за завтраком разговаривал по-французски с младшим из них!
Храни вас Господь. - Целую тебя страстно и нежно, мое сокровище, а также девочек. Передай ей мой привет.
Навеки твой
Ники.

Ц.С. 12 июня 1916 г.
Мой нежно любимый!
Горячее тебе спасибо за твое милое письмо. Как ты, верно, устал от всех этих людей, пристающих к тебе, а тут еще я с моим докучливым письмом! - Вчера вечером, перед тем как идти в лазарет, я имела радость повидать нашего Друга в маленьком домике. - Он был в прекрасном настроении, такой ласковый и благожелательный, - Он очень рад добрым вестям, - много расспрашивал о тебе. Мне было отрадно видеть Его и потом пройти к нашим раненым прямо от Него. Бедный старик полковник очень плох, но я надеюсь, что с Божьей помощью мы сможем его спасти. Я предложила ему причаститься, что он и исполнил сегодня утром, - мне это постоянно придает надежду. Лазарет совсем заполнен, у нас 23 офицера. Ольга и Татьяна работают и забавно уличают друг друга в “отлынивании”. - Мы вернулись с катанья, перед которым заходили в детский госпиталь. Виктор Эрастович загорел и выглядит прекрасно, уверяет, будто у него нет никаких болей, но лицо иногда заметно подергивается. Он ранен в грудь навылет, но и рука дает себя чувствовать. - А. на ночь уехала в Финляндию. Наша выставка в Большом Дворце, как и в прошлом году, открывается сегодня: работы всех наших здешних раненых и наши собственные изделия.
Были в церкви. - Мне предстоит принять Шт., а позже Рост. с длинным докладом, так как он едет в шестинедельный отпуск в Финляндию.
Погода стала лучше, теплее, но мало солнца.
Любимый ангел, жажду прижать тебя к сердцу и нашептывать тебе слова безграничной любви и нежности, мой ненаглядный! Покрываю твое дорогое лицо, глаза и губы жгучими поцелуями. Бог да благословит и сохранит тебя!
Навеки всецело
Твоя.
Спасибо, шалун мой, за вату!!!
Прости, что письмо вышло таким скучным.

Ц. ставка. 12 июня 1916 г.
Моя любимая!
Сердечно благодарю тебя за твое дорогое письмо. Да, действительно, очень грустно, что умер бедный Жуков. Граббе еще не знает причины, но предполагает, что грыжа помешала ему сесть на коня как раз в тот момент, когда наша кавалерия начала преследовать австрийцев. - Он, очевидно, считал унизительным оставаться позади в госпитале и застрелился, оставив записку, в которой говорит, что кончает самоубийством!
Алексеев сообщил мне, что получил письмо от одного из командующих генералов, который пишет, что солдаты нуждаются в почтовой бумаге и открытках. Будь ангелом и закажи, сколько можешь. А позднее отправь их в своих маленьких поездах командующим армиями отдельными пачками. - Прекрасная 6-я сибирская дивизия понесла много потерь, но и истребила огромное количество германских войск, прибывших из-под Вердена. - Всюду, где неприятель пользуется разрывными пулями, мы не берем пленных! Это было официально объявлено на днях, - нужно, чтобы весь мир знал об этом. Расспроси своих раненых об этом.
Наш храбрый Келлер вытеснил австрийцев из Буковины и взял в плен 60 офицеров и более 2000 солдат. - Лечицкий не может его остановить. К. только что телеграфировал Граббе, что он с сожалением отпускает 1-ю Куб. сотню - она теперь будет заменена 4-й Терской. Прошу тебя, узнай, когда их отправляют, и простись с ними!
Храни вас Господь! Обнимаю крепко и нежно целую тебя всю! Сокровище мое, милая моя женушка!
Навеки твой
Ники.

Ц.С. 13 июня 1916 г.
Мой милый ангел!
Дивный день, птицы весело распевают, наслаждаясь солнцем, но какое-то странное освещение, небо словно подернуто каким-то туманом - может быть, это от пальбы? Дорогой мой, от всей души благодарю тебя за твое милое письмо. Слава Богу, что такие хорошие вести и что Келлер так отличился. Привезли еще раненых. Нам пришлось оперировать старика полковника, - это был тяжелый случай. Слава Богу, пока сердце его работает удовлетворительно, но все же положение очень серьезное. Я чувствую усталость, так как это длилось 50 м., и я все время стояла, чтобы быстро подавать инструменты и быть готовой на всякий случай. - Гр. Воронцова долго сидела у меня, просила передать тебе почтение. Она живет здесь. Она действительно очень постарела, очень мила и дружелюбно настроена. - Сейчас зубной врач начнет меня терзать (в такую-то чудную погоду!), затем длительный доклад В.И. Шнейдер. Вечером останусь дома. - А. вернется из Териок. Гординский заезжал на два дня - он постоянно ощущает последствия крушения поезда.
Милый, прости, что я опять беспокою тебя, но не можешь ли ты спросить Алексеева, действительно ли необходимо передать великолепный лазарет имени Бэби (бывш. Сухом.) военной академии, - это прекрасный лазарет, помнишь, великолепно оборудованный, один из лучших во всем городе. Ал. говорит, что он хочет возобновить занятия, так как ощущается недостаток в офицерах Генер. Штаба. Разве такая нужда в них теперь, разве строевые офицеры не могут их заменить? Они гораздо лучше первых научились на войне разбираться в военных вопросах. А нас просят приготовить 50 кроватей для офицеров, которые будут здесь обучаться. Это страшно жаль, так как я сомневаюсь в том, чтоб мы могли найти где-нибудь столь подходящее большое здание. Будь ангелом и снова совершенно определенно спроси Ал., должны ли мы очистить помещение, не может ли он нас там оставить? Будь добр ответить мне, так как все очень волнуются по этому поводу. - Поблагодари Жилика за его письмо. Он находит, что Бэби не совсем здоров, а потому уроки проходят не столь успешно; я думаю, что этому виной эта скверная непостоянная погода.
Должна кончать и бежать дальше.
Видела Ш., все ему сказала, он записал все вопросы и все приготовит к тому моменту, когда ты за ним пришлешь. Он надеется, что Дума будет распущена 20-го.
Благословляю и целую тебя, горячо люблю и обожаю.
Навеки, муженек мой, твоя старая
Женушка.
Так как кн. уехала с поездом на фронт за ранеными, я чувствую себя ответственной за дела в лазарете, оттуда обращаются ко мне как к своему начальству.

Ц. ставка. 13 июня 1916 г.
Мое любимое Солнышко!
Сердечно благодарю за дорогое письмо. Поздравляю с днем рождения Марии, грустно, что мы не вместе.
Сегодня, наконец, ясно и тепло, так что мы опять завтракали в палатке, после десятидневного перерыва. - Известия хорошие. Граббе едет обратно ненадолго и хотел бы повидать тебя.
Нежно обнимаю тебя и шепчу тебе на ушко слова любви! Храни тебя Бог, моя душка.
Навсегда твой
Ники.

Ц.С. 14 июня 1916 г.
Мой любимый душка!
Горячо и нежно благодарю тебя за милую открытку. Такая дивная погода, истинное наслаждение! Все наши раненые лежат на балконе и наслаждаются этим великолепием. Таубе лежит на солнце под зонтиком так, чтоб устроить солнечную ванну своей бедной култышке. - Сейчас мы должны спешить в новый лазарет М. и А., оттуда в их старый лазарет, там будет благодарственный молебен. Горячо тебя поздравляю с днем рождения нашей большой Марии - она вне себя от радости от твоего дорогого письма. Наш Друг надеется на большую победу (быть может, под Ковелем), если это сбудется, то Он просит ради этого “взять на поруки” Сухомлинова. Прикажи это сделать без большого шума, секретно Хвостову или сенатору, который производит по его делу следствие - позволь ему жить дома за поручительством двух лиц. Он стар - конечно, наказание остается, но так старику будет легче нести тяжелое бремя. - Он просит тебя это сделать в случае, если мы одержим большую победу. - Папиросы пришли к концу, а потому Татьяна достала маленькую коробку, как ты ей это велел. - Я рада, что ты опять можешь завтракать на воздухе, мы тоже с удовольствием совершаем наши трапезы на балконе. Титирят. опять привезет тебе цветы. А. приехала в лазарет в своей каретке, запряженной пони, повидать всех наших раненых - дружеское внимание должно их ободрить! - После перевязок я занималась вышиваньем (все для нашей выставки-базара). Эти работы прекрасно раскупаются, а Гординский и Седов помогали мне шить. - Боюсь, что полковник умирает - такая грусть!
Сегодня 4 недели, как мы расстались. Ах, дорогой мой, я так горячо люблю тебя, мой Голубой Мальчик, и осыпаю поцелуями! Бог да благословит и защитит тебя ныне и присно!
Вся твоя.

Ц. ставка. 14 июня 1916 г.
Моя милая душка-женушка!
Сердечно благодарю тебя за твое дорогое письмо. Поздравляю тебя с семнадцатилетием нашей дорогой Марии. Как летит время! - Я спрошу Алексеева про дом академии. Я почти уверен, что придется очистить это здание, так как нужда в офицерах ген. штаба очень велика. Масса вакансий заполняется окончившими академию лишь год тому назад, и все еще их недостаточно. Подумай только - наша армия вдвое увеличилась, а среди офицеров ген. штаба были потери, поэтому недостаток в них ощущается все острее с каждым днем. - Я нахожу ошибкой отправлять столько раненых в столицы, - для них лучше, если они будут размещены для лечения в провинции.
Опять некогда писать. - Вчера я принимал Игнатьева, сегодня придется принять Наумова, а завтра Шуваева.
Храни тебя Бог, мое любимое сокровище!
Нежно и горячо целую тебя.
Навеки твой старый
Ники.

Ц.С. 15 июня 1916 г.
Мой любимый!
От всей души благодарю тебя за твое милое письмо.
Посылаю тебе бумагу от Дувана, которую А. просила тебе передать с приветом от нее, а также прошение матери будущей Аниной невестки, кн. Джорджадзе. О. и Т. уехали в город, так как у Татьяны - ее комитет, - я покатаюсь с младшими. Меня ежедневно терзает зубной врач и от этого у меня сильно болит щека. Сегодня ночью тихо почил наш бедный старик полковник, - мы его похороним на нашем братском кладбище, жена дала свое согласие на это; она и дочь с виду легче переносят это горе, чем его трогательный денщик, который неотлучно был при нем.
Какой ливень! Он освежит воздух. А. на ночь уехала в Финляндию повидать своего брата, приехавшего на 3 дня (они не виделись 8 месяцев).
Михень сейчас живет здесь!!
Спасибо, дорогой, за бумагу относительно бывшего морского офицера.
Сердцем и душой постоянно с тобой, страстно люблю и тоскую.
Как министры тебя, верно, изводят, мой ангел! Целую тебя так, как только женушка одна это умеет, правда? Благослови тебя Боже!
Без конца целует тебя твоя
Солнышко.

Ц. ставка 15 июня 1916 г.
Мое родное, бесценное Солнышко!
Нежно благодарю тебя за твое дорогое письмо. Вчера был для меня очень занятый день: рождение Марии, церковь, длинный доклад, завтрак, спешное писание писем, поездка по реке на новой быстроходной моторной лодке, в 6 час. кинематограф, а после обеда еще один длинный доклад Наумова. После этого мне надо было прочесть кучу бумаг до 11 час. 30 мин., а затем мы пили чай втроем с Ден и Влад. Ник. Сегодня я приму старика Шуваева. Как только будут распущены Госуд. Совет и Дума, я соберу здесь всех министров - приблизительно около 24-го. После этого ты, может быть, соберешься сюда, если наши военные дела этому не помешают.
Я ни разу не успел заглянуть в эту милую книгу про Голубого Мальчика!
Моя бесценная душка, я тоже тоскую по тебе и твоим нежным ласкам! Грустно мне не целовать никого, кроме дорогого Бэби, - и то только раз утром и вечером. Этого для меня недостаточно!
Погода прямо идеальная, так тепло и сухо. Хочется проводить на реке или в лесу весь день! Вчера приехал Кирилл из Полтавы, по дороге к Гв. Эк. - они стоят недалеко от Молодечно.
Храни вас Господь! Целую нежно тебя и девочек.
Навсегда, душка-женушка, твой
Ники.

Ц.С. 16 июня 1916 г.
Мой любимый!
Горячо благодарю и целую тебя за твое милое письмо. Прости, что так плохо пишу, - у меня компресс на указательном пальце. При операции нашего несчастного полковника я уколола палец, и сейчас он нарывает. Чудная погода, но я думаю, что будет гроза: я почувствовала сильную сердечную слабость в лазарете. Сегодня у меня будут наши сестры, которые завтра отправляются в Германию и Австрию. M-me Оржевской как будто среди них нет. Затем я должна отправить сестру Карцеву, сестру госпожи Гартвиг в Евпаторию в качестве попечительницы и старшей сестры, чтоб навести там порядок, а также для лучшего надзора за всем. Ольга работает здесь же на балконе - остальные 3 катаются верхом.
А. возвращается из Териок, где она ночевала у своих.
Я забыла тебе сказать, что наш Друг просит тебя сделать распоряжение о том, чтобы не повышали цен за трамвайный проезд в городе - сейчас вместо 5 коп. приходится платить 10коп. Это несправедливо по отношению к бедному народу - пусть облагают богатых, но не тех, которым приходится ежедневно, притом неоднократно, ездить в трамвае. Напиши в одной из твоих бумаг к Штюрмеру. чтоб он сказал это Оболенскому, который дал, как я предполагаю, это глупое распоряжение.
Так чудно будет после поехать и повидать тебя! Если мы поедем, то, по просьбе Гр., возьмем с собой А. Я сказала, что это неудобно, так как там постоянно бывают гости и иностранцы. Тогда Он сказал, что она может не присутствовать при трапезах и оставаться в поезде, но что было бы лучше доставить ей эту радость. Я на этот раз предполагаю взять с собой Настеньку и 4 девочек.
Ангел любимый, должна сейчас кончать. Сердце мое преисполнено глубочайшей, величайшей любовью к моему ангелу, - мысленно осыпаю тебя поцелуями. Бог да благословит и защитит тебя, мой Ники.
Навеки твоя старая
Солнышко.
Я опять беру конверт Бэби; будет забавно, когда он увидит его.

Ц. ставка. 16 июня 1916 г.
Моя душка-женушка!
Сегодня курьер немного запоздал, вероятно, из-за новых передвижений войск с севера на юг.
Посылаю тебе телеграмму, которую Алексей получил от своего полка.
Опять, слава Богу, хорошие известия от Лечицкого. Вчера его армия захватила в плен 221 офицера и 10200 солдат! Столько новых рук для работ на наших полях и фабриках!
Михень написала мне холодное письмо, в котором спрашивает, почему я не одобрил ее Положения? Я через Алексеева послал его в Верхов. Совет. Может быть, ты через Ильина передашь им, чтоб они его просмотрели и прислали мне свое мнение о нем. Она прямо несносна - если будет время, отвечу ей очень резко. После завтрака, вернувшись к себе в комнату, я нашел твое дорогое письмо. Бенкендорф тоже приехал, так как старик Фред. намерен уехать по делам.
Пожалуйста,поблагодари А. за бумаги Дувана.
Как я тоскую по твоим сладким поцелуям! Да, любимая моя, ты умеешьихдавать! О, какое распутство! ... трепещет при воспоминании.
Сегодня очень жарко, а сейчас из одинокой тучки упало несколько капель дождя. Я надеюсь выкупаться в реке, пока Алексей будет бегать по берегу босиком. Описывал ли он тебе, как крестьянские мальчики играли при нас в разные игры?
Пора теперь кончать, моя бесценная душка.
Храни вас всех Господь!
Крепко целую. Твой навеки
Ники.

Ц.С. 17 июня 1916 г.
Мой любимый!
Все еще плохо пишу, палец мешает. От всей души поздравляю тебя с новой победой - свыше 10000 пленных! Сегодня утром я получила телеграмму от Келлера из Кимполунга. “Данную задачу исполнил, очистил южную Буковину от противника. Сегодня ранен в другую ногу пулей, кость не перебита, но расщеплена. С Божьей помощью надеюсь скоро вернуться в строй для дальнейшей службы вашему в.” - Анин брат много рассказывал ей о нем; солдаты его боготворят, - когда он навещает раненых, то всякий старается приподняться, чтобы лучше его видеть. Когда он выезжает на коне, то за ним следует огромный стяг Нерукотвор. Спаса и 40 казаков, у каждого из них 4 георгиевских креста, иначе он не выезжает, - говорят, что это имеет импозантный и волнующий вид. Как я рада за него! Он постоянно жаждал иметь высокое счастье доказать тебе свою горячую любовь, преданность и благодарность. Он так мило сказал Сержу Тан., что он (Келлер) и Аня одинаково нам служат, каждый на своем месте, и вот почему он ее так любит. Поэтому я сказала А., чтоб она попросила нашего Друга за него помолиться, я сказала ей вчера вечером, чтоб она передала Ему это сегодня (Он уезжает в Тобольск, а оттуда к себе на родину), а сегодня утром я получила телеграмму, что он ранен, - но, слава Богу, кажется, несерьезно.
Чудная погода. Вечер провела с А., послала за зубным врачом вечером (в третий раз за один день), чтобы вынуть пломбу, больно, - видишь ли, воспал. надкостницы очень затрудняет лечение.
Сейчас я должна встать, а потому закончу письмо после завтрака. В 4 часа предстоит сеанс французского кинематографа в манеже, - какой-то граф устраивает этот сеанс - прибытие наших войск во Францию, Верден, патронный завод и юмористические картины.
Ангел мой любимый, моя душа постоянно полна горячей любовью к тебе.
Да, Он просит тебя не разрешать сейчас округа (метрополичие), которые Волж. и Владим. хотели бы сейчас ввести: это сейчас несвоевременно, и Гр. говорит, что это могло бы иметь роковые последствия. Она сегодня утром едет проводить Его. Прости, что докучаю тебе приложенной сюда бумагой, но Он хотел, чтоб ты знал об этом.
Горячо обнимаю тебя и нашептываю тебе слова безграничной нежности и любви.
Сердечное спасибо, сокровище мое, за твое дорогое письмо; ни от Бэби, ни от Жилика писем не было; спасибо за телеграмму Алексею, покажу ее Рите, а затем отдам Дер. на хранение.
Хоть бы Михень провалилась куда-нибудь!
Очень неудобно писать из-за этого забинтованного пальца. Я сама вскрыла его ланцетом. Ах, мой большой малютка, целую тебя без конца! На балконе так пусто без тебя и Крошки. Бог да благословит и защитит тебя, мой Солнечный Свет, радость жизни моей!
Навсегда твоя
Женушка.

Ц. ставка. 17 июня 1916 г.
Моя любимая!
Сердечно благодарю тебя за дорогое письмо. Как досадно, что у тебя нарыв на твоем бедном пальце, и тебе приходится носить повязку!
Будь осторожна и лечи его хорошенько.
Вот опять бедный Келлер ранен - я узнал об этом сегодня утром, прежде чем получил твою телеграмму. Я очень надеюсь что это не затянется надолго. Храбрый человек, он уже в третий раз за время войны поплатился своим здоровьем!
В будущий вторник начнется наше второе наступление там, и выше, почти на всем протяжении фронта. Если б только у нас было достаточно снарядов для тяжелой артиллерии, я был бы совсем спокоен. А теперь нам приходится приостанавливать наступление через неделю - две, чтобы пополнить наши запасы, а это делается слишком медленно вследствие недостатка топлива!
Таким образом наши военные операции затрудняются только тем, что армия не получает достаточного количества тяжелых снарядов.
С отчаяния можно прямо на стену полезть!
Вчера я в первый раз выкупался в реке за городом - вода была свежая и довольно чистая, течение очень быстрое.
Нежная моя голубка, люблю тебя и тоскую по твоим ласкам!
Храни вас Господь! Целую вас нежно. Навеки твой
Ники.

Ц.С. 18 июня 1916 г.
Мой родной, любимый!
Нежно благодарю тебя за драгоценное письмо, сокровище мое. Очень душно, вдали слышатся раскаты грома. Палец немного лучше, - я продолжаю работать, но у меня безобразный почерк. Снова получены добрые вести, говорят, что заняли какой-то важный узловой пункт. Я тебе телеграфировала о Шаховском, потому что Гр. просит принять его, они многое вместе обсудили, и он может сделать некоторые предложения относительно доставки тех нужных вещей, о которых ты писал. Он просит тебя быть тверже со всеми министрами, когда они будут у тебя. Шт. честен и очень хорош, Трепов, по-видимому, враждебно к нему относится. Петровский безумно счастлив, что ты его вызвал - я сегодня видела его. Выпиши к себе как-нибудь также и Сашку.
Зубной врач мучает меня ежедневно; лечение очень медленно подвигается из-за воспаления надкост. Вчера вечером прокатились в Павловск с А., - каких там можно увидеть уродливых дам - прямо невероятно - какие платья!! Михень просила разрешения приехать к чаю; я ответила, что не могу принять ее (должен быть Кострицкий, а позднее пойду в церковь). Гр. говорит, что Келлер скоро поправится. Чувствую, ангел мой, что письмо мое вышло страшно скучное, такая досада!
Как хорошо, что ты купаешься, это освежает. Я совершенно без сил. Валя ждет меня и еще один офицер. Кинематографический сеанс был интересен, но длился слишком долго. Сказала Витте (Верх. Сов.), чтоб он приказал Ильину просмотреть бумаги Михень.
Любимый мой, я жажду тебя и твоих ласк. Будь здоров и бодр! Целую тебя с безграничной, страстной любовью. Да хранят тебя святые ангелы и да благословит тебя Бог!
Навеки
Твоя.

Ц. ставка. 18 июня 1916 г.
Моя родная душка!
Целую тебя и нежно благодарю за дорогое письмо. Опять некогда писать, так как старик Иванов после завтрака разговорился, как заведенная машина. Я посылаю его в Финляндию на ревизию. Он выезжает сегодня вместе с Фредериксом, которому я поручил, с твоего разрешения, поцеловать тебя в лоб. Он, по-видимому, очень доволен возложенным на него поручением, но не знает, как его выполнить. Погода поправилась, стало свежее, слава Богу, и я надеюсь выкупаться.
Все здесь, конечно, сожалеют, что Келлер был ранен как раз в то время, когда его кавалерийский корпус так полезен. Я надеюсь, что он быстро поправится.
Как поживает твой бедный палец?
Я ужасно скучаю по тебе, дорогая моя женушка. Мы никогда еще не были так долго в разлуке! Будем надеяться, что такая разлука не бесполезна и где-то нам зачтется!
Теперь пора кончать.
Храни тебя и дорогих девочек Господь! Целую тебя нежно и страстно.
Навеки твой верный
Ники.

Ц.С. 19 июня 1916 г.
Мой любимый!
Сердечное спасибо тебе за милое письмо, которое я получила, когда вернулась из церкви. Буду думать о тебе, когда Фр. передаст мне твой поцелуй, это сделает его более приемлемым. Ах, сокровище мое, как наша разлука длительна этот раз! Вы оба так далеко от нас! Но мы это делаем ради нашей страны, и когда дела принимают лучший оборот, это легче переносится. Во вторник я буду горячо молиться о наших возлюбленных войсках - да поможет им Бог Всемогущий, да ниспошлет Он им силу, отвагу и искусство для достижения успеха!
Мы сидим на балконе и работаем. Аня и Анастасия наклеивают фотографии. Раскаты грома слышатся один за другим, но воздух не душен.
Были в церкви. Я протелеграфировала Конозаровскому относительно грузовиков, которые нужны Мекку. Видишь ли, мои маленькие поезда-склады подбирают раненых у самого фронта и отвозят их в Новосельцы и т.д., где их дожидаются настоящие санитарные поезда, - у нас не хватает автомобилей, и мы хотим устроить бараки, где предварительно будут перевязывать раненых перед их дальнейшей отправкой. Брусилов дал свое согласие, так как он нуждается в нашей помощи. В 1 сутки мы можем 2 раза привезти раненых, - неправда ли, это очень хорошо? Бринкен телеграфировал, что моя санитарная колонна (моего Ломановского поезда) прибыла благополучно, - она чрезвычайно была нужна ему - первый год мы помогали гвардейцам, а теперь и Щербачеву просят нас помочь. Так отрадно знать, что, благодаря Мекку, я могу оказывать такую помощь нашим войскам!
Какой ливень! - А. на ночь уезжает в Финляндию.
Теперь, мой муженек любимый, прощай и да благословит тебя Бог! Осыпаю тебя жгучими поцелуями и люблю тебя больше, чем могу выразить это словами.
Навеки твоя
Солнышко.

Ц. ставка. 19 июня 1916 г.
Моя душка-Солнышко!
Сердечно благодарю тебя за дорогое письмо. Я знаю, как трудно писать в такую жару. С сегодняшнего утра воздух, после сильного ливня, заметно посвежел, что очень приятно. Погода стоит серая и неприветливая, поэтому мы с Алексеем в 4 часа пойдем в кинематограф, который устраивается для солдат по воскресеньям днем. Конечно, он в восторге!
Шах. просил меня принять его, и я приму его в четверг. Я телеграфировал старой Саше К. и получил очень милый ответ.
Войска чудно сражаются, и многие батальоны и даже отдельные части проявляют столько героизма во время битвы, что трудно запомнить все случаи. - Наши одесские стрелки дерутся, как львы, но увы! только четвертая часть их уцелела! Твои крымцы готовятся преследовать австрийцев глубоко в их тылу. Твои сибирцы отведены в тыл на отдых, вполне ими заслуженный, а также для пополнения. - Через два дня, с Божьей помощью, наше наступление возобновится, при участии крупных свежих сил.
Теперь, дорогая, должен кончать. Храни вас Господь! Целую тебя и прижимаю к моему тоскующему сердцу. Навеки, моя бесценная, твой
Ники.

Ц.С. 20 июня 1916 г.
Мой ангел дорогой!
Горячее спасибо за твое драгоценное письмо. Снова гроза и дождь, воздух с утра был удушлив. Фредерикс завтракал и запечатлел “поцелуй” от тебя на моей косынке. Он просит передать тебе его поклон. Я нашла его посвежевшим и поправившимся; он будет жить здесь и ежедневно ездить в город для докладов. Рита только что слышала, что ее брат был ранен и что его уже оперировали в Воронеже. и с отцом уезжает сегодня же вечером. Они очень встревожены, так как им неизвестно, какого рода была операция; я телеграфировала губернатору.
Принимала Шт. Он просит разрешения приехать несколько позднее, так как Дума закрывается сегодня. Гос. Сов. кончает 22; кроме того, ему нужно еще повидать кое-кого, - все же он хотел бы видеть тебя, прежде чем ты примешь остальных министров, так как он предварительно должен обсудить с тобой некоторые вопросы и кое-что сообщить. Он говорит, что теперь он проявит энергию, что пока он не вполне освоился с делом, это ему было трудно, и что Дума только затормозила все его начинания. Он получил ответы на все те вопросы, которые я ему поставила и о которых тебе говорила. Я забыла в этот раз напомнить ему об одном, а именно о том, что говорил Николай и что, действительно, чрезвычайно важно, именно - теперь же выбрать людей, которые бы наметили и разработали вопросы для конгресса, который будет по окончании войны. Они должны уже теперь тщательно подготовить и обдумать все, - обсуди это, пожалуйста, это безотлагательно. - Я рада, что мои бедные сибиряки сейчас могут отдохнуть. Полк сейчас прислал за Коробчуком, чтоб он вернулся, вероятно, это результат их тяжелых потерь, а потому он придет с нами прощаться. Мне предстоит удовольствие пить чай с Михень! Да еще два раза зубной врач - такая тоска! - Поздравляю тебя с завтрашним праздником твоих желтых кирасир.
Любимый, сейчас должна кончать. Да благословит и хранит тебя Господь! Осыпаю тебя жгучими поцелуями.
Навеки вся
Твоя.
Пожалуйста, поговори с Вл. Ник. - так как он упорно настаивает на грязевом лечении для Бэби, то нельзя ли было бы устроить грязевые припарки в ставке? Было бы жестоко теперь отнимать его у тебя.

Ц. ставка.20 июня 1916 г.
Моя ненаглядная!
Сердечно благодарю тебя за дорогое письмо. Я рад, что палец твой тебя больше не беспокоит.
Вчера погода внезапно изменилась, стало очень ветрено, холодно, и полил сильный дождь. Сегодня опять прояснилось - эти постоянные колебания удивительны. Мы были на очень забавном представлении (кинематограф) для солдат и много смеялись.
Посылаю Георгия в Архангельск, чтоб он посмотрел, как там идет работа, а также, чтоб пожелал счастливого пути нашей бригаде, которая отправляется окружным путем в Салоники. Они едут на днях. Завтра я надеюсь увидать нашу 1-ю Куб. сотню, отправляющуюся в Царское, - вот будет радость! - Когда они вернутся домой, то 4-я Терская пойдет на фронт. Вчера вечером наши войска начали наступление в направлении к Барановичам, и мы взяли первую линию окопов.
Англичане и французы тоже начали, и с некоторым успехом.
Теперь, сокровище мое, пора кончать. Храни вас Господь! Поблагодари девочек и Аню за их письма. Скажи ей, что скоро напишу. - Нежно целую тебя, моя любимая женушка.
Твой навеки старый
Ники.

Ц.С. 21 июня 1916 г.
Мой родной, милый!
Мы только что принимали Лавриновского, приехавшего принести поздравления от имени твоих кирасир. Он чем-то очень напоминает мне своего несчастного покойного брата, только у него светлые волосы.
Все мои мысли далеко - там, на войне, - помоги им, Господи!
Вчерашние вести из-под Барановичей были хороши. Если случится что-нибудь чрезвычайное, пожалуйста, сообщи мне по прямому проводу, который доставляет вести в 5 м. - Двое моих Алекс. офицеров ранены при Новосельцах, очевидно, их теперь перебросили туда. Участвует ли гвардия в этих боях? Прости, что задаю подобные вопросы, но я интересуюсь этим из-за моих стрелков и из-за Экипажа.
Странное небо, похоже, что вновь соберется гроза. - У Ани вчера был легкий сердечный припадок, очень ее напугавший; она, конечно, решила, что скоро умрет. Я провела вечер у ее постели. Она будет лежать в саду, и мы будем пить чай с ней, Викт. Эраст. и Юзиком. Вообрази, бедная маленькая леди Сибилла ранена в лицо - это ужасно. Михень была чрезвычайно любезна и не обмолвилась ни одним словечком. Не забудь протелеграфировать Тории в четверг, ко дню ее рождения. Бэби так мило пишет: “У меня нет больше денег. Прошу прислать жалованье. Умоляю - это я”. Его записки иногда очень забавны, - милое дитя! Жилик находит, что он прекрасно развивается, что жизнь среди людного общества ему на пользу, - я тоже в этом уверена, но все же очень грущу без вас обоих. Думаю, что нам лучше приехать попозже, так как ты еще не так скоро примешь своих министров? Кн. Гедройц еще не вернулась.
Шлет тебе свое благословение и нежнейшие поцелуи, мой желанный ангел, твоя старая
Женушка.
Это хорошо, что ты опять посылаешь Георгия с поручениями.

Ц. ставка.
21 июня 1916 г.
Моя любимая!
Очень тебе благодарен за дорогое письмо и за поздравление с полковым праздником моих кирасир. Я очень доволен, что со мной Петровский, он сразу освоился с нашей здешней жизнью, он такой славный и веселый мальчик. Мне также нравится Митя Ден - он так спокоен и благоразумен и настоящий джентльмен.
Я поговорю с Вл. Ник. о грязевых компрессах для Бэби - мне кажется, что нетрудно это здесь устроить.
Интересно, о чем говорила с тобой Михень - о своих делах и о бумаге, посланной мне, или о чем-нибудь другом?
Ген. Вильямс передавал мне о глупом разговоре Бориса с одним английским офицером в клубе стрелков в Царском. Б., кажется, заявил, что он убежден в неизбежности войны с Англией по окончании этой войны и что Багдад не был взят нами потому, что они этого не допустили. Все это ложь. Б. уверял, что слышал это в ставке, но не хотел сказать, от кого! Бьюкенен и сэр Грей узнали об этой болтовне, - все это весьма неприятно!
Известия, в общем, хорошие.
Да благословит Бог тебя и дорогих девочек, моя дорогая маленькая детка прежних лет!
Нежно и крепко тебя целую и остаюсь навеки твой
Ники.

Ц.С. 22 июня 1916 г.
Мой любимый!
Шлю тебе нежное спасибо за твое дорогое письмо. Я рада, что с тобой Петровский. Это милый, веселый юноша, который, вероятно, тебя развлекает во время прогулок. - Пусть Эристов и остальные меняются с ним. - Я нахожу, что тебе следовало бы послать за Борисом и задать ему головомойку - как он смеет говорить такие вещи? Он может думать что ему угодно, но иметь дерзость говорить это англичанину в присутствии других, это уж превышает всякие границы. Ты должен сделать ему выговор, он не смеет так себя вести, нахал.
Только что принимала Оренбургского муфти. Он насказал много милых вещей, молитв и пожеланий тебе. - Сегодня очень душно, уже прошел небольшой дождь.
Мои маленькие поезда и транспорты усердно работают в Виннице, только им приходится делать большие концы, они в 6 дней подвезли 839 раненых - за 90 верст, по ужасным дорогам, а потому лошади в плохом виде, на них отразилась перегрузка двуколок - 4 заболело, одна околела, вот почему я просила достать легкие грузовики, и Конозар. обещал. - Сегодня у меня будет Шуваев, чтоб поговорить об академии. Я хочу, чтоб он постарался найти нам подходящий большой дом для нашего лазарета. - Снимки, сделанные Деревенко с Бэби, очень милы; пожалуйста, попроси его прислать мне еще по 12 снимков, где он снят с ружьем, бегающим, за уроком в палатке, а также тебя в лодке, так как я буду клеить альбомы для нашей выставки, а у меня больше все старые снимки. Пусть он мне пришлет также другие хорошие снимки - твои и Алексея - из прежних.
Передам твое письмо, она будет в диком восторге. Сейчас собираюсь покататься с ней и с Ольгой, Татьяна катается верхом, а остальные - в своем лазарете. Леди Сибилла, как говорят, поправляется. Ужасно неудобно писать с таким опухшим и несгибающимся пальцем.
С нетерпением жду вестей. - Прощай, мой Солнечный Свет, моя радость, моя жизнь. Бог да благословит и защитит тебя!
Тысячу нежных поцелуев шлет тебе твоя старая
Солнышко.

Ц. ставка. 22 июня 1916 г.
Мой дорогой ангел!
Крепко благодарю тебя за дорогое письмо.
Не могу понять, каким образом могли быть ранены двое твоих Алексан. под Новоселицами, когда я знаю, что они стоят вдоль Двины, немного севернее Двинска! Они были, быть может, временно прикомандированы к другому полку - эти два офицера!
У Барановичей атака развивается медленно - по той старой причине, что многие из наших командующих генералов - глупые идиоты, которые даже после двух лет войны не могут научиться первой и наипростейшей азбуке военного искусства. Не могу тебе выразить, как я на них сердит, но я добьюсь своего и узнаю правду!
О гвардии я не могу ничего сказать, потому что до сих пор еще не совсем выяснено, куда их отправят. Склонен думать, что куда-нибудь на юго-запад, но это только мое предположение. Я извещу тебя в свое время.
Вчера я принимал Григоровича. Сегодня приму ген. Баранова по делу Курлова в балтийских провинциях.
Министры приезжают сюда во вторник, после чего буду более свободен. Да благословит Бог тебя и девочек! Нежно тебя целую, моя любовь, мое дорогое Солнышко.
Навсегда твой
Ники.

Ц.С. 23 июня 1916 г.
Мой милый!
Сердечное спасибо тебе за твое дорогое письмо. Понимаю, что наши генералы приводят тебя в ярость, когда делают глупости и ошибки. - Мекк ошибся - ранены 2 крымца, а не Алекс. Настенька завтракала у нас, так как сегодня день ее рожденья, затем у меня будет Белосельский, потом на час придет зубной врач; быть может, А. приведет ко мне своего брата и сестру; в 5 будет Штюрмер, после него опять зубной врач на 1,5 часа. Носится слух, будто Сергей М. будет поставлен во главе продовольственного дела всей страны - такая чепуха! У Шт. прекрасная идея поручить это дело его министерству, как это было сотни лет, и только хитрец Кривош. взял это на себя. Министерству внутренних дел гораздо легче с эти справиться, так как там имеется весь необходимый штат; он пользуется влиянием и может поставить подходящего, энергичного человека во главе специальной комиссии. Теперь, мне говорили, этим заведует Наумов, что очень прискорбно, ибо он недостаточно энергичен и придает слишком большое значение мнению Думы и Земского Союза. Шт. намечает кн. Оболенского (Харьковского губернатора), который мог бы председательствовать в комиссии и разъезжать, знать все и живо входить во все детали. Я не знаю, зачем он хочет видеть меня сегодня, - он очень просил, чтоб ты за ним прислал раньше, чем за остальными министрами, для того, чтоб иметь возможность спокойно обсудить вопросы, которые ты мне разрешил ему передать.
Опять стало очень тепло. Должна сейчас кончать, мой милый. Бог да благословит и сохранит тебя!
Навеки всецело
Твоя.
Осыпаю поцелуями твои письма и стараюсь представить себе, что слышу твой голос. Безумно тоскую по тебе.

Ц. ставка. 23 июня 1916 г.
Мое дорогое Солнышко!
Горячо благодарю тебя за милое письмо.
Я думал, что твой бедный пальчик теперь поправился, но ты говоришь, что он тебя все еще беспокоит!
Вчера вечером, между 6 и 7, я отправился с Бэби на станцию и смотрел наших дорогих казаков 1-й Кубан. сотни. Почти каждый рядовой получил награду.
Разумеется, они отличились. И Келлер и командир 2-й КизляроГребенской, к которой они были прикомандированы, очень их хвалили. От многих из них слышал много интересных вещей. Я пригласил к обеду Рашпиль и Скворцова, среди других гостей они казались совершенно черными. Они, вероятно, прибудут в Ц. Село 25-го; было бы страшно мило, если б ты их приняла до и после молебна в Федоровском соборе.
От Брусилова хорошие известия - я надеюсь, что через день или два наши войска, получив подкрепления, смогут атаковать неприятеля и оттеснить его дальше. Наши потери с самого начала - с 22 мая - потрясающи - 285000 человек! Но зато и успех огромный!
Я говорил с В.Н. о грязевых компрессах. Он сказал, что все можно будет легко устроить.
Да благословит тебя Бог, моя единственно любимая!
Нежно целую и обнимаю тебя и девочек.
Навеки твой
Ники.

Ц.С. 23 июня 1916 г.
Ангел мой любимый!
Уже 12 час., я только что легла, но хочу написать тебе, пока еще хорошо помню свою беседу с Штюрмером. Бедняга очень расстроен слухами, переданными ему лицами, побывавшими в Могилеве, а так как и Родзянко тоже накинулся на него, то он впал в совершенное недоумение. Будто бы предполагается военная диктатура с Сергеем М. во главе, смена министров и т.д. Дурак Родз. прилетел к нему, чтобы узнать его мнение об этом и т.д. и т.д. Он ответил, что ему ничего подобного не известно, а потому он не может выразить никакого суждения по этому вопросу. Я успокоила его, сказав, что ты ничего мне не писал об этом, что я убеждена, что ты никогда бы не дал подобного назначения какому бы то ни было Великому князю, менее всего С.М., у которого достаточно хлопот с приведением собственных дел в порядок. Мы говорили о том, что возможно, что генералы находят целесообразным поставить во главе подобной комиссии (продов.) военного, чтоб объединить в одних руках все касающееся армии и чтоб иметь возможность предавать виновных военному суду, хотя, конечно, эти министры были бы поставлены в ложное положение. Затем мы говорили о Наумове; он снова жаловался ему на утомление, на нездоровье и выражал желание выйти в отставку. (Держась совсем иных взглядов, он не разделяет политики правительства. Хоть он честный и очаровательный человек, все же он упрям и приверженец идей Думы, земства и т.д., и более надеется на их деятельность, нежели на правительство - это не особенно хорошо в министре и весьма затрудняет работу с ним.) Он хотел, чтобы Шт. доложил тебе о его желании выйти в отставку, но Штюрмер запротестовал и сказал, что он сам должен о том просить, хотя он лично находит, что Наумов не имеет права просить отставки во время войны, - но самому Шт. было бы легче без него.
Вчера состоялось последнее заседание Государственного Совета, председательствовал Голубев. Почти все правые отсутствовали; они вышли незадолго перед тем, так как им стало невмоготу. Коковцов был во главе другой партии; в общем, это отвратительное существо. Эта партия намеревалась pour la bonne bouche при тянуть к ответственности Трепова, Шаховского и Наумова за то, что дела ведутся не так, как следовало бы, а также настоять на том, чтоб они дали ответы на все предложенные им вопросы. Тр. и Шах. сказали, что у них все документы в порядке, но они согласны с Шт., что могут быть затронуты такие вопросы, на которые они еще пока не могут дать ответа. Наумов с восторгом заявил, что он с радостью готов ответить на все, - что не найдется ни одного вопроса, на который у него не нашлось бы объяснения. Это вышло очень неудобно, но Шт. настоял на том, чтобы Голуб. не позволил вовсе касаться этих вопросов, так что, когда все вновь собрались, все закончилось вполне прилично.
Еще одно дело. С.М. дважды просил Шт. о милитаризации всех фабрик, но Шт. сказал, что пока заседает Дума, это невозможно, а сейчас он нашел лучший выход из данного положения. Одна фабрика (конечно, я позабыла, в каком это городе) может служить тому примером: там была забастовка, сразу был дан приказ о призыве всех рабочих и вместо того, чтобы отправлять их на фронт, их принудили работать на фабрике по-прежнему, только теперь в качестве солдат, - в случае провинности они отныне подлежат военному суду. Это можно было бы несколько смягчить и сделать с меньшим шумом, милитаризовать не все фабрики сразу. Это отличный пример, все станут трепетать, как бы и до них не дошла очередь. Он сейчас стал гораздо решительнее и чувствует, что тяжесть спала с его плеч теперь, когда Дума распущена. Интересно, что по этому поводу говорит этот гнусный Родз. Очень вероятно, что его вновь больше не изберут, потому что его партия возмущена сделанной им бестактностью, тем, что он просил тебя о роспуске Думы, на том основании, что они устали, а Шт. ответил отказом и сказал, что они сами по взаимному соглашению должны разъехаться. Прости, что докучаю тебе всеми этими вопросами, но я хотела заранее предупредить тебя относительно Наумова и относительно того, что заботит доброго старика.
Сегодня вечером я у Ани видела милую Лили Ден; она только что вернулась наши корабли вышли в море, сохрани их Боже! Она провела две недели в Японии, так как муж ее получил туда назначение. В Киото она жила в доме и даже в той самой квартире, которую занимал ты. Она увлечена Японией; ей удалось очень многое видеть. Она вызывала большое любопытство на улицах; маленькие японки увлекались ею и висли со всех сторон на этой великанше. Она привезла мне слона из слоновой кости, по такому же каждой девочке, а также Бэби, я ему их пересылаю. Слоны приносят счастье, особенно если их семь, в общей сложности их у нас семь, так как у Бэби два.
Сережа Танеев много рассказывал о войне, а также о Келлере. Сегодня у меня был безумно занятой день, и пришлось прочесть массу докладов. Получила телеграмму от командира моего 21-го сибирского полка относительно потерь 13го - такой ужас, последний из старых офицеров убит и масса тяжело раненных! Кн. Гедройц видела их теперь. Затем я, наконец, получила географическую карту и донесение от моих крымцев, составленное 3 недели тому назад. В сегодняшней вечерней газете в сообщении из твоей ставки упоминается мой дорогой полк. Я очень этим горжусь, - мои 2 раненых в отчаянии, что они не там сейчас, когда идет такой горячий бой. Уже час, я должна погасить свет, постараться уснуть и дать отдых своей усталой старой голове. Много бы дала за то, чтобы дорогой и горячо любимый мною человек лежал близ меня, хотелось бы почувствовать ласки своего Солнечного Света.
24 июня.
Сашка В. будет у нас к завтраку, чтоб проститься, так как он возвращается на фронт. Его жена, кажется, в ожидании. Потом у меня будут Нумов, кн. Голицын и Шведов. Только что просмотрела бумаги Танеева и должна встать, чтоб одеться для лазарета.
Сашка завтракал с нами; он уезжает в воскресенье. Нежно благодарю тебя, мой дорогой, за твое милое письмо. Конечно, с радостью приму наших дорогих казаков, как раз думала о том, как бы это устроить (несколько смущаюсь показываться без моего муженька и без Бэби).
Я рада, что Куст. Комитет теперь понял, что ему надлежит делать. Наумов только что долго со мной беседовал. Витте ему сильно помогает - этот человек прямо клад и моя правая рука во всем. В.П. Шнейдер дала полезный совет: они хотят объединить его с Верх. Советом. Прости, что заканчиваю карандашом, в пере больше нет чернил, и я должна скорее кончать (пишу, сидя на балконе). Мы заинтересуем губернаторов и организуем эти кустарные комитеты по всей стране (и для раненых), чтобы развить искусство и вкус, подобно тому, как это делается в моей школе народного искусства. О, мой милый, как много можно сделать, и мы, женщины, можем оказать большую помощь. Наконец, все проснулись и готовы помогать и работать. Таким образом нам удастся ближе узнать страну, крестьян, губернии и быть в действительном единении со всеми. Помоги мне, Господи, быть полезной в этом деле тебе, любимый мой! И они рады работать со мной, ты помог и все наладил тем, что дал мне Верх. Сов. и Млад. и Материнство. Все это вместе обслуживает “народ”, в котором наша сила и который душой предан России.
Теперь должна кончать. Осыпаю тебя бесчисленными горячими поцелуями и благословляю. Храни тебя Господь!
Навеки, Ники мой, твоя старая
Женушка.

Ц. ставка. 24 июня 1916 г.
Мое любимое Солнышко!
Нежно благодарю тебя за твое дорогое письмо.
Шт. написал мне об этих вопросах, и вчера я принял Шах. и долго с ним беседовал. Во время нашего разговора разразилась гроза; стало совершенно темно, и недалеко от города ударила молния. Все электрические провода вдруг засветились, как будто огнем, - было довольно жутко! После обеда гроза окончилась, и ночь была спокойная, лил только страшный дождь. Сегодня погода серая и неопределенная, - к счастью, стало немного свежее.
Появился Ольгин Мартынов, вид у него хороший, он надеется продолжать действительную службу - настоящий молодец!
Что за чепуху болтают о Сергее? Он сейчас как раз на своем месте! Как можно поставить во главе продовольственного дела Великого князя?
Известия хороши; трудный участок фронта около Галузии, Новоселок, Колок в данное время занимается нашими войсками, которые вытесняют оттуда неприятеля, преследуя его через болотистую и лесистую местность. Благодаря этому наш фронт станет значительно короче, тогда как он до сих пор был сильно изогнут. Войска Щербачева имели значительный успех на фланге, примыкающем к Лечицкому. Теперь я могу сказать, что общая картина стала значительно лучше, чем 12 дней назад.
Считаю жадно дни до нашего свидания - может быть, в начале июля; только б ты не страдала от жары, живя в поезде!
Да благословит тебя Бог, моя любимая!
Нежно тебя и девочек целую и остаюсь навеки твоим
Ники.

Ц.С. 25 июня 1916 г.
Мой любимый!
Горячо благодарю тебя за драгоценное письмо. Какая ужасная, по-видимому, была у вас гроза! Жилик тоже писал о ней. Как я рада, что Мартынов в состоянии продолжать военную службу! Прилагаю к этому письму телеграмму графа Келлера, полученную мною вчера. Слава Богу, что вести хорошие и что ты доволен. Все те, кто здесь лежит, жаждут вернуться обратно. В “Новом времени” от 24 июня есть статья “Броневики”, описывающая героя, лежащего в нашем лазарете - только ему не нравится, как она написана: он нашел, что слишком много сказано о нем и мало об его офицерах и солдатах, поведение которых было выше похвал - СыроБоярский. Он получил все знаки отличия, какие только можно дать, и ему хотели дать второй крест за то, что он вступил первым в Луцк и продолжал стрелять, уж лежа под мостом, на трупах товарищей, и т.д. Но они говорят, что этого нельзя по закону, так как он слишком молод (не понимаю, какие ограничения могут быть для героев). Была на молебне, затем смотрела великолепную сотню - поздоровалась, поздравила их с благополучным возвращением, подала всем руку и поговорила с теми, у которых 3 креста. Страшная жара. Только что прослушала длинный доклад Витте, у меня голова идет кругом. Фред. завтракал. Прилагаю бумагу относительно празднества, устраиваемого Мишиным комитетом. Почему так ужасно официально и перед кем это наши войска будут дефилировать, перед германскими трофеями или перед Михень? Пожалуйста, сообщи, желаешь ли ты, чтоб я присутствовала или нет, - быть может, мне следует быть там, иначе Михень достанется слишком большая роль, у нее одной ведь имеется медаль. Сообщи мне, как ты хочешь, и телеграфируй мне поскорее, потому что они ждут ответа, а я не знаю, что сказать, не имея никакого представления о том, как ты смотришь на все это дело. Говорят, что все георг. кав. будут приглашены. А потом, несколько времени спустя, я полечу в любящие объятия моего милого ангела.
Шлю тебе мое благословение и поцелуи без счета, мой дорогой Ники, всецело
Твоя.

Ц.С. 25 июня 1916 г.
Мое возлюбленное Солнышко!
Очень тебе благодарен за длинное и интересное письмо. Будучи уже знаком с теми вопросами, которые ты затрагиваешь в своем письме, я восторгаюсь ясностью и легкостью, с которой ты их передаешь на бумаге и выражаешь свое мнение, которое я считаю правильным. В понедельник я приму старого Шт. и успокою его на этот счет, пришпорив его в то же время в других делах.
Родзянко болтал, разумеется, всякую чепуху, но, по сравнению с прошлым годом, тон его изменился и стал менее самоуверенным!
Из всех сказанных им глупостей самой большой было предложение заменить Шт. Григоровичем (на время войны), а также сменить Трепова и Шахов. На должность первого он предложил инженера Воскресенского (я его не знаю), а на должность второго - своего товарища Протопопова. Наш Друг упоминал, кажется, как-то о нем. Я улыбнулся и поблагодарил его за совет.
Остальные вопросы касались Думы и работающего по снабжению армии комитета, членом которого он состоит. У него был весьма грустный и покорный вид, - у Алексеева получилось такое же впечатление.
Только что приехал Петя, он хочет со мной поговорить; пока он только заметил, что отец его все уже знает от него лично.
Этот цветок из нашего сада, маленький залог любви и тоски по тебе твоего муженька. Да благословит Господь тебя, моя бесценная душка, и девочек!
Нежно всех целую.
Навеки твой
Ники.

Ц.С. 25 июня 1916 г.
Мой родной, милый!
Хочу сегодня же вечером начать письмо к тебе. Мне все еще неудобно держать перо: кожа на пальце все лупится от спиртовых компрессов и на ней пузыри, а потому палец с трудом сгибается. Милый, я позабыла тебе сказать, что вчера я принимала митрополита, мы сним обсуждали вопрос о Гермогене, который уже несколько дней в городе, принимает репортеров и т.д. Он не имеет никакого права быть здесь, ты ведь ему не дал на это разрешения; он получил его от Волжина и митрополита Влад., в подворье которого он проживает в Киеве. Многие газеты пишут о нем; “Нов. вр.” сообщает, что опальный епископ, вероятно, скоро получит назначение в Астрахань, и там же говорится, что Синод разрешил ему приехать сюда. Шт. тоже случайно слышал об этом и был чрезвычайно недоволен, а потому я попросила митрополита заехать от меня к Шт., чтобы он от своего имени попросил последнего сказать Волж., чтоб он не беспокоил тебя на этот счет, и что он лично находит это пребывание здесь Гермог. совершенно недопустимым, а также несвоевременным, так как нельзя забывать, за что ты велел его выслать, и что опять пойдут истории. Сейчас особенно следует избегать подобных историй, - они выбрали такое время, когда Гр. отсутствует. Странно, что он живет здесь уже несколько дней, и это держалось в тайне даже от Шт., которому полиция обязана была тотчас же донести об этом. Я пишу об этом только на тот случай, если бы ты об этом услыхал, - его следует выслать обратно на место его постоянного жительства. Надеюсь, что Шт. сказал это Волж., - спроси об этом Шт. Пока остается Волж., дела не могут идти хорошо. Он совершенно неподходящий человек для занимаемого им поста; это просто красивый светский человек и работает он исключительно с Влад. В понедельник у меня на приеме был Раев, брат врача, сын митрополита Паладия - кажется, он профессор. Это прекрасный человек, близко знающий церковные дела с самого детства. Запиши себе, чтобы расспросить Шт. о нем; он очень хорошо о нем отзывался (его взгляды, конечно, разнятся от воззрений Волж.). Он совсем не похож на Волжина и носит парик - ты, вероятно, знаешь его - он директор курсисский; когда были беспорядки во всех средних учебных заведениях и университетах, поведение его курсисток было прекрасным. Мне было интересно повидать его, потому что он очень хорошо осведомлен в церковных вопросах. Пожалуйста, не забудь поговорить о нем со Штюрмером.
26-е. Какая жара! Крепко благодарю тебя, мой ангел, за твое милое письмо. Я очень рада, что мое длинное письмо не показалось тебе скучным и что ты во всем согласен со мной. Сандро Л. завтракал с нами; он завтра уезжает, чтоб принять полк близ Риги. Он очень поправился, стал гораздо спокойнее, и глаза у него меньше бегают. Бедные О. и Т. уехали в город, А. в Териоки; у нее дорогой, верно, будет Беккер. Младшие девочки в лазарете; я встречусь с ними там и возьму их с собой покататься. Теперь, милый мой, если мы 3-го отправимся в город, что, думается мне, следовало бы сделать, так как это будет большое военное торжество, кто примет парад, кто поздоровается с войсками, кто скажет им спасибо? Не представляю себе, как все это сойдет без тебя.
Павел телеграфировал жене, чтоб она не приезжала к его именинам; это означает, по-видимому, что к тому времени выступит гвардия. От 5 до 7 у меня был зубной врач и сегодня жду его опять; это совершенно невыносимо в такую жару.
Должна сейчас кончать. Какая это будет радость, если мы скоро увидимся! Напиши мне относительно А., могу ли я ее привезти с собой. Наш Друг очень сильно этого хотел; она тоже принесла бы счастье нашим войскам, ибо Он говорит, что женушка всегда приносит с собой туда счастье.
Бог да благословит и защитит тебя! Поцелуи без конца шлет тебе
твоя старая, изнывающая от жары
Солнышко.
Спасибо, ангел мой, за прелестные анютины глазки!

Ц.С. 26 июня 1916 г.
Мой милый ангел!
Сердечно благодарю за дорогое письмо. Не вижу необходимости присутствовать тебе или девочкам на открытии выставки военных трофеев. Не понимаю, почему они поднимают так много шуму по этому поводу. Нет времени писать, только хочу сказать, что люблю тебя глубоко и страстно. Храни тебя Господь, моя любимая! Крепко целую твой
Ники.

Ц.С. 27 июня 1916 г.
Ангел мой нежный!
Горячо благодарю тебя за твое дорогое письмо - это такая огромная радость, это мне награда за работу в лазарете. Кн. Гедр. вернулась со своими ранеными. Она работала три дня в перед. отряде, где не было хирурга (он только что уехал), сделала 30 операций, из них много трепанаций; она видела моих бедных, милых сибиряков.
Апраксин завтракал у нас, рассказал нам много интересного. Он разъезжал с моими поездами-складами, был в Луцке, в Черновицах и т.д., и скоро опять туда вернется. Затем принимала сенатора Кривцова - о, что за отвратительный, аффектированный человек со сладкими фразами - мне всегда тошно от него! Раев произвел на меня прекрасное впечатление. Затем был у меня полк. Ломаневский - мой бывш. паж; он страшно был счастлив видеть тебя. Сейчас мой мозг как бы в совершенно размягченном состоянии. Собираюсь идти послушать артиллерийских балал. в нашем лазарете - они в среду отправляются в Луцк, - после концерта - дантист. Не хватает мыслей для письма, притом такая нестерпимая жара - я совершенно раскисла. Еще раз спрашиваю тебя насчет этой скучной церемонии открытия выставки трофеев, почему она должна быть такой официальной? Обсуди это с Фред. и с военным министром. Если нас там не будет, допустимо ли, чтобы Михень взяла на себя представительство? Протелеграфируй только - “не присутствуй” - или “лучше присутствуй там”, чтоб я вполне определенно знала, как поступить, пожалуйста, ответь немедленно! Очень много буду думать о тебе завтра. Будь решителен, дорогой мой! Больше писать не могу. Целую без конца.
Навеки, светик мой, твоя старая
Девочка.
Бог да благословит и защитит тебя! Надеюсь, что рука у Бэби не очень болит.

Ц.С. 27 июня 1916 г.
Моя голубка!
Нежно благодарю тебя за твое дорогое письмо.
Конечно, ты можешь привезти с собой А., хотя было бы спокойнее, если б мы могли провести эти несколько дней одни!
Я отправил тебе обратно телеграмму Келлера; я велел Алексееву сообщить ему, что его корпус остается за ним до его возвращения!
Как несносно, что Герм. опять появился на горизонте! Я буду сегодня говорить со Шт. Завтра днем состоится совещание с министрами. Я намерен быть с ними очень нелюбезным и дать им почувствовать, как я ценю Шт., и что он председатель их.
Никак не могу понять, почему открытие выставки военных трофеев вдруг стало такой торжественной церемонией и продолжаю находить совершенно ненужным твое присутствие или даже присутствие девочек.
Мне кажется, что Мишин Георгиевский комитет все это делает для своего собственного прославления. Я получил телеграмму от их вице-председателя сен. Добровольского (друга Миши), извещающего меня о дне открытия.
Как было бы хорошо, если б ты приехала сюда между 3 и 11 июля! Тогда Ольгины именины. Завтра начинается грязевое лечение Бэби. M-r Жильяр надеется получить месячный отпуск, - бедняга, действительно, устал.
Да благословит Бог тебя и девочек! Нежно целую тебя, мое милое Солнышко. Навеки твой
Ники.

Ц.С. 28 июня 1916 г.
Горячо любимый ангел мой!
Горячее спасибо тебе за твое дорогое письмо. Бедняжка, так грустно, что тебе приходится принимать всех этих министров в эту ужасную жару!
Вдали гроза.
У нас была масса работы в лазарете; я перевязала 11 вновь прибывших, среди них много тяжелораненых. Ежедневные посещения зубного врача способны довести до безумия - надеюсь завтра покончить с ним. Лили и Тити придут к чаю, а затем они едут в деревню. А. посылает тебе пару редисок, выращенных ее ранеными. Гермог. уехал. Конечно, Жилику следует отдохнуть. Как он думает, не следует ли мистеру Гиббсу приехать на его место? Не для уроков, но чтобы почитать с Бэби и чтобы дать ему возможность говорить больше по-английски. Пожалуйста, спроси его об этом и, если он это одобрит, пусть он тебе это скажет, а ты напиши Петру Вас. Или, может быть, Петру Вас. следовало бы приехать к вам на это время? Пожалуйста, обсуди это с Жиликом. Будет восхитительно приехать к тебе туда. Беккер будет около 3-го, а потому лучше несколько дней спустя, чтобы быть с тобой 11-го.
Сейчас должна кончать. Прощай, мой дорогой, возлюбленный мой, которого я жажду! Бог да благословит и защитит тебя!
Поцелуи без счета, страстные и любящие, шлет тебе
Твоя.

Ц.С. 28 июня 1916 г.
Мое дорогое Солнышко!
Очень благодарю тебя за твое письмо.
Вчера началась для меня, да и сегодня продолжается - страшная суета - я принял Шт., мы обо всем побеседовали. Затем были Григорович с Русиным до 11 ч. вечера.
Сегодня приехали остальные. Заседание начнется в 6 ч. вечера и продлится до обеда. Затем несколько человек ждут приема - я должен буду отложить это на завтра. Увы! У меня больше нет времени! Да благословит тебя Бог, мой ангел, моя дорогая девочка!
Целую тебя и бесконечно люблю.
Навеки
Твой.

Ц.С. 29 июня 1916 г.
Мой родной, милый!
Горячее спасибо тебе за твое дорогое письмо. Рада, что, как видно из твоей телеграммы, заседание прошло хорошо. Как это мило с твоей стороны, что ты тем не менее нашел время написать мне! Мы были на богослужении в госпитальной церкви, а затем поработали. Завтракала Иза - сейчас к ней должен прийти какой-то полковник по поводу этого ужасного праздника. Мы будем пить чай у Михень, она, несомненно, будет говорить о нем; я ничего не скажу ей, пока не получу твоего телеграфного ответа. Я сказала И., чтоб она обо всем подробно расспросила, потому что, если Михень собирается разыгрывать большую роль, то лучше мы все 5 тоже поедем - из-за Георг. кавал., которые все там будут. Обсуди это снова с Фред. - согласен? Это исключительно из-за Михень. Я, по обыкновению, страшно тороплюсь, так как меня дожидается масса народа.
Посылаю тебе бумагу, касающуюся Жука. Аня и Ломан очень просят за него, и он этого заслуживает - напиши на бумаге резолюцию, я могу тогда переслать ее для более скорого исполнения. Прости, что докучаю тебе, но они настаивали на том, чтоб Аня за него похлопотала.
Беккер прибыл ко мне и к Т. сегодня, так мило, раньше времени, - тем лучше для нашей поездки. А. будет большей частью оставаться в поезде и не будет показываться к столу, так что у нас будет больше времени быть наедине. Она ни в коем случае не желает нам мешать и даже не просила об этой поездке - это желание нашего Друга. Чудная погода. Должна кончать. Крепко обнимаю тебя и осыпаю поцелуями. Бог да благословит и защитит тебя!
Твоя старая
Солнышко.

Ц.С. 30 июня 1916 г.
Дорогой мой ангел!
Георгий у нас завтракал, он будет у тебя в субботу. Тетя Ольга на 10 дней уезжает в Киев, ее пригласила к себе дорогая матушка, - скоро приедут Ники и Андрей. У меня было много работы сегодня утром, вторично резали ногу бедного Таубе.
Простилась с нашими 5 казачьими офицерами. Завтра в 4 ч. буду на молебне перед Фед. Соб., - солдаты будут верхом, так как они оттуда отправятся прямо на поезд.
Прости, что постоянно докучаю тебе с этим проклятым праздником в воскресенье, но я опасаюсь, как бы не подумали, что я не хочу присутствовать из-за германских трофеев. Михень, видишь ли, будет там, и там будет собрано около 1000 георгиевских кавалеров. Хорошая погода. Наконец, сегодня вечером я заканчиваю лечение своих зубов. Вчера мы пили чай у Михень; она была чрезвычайно любезна и не касалась ничего в своих разговорах.
Даст Бог, мы скоро, на будущей неделе, будем вместе - такое счастье! Мы не выедем отсюда раньше 5-го, - на сколько дней можно нам к тебе приехать? С без граничной любовью осыпаю тебя жгучими поцелуями. Прости за смазанное письмо, ветер пригнул листок.
Бог да благословит и защитит тебя!
Навеки твоя старая
Женушка.

Ц.С. 30 июня 1916 г.
Моя бесценная!
Нежно благодарю тебя за твои два дорогих письма. Не мог тебе написать, так как буквально ходил на голове, благодаря всем этим министрам, из которых каждый желал быть принятым отдельно. Теперь-то, наконец, я с ними покончил!
Граббе просит тебя приказать Зборовскому отправиться в Крым для поправления здоровья. Если б можно было поместить его в казармах конвоя в Ливадии, он мог бы взять с собой свою старую мать и сестер!
Голова у меня еще идет кругом от всех дел, о которых я думал или слышал, когда здесь были министры, и очень трудно привести опять мысли в порядок.
Мысль о скором твоем приезде сюда все для меня скрашивает. Бэби постоянно спрашивает у меня о дне твоего приезда и будешь ли ты здесь в день его рождения? Он очень хорошо переносит грязевое лечение и так же весел, как всегда. Вл. Ник. предложил мне принимать иодин, что я и делаю, и пока еще не ощущаю неприятныx результатов.
Погода хорошая, нежаркая, ночи, к счастью, прохладные. Я купаюсь каждый день.
Игорь уезжает на месяц в Осташево. Пришла очередь и Петровского; на их место приедут Дараган и Генрици (драгун).
Да благословит Бог тебя и девочек! Нежно тебя и их целую. Передай привет А. и поблагодари ее за редиску.
Навеки, мое дорогое Солнышко, твой
Ники.

Ц.С. 1 июля 1916 г.
Дорогой мой!
Бесконечно тебе признательна за твое дорогое письмо. Жилик будет у нас обедать и расскажет нам все новости о вас всех. Легко представляю себе, как твоя бедная голова должна быть утомлена от твоих тяжелых трудов - так трудно постоянно обо всем помнить! Я велела Марии поговорить с Зборовским, и после этого мы все устроим, он выражал желание ехать на Кавказ, я знаю. Я рада, что ты снова стал принимать иодин, это - от времени до времени - очень тебе полезно. Идем прощаться с нашей сотней - там перед Большим дворцом молебен (все это страшно без тебя). Рада, что ты отменил военную церемонию на этом празднике и что мне не надо там быть в воскресенье. У нас в лазарете сейчас находится 8-летний мальчик, племянник Иедигарова - он лежит вместе с офицерами, так как она просила, чтоб его положили к ним, и один взрослый герой раскладывает с ним пасьянсы - не надо! Таубе понемногу поправляется, хотя боли в ноге еще сильные.
Сегодня погода переменчивая. Аня снова посылает тебе пару редисок. Уверена, что Бэби скучает без Жилика, - этот человек сущий клад.
Как хорошо, что увижу Дарагана!
Я тоже получила телеграмму от Гр.
Получила письмо от Виктории и от Луизы. Красный Крест запретил немецким и австрийским сестрам посещать раненых, причина - уничтожение второго корабля Красного Креста, я нахожу это глупым и нецелесообразным. Прощай, сокровище мое. Осыпаю тебя без конца жгучими поцелуями.
Бог да благословит и защитит тебя! Твоя навеки старая
Солнышко.
Старая Лоло Д. завтра будет у нас завтракать.

Ц.С. 1 июля 1916 г.
Моя любимая!
Сердечно благодарю за дорогое письмо.
Как мило, что ты была на молебне и простилась с нашими казаками! Сегодня меня покинул мой урядник Муравицкий, и на его место прибыл новый с четырьмя крестами. Зовут его Светличный. Тот первый был прекрасный парень - Бэби его любил; он, купаясь, выкидывал в воде вместе с Нагорным разные смешные штуки и разговаривал с Игорем по-малорусски.
Посылаю тебе кучу снимков, сделанных Деревенко. Он просит тебя взять все, какие тебе только понравятся. Вчерашний сеанс в кинематографе был интересен показывали Верден.
Я позволил присутствовать семьям военных, так что все боковые ложи были полны дамами и детьми, стулья были заняты мужьями, а весь верх, по обыкновению, - солдатами. Воздух был не так хорош, как без дам. Удивляюсь, почему? Пора кончать. Дараган приехал на 10 дней. Храни тебя Господь, мое бесценное, милое Солнышко!
Целую нежно тебя и девочек.
Навсегда твой
Ники.

Ц. ставка. 2 июля 1916 г.
Бесценная моя женушка!
Горячо благодарю за дорогое письмо. Я, как всегда, пишу после завтрака, вернувшись из сада с мокрыми рукавами и сапогами, так как Алексей намочил нас у фонтана. Это его любимая игра, вместе с Соловым, французским ген. Жанен, Петровским, ген. Вильямс и японцами. При этом царит сильное оживление и раздается смех, иногда и другие гости принимают в этом участие. Я смотрю за порядком и за тем, чтобы дело не заходило слишком далеко. Надеюсь, что ты увидишь эту игру, когда приедешь. Теперь так жарко, что высыхаешь в одну минуту. Соловой очень веселый и добрый малый, и Бэби очень его любит. Георгий приехал, спасибо за привет через него. Он заинтересовался Архангельском и очень хорошо передает все подробности.
Старик Шт. уже просил принять его, и я приму его завтра, в воскресенье, вероятно, он привезет с собой выработанную на последнем нашем заседании схему главнейших вопросов.
Теперь на фронте временное затишье, которое прекратится около 7-го, - гвардия тоже должна принять участие, потому что пора прорвать неприятельскую линию и взять Ковель. Тогда ты будешь здесь, и я буду еще счастливее!
Храни Господь тебя и девочек, целую тебя страстно.
Твой, моя любовь, навеки
Ники.

Ц.С. 2 июля 1916 г.
Мой голубчик!
Пишу у себя в комнате при свете лампы, так как сейчас разыгралась страшная гроза и льет дождь, - ужасные удары грома, как будто молния ударила где-нибудь вблизи! Кн. Лоло и Валя завтракали - он доставит тебе это письмо.
Нежно благодарю тебя, мой ангел, за твое дорогое письмо. Снимки, сделанные Дерев., восхитительны, в особенности, где вы сняты вдвоем, мои дорогие. Как Алексей вырос, у нас больше нет маленьких! Ах, как я скучаю без вас обоих. Лазарет - мое истинное спасение и утешение. У нас много тяжелораненых, ежедневно операции и много работы, которую нам надо закончить до нашего отъезда. Кахан приехал, вчера вечером был у Ани. Сегодня она просила меня провести вечер с ней и с ним и послушать его чудные рассказы.
Сейчас начинает проясняться. Меня просили похлопотать о Безобразове (кавалер.), юноша все еще болен, а срок его тоже истек, и потому ему пришлось бы выйти из полка, если б я не получила от тебя разрешения оставить его еще на 2 месяца, теперь он сможет остаться в своем полку.
А теперь, мой Солнечный Свет, прощай. Бог да благословит и защитит тебя! Нежно и горячо целую тебя без конца.
Навеки, Ники мой, вся
Твоя.

Ц.С. 3 июля 1916 г.
Мой любимый ангел!
Нежно благодарю тебя за твое милое письмо. Дай Бог, чтоб мы могли в четверг после завтрака уже быть вместе! Разве это не восхитительно, быть, наконец, вместе после 7 долгих, долгих недель? Мы везем П.В. Петр. с собой.
Итак, гвардия выступает! Н.П. писал, что они как раз собираются в путь, вероятно, в Луцк, так что мы будем с тобой в эти великие дни, - да поможет Бог Все могущий нашим войскам! Гр. сказал, что если я к тебе приеду, то Бог снова пошлет свою помощь нашим войскам, - дай Боже! Шт.-кап. Любимов, командир Бэбиной роты 89 Белом. полка, вскоре покидает наш лазарет: он никогда не видал Алексея, а потому мы сказали, чтоб он проехал через ставку и попросил через Валю о разрешении повидать Бэби - это такой славный человек! Мне хотелось бы, чтоб ты повидал еще одного нашего героя, я уже писала тебе однажды о нем, он из бронир. пулем. мотора. Он никогда тебя не видел, - он лег в наш лазарет, чтобы, наконец, нас увидеть; было бы хорошо, если б ему тоже можно было проехать через ставку (ему 26 лет, он шт.-кап., его отец был на японской войне, командовал в Полтаве артиллерией и умер там перед самым началом войны) - Сыробоярский, георгиевское оружие, крест, все, что только можно получить, ранен уже третий раз. Можно ли им так проехать, могу ли я что-нибудь ему сказать (они сами об этом не просили)? Он сейчас уезжает на неделю к своей матери в Полтаву, а после по делу вернется в СПб. Если они приедут в М., к кому они должны обратиться, чтобы быть представленными тебе? Хотелось бы доставить удовольствие этим храбрецам, и ты не без интереса послушаешь его (sic!) рассказы.
Чудная погода. Аня на ночь уехала в Финляндию. Михень в городе, парадирует со своей медалью. Я провела вчерашний день у Ани с Гахамом! Это очень веселый и приятный человек, она совсем растаяла.
Сейчас должна идти в Большой дворец (такая тоска!).
С. П. Фед. будет в ставке около 15 июля.
Всяческие благопожелания и 1000 поцелуев шлет тебе твоя
старая
Женушка.
Приеду к тебе, оставив Беккер позади!

Ц.С. 3 июля 1916 г.
Мое любимое, родное Солнышко!
Очень благодарю за дорогое письмо.
Приехал В. Долг., и с тем же поездом проследовала в Киев тетя Ольга. Я не успел ее повидать, потому что был занят в штабе.
Опять нет времени! С Кавказа поступают хорошие известия. О, как я счастлив, и Бэби тоже, что мы скоро увидимся!
Храни тебя Господь, моя .душка-женушка!
Нежно и страстно целую.
Твой навеки старый
Ники.

Ц.С. 4 июля 1916 г.
Мой родной, милый!
Горячее тебе спасибо за твое драгоценное письмо. Петя у нас завтракал, он шлет тебе нежнейший привет и пожелания успеха.
Опять была гроза. Мы везем с собой Силаева - ты подумаешь, что я сошла с ума, но я нашла, что лучше, чтоб он тебе сам представился и рассказал все, что ему сказал врач, так как ему все еще нужно длительное лечение, и он, бедняга, не знает, как ему быть со своим полком. Переписка отнимает массу времени, так что гораздо проще, если мы обсудим это совместно, и ты дашь ему соответственное приказание. Операция грыжа у восьмилетнего племянника Иедигарова прошла благополучно. Сейчас еду в лазарет навестить солдат, так как туда привезли многих из моего 21-го полка. Анина Радута (беженка - сиделка) выходит замуж за санитара, и в лазарете собираются праздновать свадьбу.
Не нужно ли привезти тебе чего-нибудь?
Шурик и Викт. Эр. будут у нас к чаю.
Теперь должна кончать. Осыпаю тебя нежными поцелуями и благословляю тебя.
Навеки всецело
Твоя.
Посылаю по одному васильку тебе и Бэби! Принимала Веру Волкову. Она приехала на несколько недель и скоро едет обратно в Англию.

Ц.С. 4 июля 1916 г.
Моя родная, нежно любимая женушка!
Горячо благодарю тебя за твое дорогое длинное письмо. Сегодня приехал Николай Мих., чтоб обсудить некоторые вопросы в связи с импер. историческим обществом, а также по поводу своей последней поездки по северным рекам. Я, конечно, приму всякого храброго офицера, которого ты направишь ко мне. Пусть они спрашивают через штаб. Я постоянно принимаю офицеров, полковников и генералов, возвращающихся с фронта, и приглашаю их к завтраку или обеду. Многие отставленные от должности приезжают сюда с жалобами, и их дела здесь разбираются. Могилев напоминает огромную гостиницу, где проходит масса народа и где всегда видишь самые разнообразные типы людей.
Погода прямо дивная - не вылезал бы весь день из воды. Пока Алексей барахтается около берега, я купаюсь недалеко от него, а также Кира, Петровский, мои казаки и матросы.
Сегодня утром приехала 4-я сотня; я простился с ними, хотя на самом деле они уезжают только завтра утром. Столько хороших знакомых!
Да хранит тебя Господь в пути! Это мое последнее письмо.
Целую крепко тебя и девочек и жду тебя страстно.
Твой, Солнышко мое, навеки
Ники.

Ц.С. 5 июля 1916 г.
Родной мой!
Сердечно благодарю тебя за твое последнее дорогое письмо. Сегодня 7 недель, как мы расстались, - тогда тоже был вторник. Страшная жара; я вся в испарине и совершенно изжарилась на солнце.
Большое спасибо за офицеров. Они будут в безумном восторге, тем более, что сами они не решались о том просить; они приедут туда еще при нас, чтобы не так стесняться.
Сегодня мы снимались группами в лазарете. Настинька заболела, а потому мыс собой берем Изу, чему она безумно рада.
Сегодня у меня будет Штюрмер и еще многие. Как радостна мысль, что я скоро опять смогу заключить тебя в мои объятия.
Прости за бессвязное письмо, но я раскисла и притом страшно тороплюсь. Бог да благословит и защитит тебя! Крепко целую тебя.
Навеки твоя старая
Солнышко.
Дедюлин являлся проститься, из полка прислали за ним.

Могилев. 12 июля 1916 г.
Ангел мой любимый!
Я попросила Аню отправить эти бумаги, чтоб ты дал их Алексееву на прочтение, а после верни мне рапорт - телеграмма мне не нужна, так как у меня есть копия с нее.
Какой дождь!
Надеюсь, что мой Бэби здоров. Мне доложили, что он проснулся и опять уснул, надеюсь, что он хорошо спал. Пожалуйста, скажи, чтоб мне доложили, как только он проснется, тогда я встану раньше и приду с ним посидеть. Я надеюсь, что все это пустяки и что, хорошо выспавшись, милое дитя будет опять здорово.
Осыпаю вас обоих поцелуями.
Твоя старая
Женушка.

Ц. ставка. 12 июля 1916 г.
Мой любимый!
Снова прощай, - слава Богу, теперь не надолго, - но все же ненавижу расставанье с тобой и Солнечным Лучом. Так тоскливо без тебя, и мысль о том, как много тебе приходится работать, какую ужасную жизнь ты ведешь, удручает меня. Спасибо, мой ангел, что дал мне возможность побыть с тобой, что послал за нами - это было радостью и дало силу для дальнейшей работы. Мы насладились своими каникулами и теперь снова принимаемся за дело. В четверг утром прямо приступаем к перевязкам, затем мне надо будет принять немецких и австрийских сестер (меня эта перспектива не особенно прельщает). Она телеграфировала нашему Другу о погоде, и я надеюсь, что Бог пошлет солнечные дни на нашем фронте. Пожалуйста, протелеграфируй сегодня вечером, а также завтра утром, какая температура у Крошки. Мы прибудем в Ц. С . завтра вечером в 8.
Прощай, мой светик, любовь моя. Боюсь, что наше посещение было слишком беспокойно для тебя, кругом была такая суета, а тебе приходилось еще делать твою обычную работу. С горячей тоской буду вспоминать каждую твою ласку.
Бог да благословит и защитит тебя, да дарует Он тебе силу, мужество и успех!
Осыпаю тебя жгучими поцелуями без счета.
Навеки вся
Твоя.

Ц. ставка. 13 июля 1916 г.
Ненаглядная моя!
Крепко благодарю тебя за оба дорогих письма, за утреннюю записочку из поезда, которую я прочитал лишь днем, и за прощальное письмо, которое Бэби мне передал во время доклада Шт. Он, слава Богу, совсем здоров, спал очень крепко рядом со своим старым отцом и, по обыкновению, полон жизни и энергии.
Это я должен благодарить тебя, дорогая, за твой приезд сюда с девочками и за то, что ты принесла мне сюда жизнь и солнце, несмотря на дождливую погоду. Я боюсь, что ты устала от непрестанной беготни вверх и вниз, взад и вперед. Я, конечно, как всегда, не успел сказать тебе и половины того, что собирался, потому что при свидании с тобой после долгой разлуки я становлюсь как-то глупо застенчив и только сижу и смотрю на тебя, что уже само по себе большая для меня радость.
Я так рад, что мы увидимся до дня рождения А.! Когда мы возвращались с вокзала, Бэби начал думать вслух и вдруг громко произнес: “опять одни” очень коротко и ясно.
Сейчас мы в небольшой компании поднимаемся вверх по реке до его любимого берега. Погода тихая и облачная, очень мягкая. Храни Господь тебя, любимое Солнышко, и девочек. Крепко целую.
Твой старый, нежно преданный и обожающий тебя
муженек
Ники.

Ц.С. 14 июля 1916 г.
Мой любимый, бесценный!
Так безгранично счастлива была получить твое дорогое письмо! Благодарю тебя за него от всего моего горячо любящего старого сердца. Милый, каждое твое нежное слово дает мне величайшую, глубочайшую радость, и я глубоко ее затаиваю в моем сердце и живу ею. Наша поездка кажется сном. Пришлось без конца рассказывать в лазарете, все страшно интересуются и непременно хотят все знать. Очень теплая погода и божественный ветерок, так что мы собираемся прокатиться. Только что принимала 6 немецких и 5 австрийских сестер - это настоящие светские дамы: ничего похожего на тот плохой подбор, который туда отправлен нами. Они привезли мне письма из дому и от Ирен, все шлют тебе привет. Ты должен меня извинить за глупое письмо, но я немножко одурела.
Рано легла в постель и с наслаждением приняла ванну. Милый, пожалуйста, вели отпустить Сухомлинова домой, доктора опасаются, что он сойдет с ума, если его еще продержат в заключении - сделай это хорошее дело по собственному своему доброму почину. Мои сибиряки очень обрадованы телеграммой от Сергеева о новых успехах.
Я так рада, что ты нас всюду брал с собой, теперь мы знаем, как и где ты проводишь свои свободные часы.
Ангел любимый, теперь прощай. Бог да благословит и сохранит тебя! Осыпаю тебя жгучими поцелуями без счета - я живу сейчас прошлым.
Навеки всецело
Твоя.

Ц.С. 14 июля 1916 г.
Моя родная душка!
Сегодня поезд с Ники опоздал более чем на 3 часа, что-то случилось с локомотивом. Я приму его перед обедом. Погода хорошая, теплая. Собираюсь послать Бэби покататься на реке, а сам поеду в автомобиле, пройду пешком последнюю часть дороги через оба больших моста, сяду в лодку около белой дачи, которую ты видела, и там встречусь с Бэби.
Надеюсь повезти тебя туда в следующий твой проезд, так как это новая прогулка.
На кавказском фронте у нас крупные успехи. Завтра начинается наше второе наступление вдоль всего Брусиловского фронта. Гвардия продвигается к Ковелю! Да поможет Господь нашим храбрым войскам! Я невольно нервничаю перед решительным моментом, но после начала меня охватывает глубокое спокойствие и страшное нетерпение как можно скорее узнать новости.
Эристов очень интересный человек, и все, что он говорит, умно и правильно. Его мысли по поводу войны также очень здравы. Прогулки и чаепития очень удобны для таких собеседований.
Дорогая, попроси Татьяну прислать мне голубую коробку с моей почтовой бумагой этого формата.
Пора кончать!
Храни Господь тебя и девочек!
Нежно целую тебя, мое родное Солнышко, девочек и А.
Навеки твой
Ники.

Ц.С. 15 июля 1916 г.
Мой любимый душка!
Горячо благодарю тебя за твое дорогое письмо. Все мои мысли и молитвы с тобой и с нашими дорогими войсками - да поможет Бог и да дарует Он победу! Боюсь, что им очень трудно придется. Как только получишь известия, сообщи мне я очень тревожусь.
Хорошая погода, не слишком жарко, сейчас даже пасмурно, вечером было всего 9 градусов. Завтра день рождения Ани, пожалуйста, пошли ей телеграмму, - если вечером, то в Териоки, дача Михайлова. Она едет туда завтра в 4 и переночует у своих родителей.
Сегодня утром я принимала Максимовича, я рада, что старик опять получает отпуск. Это его освежит, так как я нахожу, что он бледен, худ и вообще плохо выглядит.
Как здоровье Григорьева? Деревенко посылает тебе фотографии, снятые им на реке. Спальня кажется такой пустой и большой после поезда! Ангел мой, мы скоро опять будем вместе, я жажду твоих ласк и поцелуев.
Должна сейчас принять трех офицеров, возвращающихся на фронт.
Мне нечего рассказать тебе интересного.
Прощай, мой ненаглядный. Бог Всемогущий да благословит и защитит тебя! Нежно целую тебя и остаюсь навеки преданной тебе старой
Женушкой.
Поклонись от меня Алексееву. Все были удивительно милы и любезны с Аней.

Ц. ставка. 15 июля 1916 г.
Моя любимая!
Нежно благодарю тебя за дорогое письмо. Для меня громадная радость видеть и читать то, что написано твоим дорогим почерком.
Вчера я имел длинный и интересный разговор с Ники. Он сегодня утром выехал в Киев, чтобы повидаться с мама, затем вернется опять в Павловск и, конечно, посетит тебя.
Я нашел, что у него постаревший и нервный вид, поэтому дал ему высказаться и объяснить поручения Тино. Должен сознаться, что союзные дипломаты по обыкновению наделали много промахов; поддерживая этого Венизелоса, мы сами можем пострадать. Тино думает, что такая политика союзников поставит под угрозу династию и окажется ненужной игрой с огнем.
Все, что Ники мне говорил, основано на официальных документах, копии с которых он привез с собой. Он намерен сообщить об этом лишь очень немногим лицам, поэтому я решил рассказать об этом тебе до его приезда.
Старик уезжает сегодня. Пора кончать письмо. Храни тебя Бог, моя единственная и мое все, моя девочка, Солнышко!
Крепко целую.
Твой старый
Ники.

Ц.С. 16 июля 1916 г.
Сокровище мое родное!
Горячее спасибо тебе за твое милое письмо! Позволь мне от всей души поздравить тебя с добрыми вестями - какой это был для нас сюрприз, когда сегодня утром Рита объявила нам об этом лазарете - я не успела перед тем прочесть газеты! Броды взяты - какая удача! Это прямой путь на Львов, это начало прорыва, - начинаются успехи, как предсказывал наш Друг. Я так счастлива за тебя – это великое утешение и награда за все твои заботы и за тяжелые подготовительные труды! Но каковы наши потери? Душой и сердцем я там с тобой!
Хорошо, что ты дал высказаться Ники, это должно было его умиротворить, и я, действительно, думаю, что остальные державы некрасиво поступают с Грецией, хотя это мерзкая страна.
Душно, очень кстати пошел дождь, был маленький ливень. Это счастливое предзнаменование для Ани - ей сегодня минуло 32 года. Она просит извинить ее за помарки в ее письме, - сейчас она до завтрашнего вечера уезжает в Финляндию.
В 5 ко мне приедет Витте с докладом, а завтра - Штюрмер, с которым я должна серьезно поговорить о новых министрах. Увы, назначен Макаров (опять человек, враждебно относящийся к твоей бедной старой женушке, а это не приносит счастья), и я должна обезопасить от них нашего Друга, а также Питирима. Волжин очень дурно поступает - Питирим выбирает наместника своей Лавры, а Волж. это отменяет. Он не имеет права так поступать. Прощай, мой единственный и мое все, муженек мой любимый, светик мой дорогой.
Благословляю и целую тебя без счета с глубокой преданностью и любовью.
Твоя.
Ставка. 16 июля 1916 г.
Мое любимое Солнышко!
Горячо благодарю тебя за дорогое письмо. Опять нет времени написать, так как старик Куломзин пришел с докладом. Гвардия вчера атаковала и сильно продвинулась вперед, благодарение Богу!
Они и армия Сахарова захватили в плен более 400 офицеров, 20000 солдат и 55 орудий. - Да хранит Бог тебя и девочек! Нежно целую тебя, моя душка-женушка .
Навеки твой
Ники.

Ц.С. 17 июля 1916 г.
Мой голубчик!
Целую тебя за твою дорогую открытку, полученную мной сегодня. Итак, гвардия уже была в деле. Таубе очень хотелось узнать об этом. Количество вновь взятых пленных, действительно, огромно. - Душка, не можешь ли ты мне сообщить, где сейчас находятся мои сибиряки, так как один из моих офицеров должен к ним на днях вернуться, и он не знает, куда ехать, - приходится терять массу времени на разыскивание своего полка, а тебе ведь это хорошо известно - не сообщишь ли ты мне, где они?
Мы только что окрестили внука Ломана, чудесного младенца - старый Сиротинин и я были его восприемниками.
Льет как из ведра, а потому мы будем добродетельны и отправимся в какой-нибудь лазарет. Утром мы ходили в нижнюю госпитальную церковь, а потом работали. Вчера были в Феод. Соборе, вечером - в лазарете.
Интересно, какова погода на фронте. Барометр значительно упал. - Получила длинное письмо от Ольги; пишет, что дорогая матушка здорова, в хорошем настроении и прекрасно себя чувствует в Киеве и что она не заговаривает об отъезде; она видит ее очень редко, страшно много работала эти последние 3 месяца. Через 3 или 4 дня ее друг возвращается на фронт, и она с ужасом об этом думает. Он приехал к ее именинам - он был где-то с лошадьми эти последние 2 месяца. - Теперь газеты обрушились на Сазонова; это ему, должно быть, чрезвычайно неприятно, после того как он воображал о себе так много, бедный длинный нос.
Теперь прощай, мой светик. Бог да благословит и защитит тебя и охранит от всякого зла!
Навеки твоя старая
Солнышко.

Ц. ставка. 17 июля 1916 г.
Мое любимое Солнышко!
Нежно благодарю за дорогое письмо.
Слава Богу, наши доблестные войска, несмотря на тяжелые потери, прорываются через неприятельские линии и движутся вперед. Число взятых пленных и тяжелых орудий увеличивается с каждым днем. Взятые нами пушки почти исключительно германские, и треть пленных тоже немцы. - В открытом поле они не могут противостоять нашему натиску. Гвардия тоже наступает и творит чудеса. Я очень счастлив за Павла.
Это хорошо, что ты принимаешь Шт. - он любит твои указания.
На наши прогулки по реке мы берем с собою маленького кадета Макарова - он хороший мальчик и спокойно играет с Бэби. - Прививка у нас обоих принялась, так что, увы! нам эти дни нельзя купаться.
Пора кончать. Храни тебя Бог, мой ангел! Целую нежно тебя и девочек.
Твой навеки
Ники.

Ц.С. 18 июля 1916 г.
Дорогой мой ангел!
Нежно благодарю тебя за твое милое письмо. Завтра уже два года, как началась война, - страшно подумать! Так как сегодня день св. Серафима, у нас служба идет в нижнем маленьком храме. - Вчера вечером приезжал Кирилл, привез эти две телеграммы. Н.П. сказал ему, что я всегда хочу все знать о них, переписала их для тебя. Мы прочли эти телеграммы с большим волнением. Хотелось бы знать, кто эти 16 убитых солдат; слава Богу, потери не так уж велики. - Вообще будь добр сообщать мне списки раненых и убитых, потому что все родственники по телефону обращаются ко мне за справками. Многие наши поезда сейчас там - ранено множество офицеров 4-го стрелкового полка. С таким волнением ждешь известий! - У меня только что был Апраксин, - я сказала ему, что ему скоро придется проехать в ставку, чтобы повидать разных генералов, с которыми ему, Мекку и мне придется иметь дело.
Сегодня непрерывно льет дождь. Обидно, что не могу больше писать. Вчера мы были у т. Ольги; она была очень мила, - спрашивала о тебе.
Бог да благословит и защитит тебя!
Нежно целую тебя, мое дорогое Солнышко.
Навеки
Твоя.

Ц. ставка. 18 июля 1916 г.
Мое сокровище!
Опять нет времени написать длинное письмо.
Приехал наш Велепольский, и я долго с ним беседовал. Он очень хотел бы повидать тебя и в нескольких словах разъяснить все это глупое дело. Ты знаешь все и потому это не затянется долго.
Приехал Федоров, и В.Н. сегодня уезжает. Ясно, но ветрено. Я так сильно люблю тебя! Да хранит Бог тебя, мое дорогое Солнышко, и девочек! Нежно целую.
Навеки твой
Ники.

Ц.С. 19 июля 1916 г.
Мой любимый!
Все мои думы и горячие молитвы сегодня утром в нашем пещерном храме были о тебе. Мы заказали для себя обедню внизу, потом была служба в большом храме окрестным ходом и затем торжество и завтрак в детском госпитале. - Сегодня у нас было меньше перевязок. Твой курьер прибыл поздно, - сердечно благодарю за дорогую открытку, мое сокровище.
Опять совсем прохладно, всего 8 градусов, временами накрапывает дождь. Штюрмер говорил со мной о польских делах; действительно, надо соблюдать величайшую осторожность; как тебе известно, Замойский нравится мне, но я знаю, что он интриган, а потому следует хорошо взвесить этот серьезный вопрос. Я весьма сожалею, что тебя уговорили назначить митрополита Владимира в летнюю сессию Синода - на этом месте следовало бы быть Питириму, Влад. - место в Киеве, он за последние месяцы прожил там всего неделю. Он вредит нашим во всем. П. ничего не может предпринять в своем собственном городе, за каждым пустяком он принужден обращаться к Влад., так что духовенство не знает, кого считать своим начальством, - это очень несправедливо по отношению к нему. Прежний митрополит имел больше такта и дольше оставался в Киеве, - следовало бы чем-нибудь помочь бедняге.
Теперь я должна кончать. Сердцем и душою с тобой! Эта ужасная война длится уже 2 года! Бог да благословит и поможет тебе!
1000 горячих поцелуев от твоей старой
Женушки.

Ц. ставка. 19 июля 1916 г.
Моя душка-женушка!
Сердечно благодарю тебя за твое письмо и за телеграммы от Н.П., которые при сем возвращаю. Я не знал, что они уже участвовали в таких серьезных боях. Храни их Господь! Только бы они не бросились вперед в необдуманном, безумном порыве! Это моя постоянная тревога!
Списки убитых и раненых офицеров посылаются в Петроград в Главн. Штаб. Здесь же мы получаем только списки полковников и командиров полков.
Сейчас там опять затишье, посылаются новые подкрепления. Вероятно, наступление возобновится около 23-го. Все время приходится пополнять полки, и это берет много времени.
Да, сегодня ровно два года, как эта ужасная война была объявлена. Один Бог знает, сколько времени она еще протянется!
Вчера я принимал нашего Велепольского и графа Олсуфьева, члена Госуд. Совета, который был в Англии, Франции и Италии.
Он совершенно потерял голову из-за дочерей глупого Миши. Как смешно! Он у Изы видел Ольгу и Татьяну и, кажется, говорил им то же самое.
Теперь, мой милый ангел, я должен кончать.
Храни Господь тебя и девочек!
Целую нежно и страстно.
Твой старый муженек
Ники.

Ц.С.20 июля 1916 г.
Сокровище мое!
Горячо благодарю тебя за твое дорогое письмо. Я вчера видела Вл. Ник. и была рада получить вести обо всех вас. Он думает остаться здесь, так как много работы в лазаретах и ежедневно ждем прибытия новых поездов.
Холодно и пасмурно, хотя барометр идет вверх, чем-то напоминает осень. Мы обедаем в пальто на воздухе, потому что в комнатах тоскливо. - О. и Т. отправились в город на прием пожертвований. - Ники просил разрешения навестить меня; он будет у меня, вероятно, завтра, если только не будет у Штюрмера. Видела Воейкова. От него несло сигарами, он полон своими миллионами и постройками, самоуверен, как всегда - война совершенно определенно кончится к ноябрю, а теперь, в августе, будет начало конца - он меня раздражает; я сказала ему, что одному Богу известно, когда будет конец войне, что многие предрекают этот конец к ноябрю, но что я в этом сомневаюсь, - во всяком случае, глупо быть постоянно таким самоуверенным. - Убит сын стокгольмского Неклюдова
(Преображ.), а также сын дяди Мекка - как это грустно! - Извини за скучное письмо, но у меня болит голова. Не забудь послать телеграмму Михень к 22. Прощай, мой ангел, мой светик, моя радость. Бог да благословит и защитит тебя! Осыпаю тебя нежными поцелуями.
Навеки твоя старая
Солнышко.

Ц. ставка. 20 июля 1916 г.
Моя родная душка-женушка!
Сердечно благодарю тебя за твое дорогое письмо.
Посылаю тебе эту маленькую записочку, полученную мною в Ольгином письме, - скажи мне, пожалуйста, что мне ответить на ее первый вопрос? Видишь, я пишу новым пером, которое ты мне прислала с Чемодуровым. - Сегодня уезжает Тетерятин. - после пятинедельного пребывания здесь. - Сегодня ведь годовщина молебна и выхода в Зимнем дворце!! Помнишь ли давку на пристани, когда мы уезжали? - Каким это кажется далеким и сколько с тех пор пережито!
Вчера я видел человека, который мне очень понравился - Протопопов, товарищ председателя Гос. Думы. Он ездил за границу с другими членами Думы и рассказал мне много интересного. Он бывший офицер конно-гренадерского полка, и Максимович хорошо его знает.
Оказывается, румыны, наконец, готовы принять участие в военных действиях! Туркам было приказано послать часть войск из Константинополя в Галицию на помощь австро-германцам.
Это любопытно, но до сих пор они еще не появлялись.
Ну, любимое Солнышко, надо кончать. Храни Господь тебя и девочек!
Нежно и страстно целую.
Твой старый муженек
Ники.

Ц.С. 21 июля 1916 г.
Сокровище мое!
Опять пасмурно и прохладно - барометр падает, - куда же пропало лето? Мы его почти не видали. Вчера в 10 ч. вечера прибыл поезд Анастасии, и я с ней вместе обошла его. Масса тяжелораненых, - они бесконечно долго были в пути. Там было несколько ее каспийцев - офицеров, - внук Храпова - двоюродный брат которого дважды лежал у нас. Солдаты из финляндских полков, 1, и т.д. Несколько беломорцев с крестами - все с австрийского фронта. Я раздала медали наиболее тяжело раненным; из них многие отправлены в Павловск, в лазарет т. Ольги. - Мы хотим расширить наш маленький лазарет до 35 постоянных коек для офицеров. - Сейчас шестеро их лежит в комнате, где у нас раньше помещались солдаты (где лежала Аня). Мы хотим пристроить флигель с комнатой на 20 солдат, прибавить еще ванную для них и помещение для санитаров, - это можно скоро сделать, прошлой осенью мы пристроили большую приемную. Солдатам нравится лежать у нас, и было бы жалко прекратить прием их к нам. Прежде мы работали в большом доме, а это гораздо уютнее. Вильчк. и Данини придут сегодня утром с планами. Все этим чрезвычайно заинтересованы; все чувствуют себя там, как дома, тем более, что мы проводим с ними все вечера. После завтрака закончу это письмо, а сейчас спешу к Знаменью и на работу. Слава Богу, что Он мне дал силу снова взяться за дело: работа дает такое успокоение!
От души благодарю тебя за твое милое письмо. Телеграмма нашего Друга очень утешительна, ибо этот постоянный дождь и холод в июле опять задерживают дальнейшее продвижение. Я все-таки собираюсь покататься, так как у меня тяжелая голова. Думаю, что тебе следует ответить на первый вопрос Ольги в том смысле, что она должна написать кн. любезное письмо, так как та ее очень любит, и ей будет менее обидно, если она ей сама все объяснит; что она благодарит ее за долголетнюю службу, но что сейчас ей фрейлина больше не нужна, а потому они должны расстаться; и хотя - так как она остается Великой княгиней - ей в некоторых случаях может понадобиться фрейлина, - но она не желает показываться при официальных выходах. Все же, после войны будут такие случаи: возможны брачные церемонии наших детей в будущем и т.п. - тогда дорогая матушка временно уступит ей одну из своих фрейлин, - я думаю, что она, конечно, обсудит с ней этот вопрос, - ей, разумеется, следует прежде всего посоветоваться с ней.
Ники завтра будет у нас к чаю, так как он сегодня у Штюрмера. Мы получили сведения об Иедигарове. Бедный малый - вообрази, командир не хотел позволить ему ехать в Россию даже для того, чтобы приискать себе занятие, - все же тетерь он скоро приедет. Он не хотел дать ему твоего эскадрона, и это для него было страшным ударом, так как он имел полное право на получение его. Что я могу ему посоветовать? Перейти к моим крымцам или еще Бог знает что? Что ты мне посоветуешь на этот счет?
Теперь должна кончать. Поздравляю тебя с днем ангела дорогой матушки и нашей большой Марии. Вспомни Минни, маленькую Марию П. Бог да благословит тебя! 1000 жгучих поцелуев шлет тебе навеки твоя
Твоя.

Ц. ставка. 21 июля 1916 г.
Моя бесценная!
Нежно благодарю за дорогое письмо. Я только что видел Воейкова, который привез мне твой привет. - Да, он доволен, что избавился от дела с Кувакой.
Я тоже ему посоветовал не быть самоуверенным, особенно в таких серьезных вопросах, как окончание войны! Мне очень нравится старый Максимович - порядочный, честный человек, с ним приятно иметь дело.
Пожалуйста, настой на том, чтобы “старик” не появлялся здесь до 6 августа. - Он должен был ехать лечиться в Романов. Инст. в Севастополе, а Воейков говорит, что он собирается в скором времени вернуться сюда! - Я нахожу, что это очень глупо. Так как ты единственный человек, которого он слушается, прошу тебя, напиши ему, что он должен отдохнуть 3 недели на Сиверской.
Бог даст, через 6 дней я опять буду в твоих объятиях и чувствовать твои нежные уста - что-то где-то у меня трепещет при одной мысли об этом! Ты не должна смеяться, когда будешь читать эти слова!
Эристов и Козлянинов уехали - первый в Киев, а оттуда в свой полк. - Я передал ему письмо для мама. Приехали Мордвинов и Раевский. Последний растолстел и стал живее, - вероятно, это война сделала.
Идет дождь. Пора кончать.
Да хранит, моя душка-Солнышко, Господь тебя и девочек!
Горячо целую тебя.
Навеки твой старый
Ники.

Ц.С. 22 июля 1916 г.
Мой родной, бесценный!
Опять ливень.
Очень благодарна тебе, любимый, за твое нежное письмо, я так была счастлива, получив его! - У нас был молебен в Феод. с. - была графиня Воронц., графиня Бенк., к-ня Долгор., т-те Нилова, Дедюлина и наши фрейлины также. Сейчас у меня будет Велеоп. Я с некоторым страхом думаю об этом, ибо я уверена, что не смогу вполне согласиться с ним, - думаю, что было бы разумнее несколько обождать, и ни в коем случае не следует идти на слишком большие уступки, иначе, когда настанет время нашего Бэби, ему трудно тогда придется.
Потом я отправляюсь на концерт в лазарет М. и А., - затем с визитом к Михень, - к чаю жду Ники, затем Штюрмер, в промежутке между ними Аня, а вечером меня просят прийти в лазарет, и мне самой хотелось бы этого - это единственное, что меня поддерживает в твое отсутствие. Правда, я знаю, что Аня этим недовольна, - но ведь Аля, больная, лежит у нее, и ей, конечно, следовало бы быть больше с нею, по моему мнению. Прости за короткое письмо, но я очень тороплюсь и меня очень тормошат (чего я не люблю).
Осыпаю тебя поцелуями, считаю минутки до следующего нашего свидания. Бог да благословит и защитит тебя, и да сохранит тебя от всякого зла!
Постоянно тоскую и жажду тебя!
Навеки всецело
Твоя.
Постараюсь сделать все, все для старика.

Ц. ставка. 22 июля 1916 г.
Моя голубка!
Нежно благодарю за милое длинное письмо.
Я рад, что ты собираешься пристроить флигель к твоему лазарету, чтоб иметь место также и для солдат. Это хорошо и справедливо. Я, право, не знаю, что посоветовать Иедигарову. Если он хочет продолжать военную службу (а это долг каждого во время войны), то для него было бы лучше всего поступить в кавказскую дивизию, но не к твоим крымцам, потому что у них больше 100 офицеров. Или, может быть, в один из трех Заамурских конных полков - это великолепные полки.
Мне очень жаль его, но я не могу вмешиваться во внутренние дела нижегородцев.
Я забыл поздравить тебя с днем ангела нашей Марии.
Погода отвратительная - холодно, и дождь льет каждые полчаса, но мы выедем в наших автомобилях покататься, потому что вредно оставаться все время дома. кроме того, у нас вечером кинематограф.
Приехал Григорович - я принимал его вчера; он едет в Архангельск. Бэби и я с нетерпением ждем твоего приезда. - Твое милое присутствие стоит беготни взад и вперед, или “суеты”, как ты это называешь.
Теперь, мой ангел, должен кончать.
Храни тебя и девочек Господь!
Нежно и страстно целую.
Твой старый
Ники.

Ц.С. 23 июля 1816 г.
Мой голубчик!
От всей души благодарю тебя за твое дорогое письмо, - да, я тоже с нетерпением думаю о нашей встрече в среду. Какая милая телеграмма от Тино! Я тоже написала ему - Ники просил меня об этом. Он остался очень доволен своей беседой с Шт.
Вчера был очень утомительный день: церковь, Велеоп.. детский лазарет, визит к Михень, Ники, Штюрмер, - так до 71/2, - Аня обедала и оставалась у меня до 10, потом наш лазарет.
Холодно, пасмурно и ветрено. - Собираемся на концерт в Большой дворец и перед тем хотим немного покататься. Ждем прибытия поездов. Мы привыкли к работе в большом доме, где много раненых, и это будет гораздо удобнее, так как ближе от нас. Фредерикс не мог прийти к завтраку, так как не совсем здоров. Бенкендорф тоже все еще болен. Я рада, что тебе нравится милый старый Максимович.
Теперь, ангел мой, мой голубчик, осыпаю тебя пламенными поцелуями и остаюсь твоей верной старой
Солнышко.
Анины сласти будут готовы только завтра, она просит извинить ее.

Ц. ставка. 23 июля 1916 г.
Мое любимое Солнышко!
Сердечно благодарен за твое дорогое письмо. - Погода все еще странная и неприятная! Каждые четверть часа появляется солнце, а затем льет как из ведра. Сегодня утром, когда мы оба еще были в постели, Алексей показал мне, что локоть у него не сгибается, а затем он смерил температуру и спокойно объявил, что ему лучше полежать весь день. - У него было 36,5. Так как погода сырая, я нашел, что, действительно, ему лучше полежать в постели. Сейчас он играет в “Nain jaune” с Воейк. и П. В. в нашей спальне.
Один из наших пажей скоропостижно скончался перед самым завтраком, в то время как брился! - Так жалко его! Он несколько лет тому назад служил в Семеновском полку и в сводной роте в Гатчине. А после завтрака я узнал, что инспектор здешнего речного сообщения, который постоянно нас сопровождал в наших прогулках, попал на улице под автомобиль и сломал ногу.
Вчера мы видели интересное представление в кинематографе и остались очень довольны. - Бэби играет, очень шумит, веселенький, болей совсем нет.
Конечно, его нездоровье от этой мерзкой сырой погоды! Моя любимая, с каким нетерпением я жду твоего приезда! Бэби, конечно, тоже. Храни тебя и девочек Господь.
Целую вас всех нежно.
Твой навеки, Солнышко мое,
Ники.

Царское Село. 24 июля 1916 г.
Мой любимый, милый!
От всей души благодарю тебя за твое чудное письмо. Поезд (я одурела), привезший преимущественно гвардейских офицеров и солдат, прибыл сегодня, и мы обошли его, - там было также 2 моряка, - некоторые остались здесь, других отправили в город. Несчастные супруги Веревкины (бывш. Киевск. губерн. - Преобр.) приехали встретить тело своего сына. После богослужения в лазарете мы делали там перевязки, без докторов, так как все они были заняты оперированием одной дам ы в верхнем этаже.
Наконец, дивная погода! Это наш Друг привез ее нам, Он сегодня приехал в город, и я жажду увидеть Его до нашего отъезда.
А, думается мне, более чем огорчена тем, что я на этот раз не беру ее с собой, хотя она этого и не выражает словами. Но Он приехал, больная Аля лежит у нее, да и на этот раз в этом нет необходимости. Она вне себя, как мне кажется, оттого, что я по вечерам часто бываю в лазарете, но, право же, у нее больная сестра, нуждающаяся в ее присутствии, - а я там забываю свое одиночество, свое горе, они всех нас согревают.
Граббе едет с нами, я в восторге от этого, так как Настенька и Ресин - очень скучные спутники.
Ангел милый, прощай. Бог да благословит и сохранит тебя!
Навеки преданная и безгранично любящая тебя
твоя старая
Женушка.
Тысяча поцелуев. Беккер ожидается в пути - ужасная досада!

Ц. ставка. 24 июля 1916 г.
Моя бесценная!
Сердечно благодарю за дорогое письмо. Воображаю, как ты занята и как тебя изводят все эти приемы и выезды. Бедное Солнышко! Здесь ты, может быть, немного отдохнешь, если я не буду приставать к тебе с поездками туда и сюда.
Сандро здесь на 2 дня. Он много рассказывает про мама, Ксению, которая приехала туда на 2 недели, и про Ольгу. Бэби, слава Богу, совсем здоров; спал он хорошо, а сейчас встает - 2 часа 30 мин. - Федоров не позволяет ему еще выходить, чтоб он не слишком возился. Но к нему придут двое его маленьких товарищей, и они будут спокойно играть в комнатах.
Погода поправилась, солнце ярко светит. Душка, это будет мое последнее письмо, так как ты теперь приезжаешь.
Да сохранит тебя Господь в пути!
В мыслях и молитвах всегда с тобой!
Твой, моя возлюбленная женушка, навеки старый
Ники.

Ц.С. 25 июля 1916 г.
Мой дорогой, любимый муженек!
Погода непостоянная - то светит ярко солнце, то снова набегают темные тучи. Я остаюсь пока в постели, так как у меня сильно расширено сердце, я чувствовала это все эти дни - слишком переутомлялась, а потому сегодня весь день буду отдыхать и только вечером пойду к Ане, чтоб повидать нашего Друга. Он находит, что, во избежание больших потерь, не следует так упорно наступать, - надо быть терпеливым, не форсируя событий, так как в конечном счете победа будет на нашей стороне, - можно бешено наступать и в 2 месяца закончить войну, но тогда придется пожертвовать тысячами жизней, - а при большей терпеливости будет та же победа, зато прольется значительно меньше крови.
Я беру Боткина с собой, так как он неохотно отпустил бы меня сейчас одну перед Б. мне обычно бывает хуже; кроме того, я эти дни сильно волновалась по поводу назначения Макарова, по поводу Польши и т.д. Бесконечно тебе благодарна за твое дорогое письмо - я тоже пишу тебе в последний раз. А. ходит с вытянутым лицом и очень придирчива - ее раздражает лазарет, потому что я часто провожу там вечера (это мой отдых после деловых разговоров, - является потребность видеть новые лица, когда сердце преисполнено тревоги и тоски, ужасно, ужасно грустно без вас обоих, а она, бедняжка, меня никогда не веселит). Я предпочитаю не говорить об отсутствующих, не вспоминать о прошлом и не оплакивать того, что непоправимо - наши вкусы обычно расходятся, - когда ее друг сердца кара им был здесь и услаждал ее, она была прекрасно настроена. Но мы живем мирно, только теперь, когда я не беру ее с собой, она, по-видимому, очень обижена, - она забывает, что у нее больная сестра в доме и что Гр. здесь.
Вот и дождь пошел. Дай Бог, чтоб мы через 2 дня были вместе!
1000 поцелуев и благословений шлет тебе твоя тоскующая
старая
Женушка.
Мы ведь будем завтракать в поезде? И если у меня будет болеть сердце, ведь мне можно будет и обедать дома, правда?

Ц. ставка. Поезд. 3 августа 1916 г.
Ангел мой любимый!
Увы, снова настал час разлуки, но я благодарю Бога за эту счастливую, спокойную неделю. Сейчас я могу с новыми силами вернуться к своей работе и жить сладкими воспоминаниями о твоей нежной любви. Очень тяжело покидать тебя одного с твоей тяжелой ответственностью, обремененного утомительным трудом, - хотелось бы быть тебе более полезной! Я жажду охранять тебя от всех лишних забот и огорчений, а между тем, мне часто самой тебе приходится докучать по поводу разных скучных бумаг, но ничего не поделаешь. Дай тебе Боже, мой любимый, мудрости и успеха, терпенья, чтоб не слишком упорно рвались вперед и не испортили всего бесполезными жертвами, - твердо вперед, шаг за шагом, - без быстрых продвижений вперед с последующим отступлением, это куда хуже. Если только Алексеев принял икону нашего Друга с подобающим настроением, то Бог, несомненно, благословит его труды с тобой. Не бойся упоминать о Гр. при нем благодаря Ему ты сохранил решимость и взял на себя командование год тому назад, когда все были против тебя, скажи ему это, и он тогда постигнет всю мудрость и многие случаи чудесного избавления на войне тех, за кого Он молится и кому Он известен, не говоря уже о Бэби и об Ане.
Ненаглядный мой, сердце и душа и вся моя страстная любовь с тобой. Бог да благословит стократ тебя и драгоценного Бэби! Ужасно буду тосковать без вас обоих, а ты, увы, снова почувствуешь свое одиночество! Шлю тебе пламенные нежные поцелуи, солнце жизни моей, и остаюсь вся твоя старая
Женушка.
Спи хорошо, крепко обнимаю вас обоих.

Ц. ставка. 3 августа 1916 г.
Мой ангел любимый!
Как я ненавижу разлучаться с тобой и видеть, как поезд уносит тебя и девочек! Когда ты со мной, у меня такое спокойствие на душе, мне хочется далеко отогнать все заботы и неприятности и наслаждаться молча твоим присутствием, конечно, когда мы одни. Благодарю тебя горячо и нежно за то, что приехала и дала мне это счастие и успокоение! Теперь я буду сильным и бодрым до твоего следующего посещения. Горячо благодарю также за твое дорогое письмо, которое несколько смягчило боль разлуки!
Бэби пошел обедать со своими двумя маленькими друзьями, а я принял графа Бобринского, который оставался недолго и произвел на меня хорошее впечатление. Мы обедали в палатке, было довольно холодно и сыро, я предпочел бы на балконе. После молитвы с Бэби мне удалось окончить все свои бумаги, что мне всегда дает некоторое удовлетворение! - Затем я сделал прекрасную прогулку вдоль шоссе и вернулся по длинному мосту при дивном лунном свете. Воздух был очень свеж - это полезно перед сном.
Спи спокойно, дорогое Солнышко!
4 августа.
Чудная погода и очень тепло.
Надеюсь, что вы хорошо спали и удобно ехали! Бэби и я чувствуем себя очень одинокими за завтраком, во время нашей поездки, словом, целый день, до ночи. Храни тебя Бог, любимая женушка, мое сокровище! Осыпаю тебя страстными и нежными поцелуями. Крепко целую девочек.
Навеки твой
Ники.

Царское Село. 4 августа 1916 г.
Ангел мой милый!
Уже 1 час, но я тем не менее хочу начать письмо к тебе, потому что завтра буду очень занята. Мы ехали хорошо, и сердце мое вело себя вполне прилично; я только пила чай с остальными, а завтракала и обедала у себя в купе - все время лежала и вышивала, а мысли мои постоянно витали вокруг вас, мои сокровища, и я мысленно вновь переживала эту счастливую, спокойную неделю. Я одна в моей большой пустой спальне, и могу крестить и целовать лишь подушку твою! Чудная луна и так тихо - сегодня дивная погода и не очень жарко. А. провела у нас вечер: она похудела за эту неделю, выглядит утомленной, видно, что много плакала. Мы немножко поговорили - уже после того, как дети легли спать.
Она в понедельник едет с нашим Другом и с милой Лили в Тобольск, чтобы поклониться мощам новоявленного святого. Она в отчаянии, что должна ехать так далеко без твоего напутствия, и притом именно тогда, когда я только что сюда вернулась, но Он хочет, чтоб она ехала сейчас, находя, что сейчас самое подходящее время. - Он спрашивает, верно ли то, что газеты пишут относительно освобожд. военнопленных славян. Он надеется, что это не так, ибо это было бы величайшей ошибкой (пожалуйста, ответь на этот вопрос). - Он огорчен слухами, будто бы Гучков и Родзянко приступили к организации сбора меди; если это так, то следует, по его мнению, отнять у них инициативу в этом - совсем это не их дело. Просит тебя быть очень строгим с генералами, в случае ошибок. Видишь ли, все страшно возмущаются Безобразовым, все кричат, что он допустил избиение гвардии, что Леш, отступая в течение 5 дней, дал Б. приказ наступать, а он все откладывал и, благодаря своему упорству, все потерял. Раненые стрелки, да и остальные не скрывают своего негодования. А. получила чрезвычайно интересное, но грустное письмо от Н.П. - он описывает, что им пришлось проделать, но с отчаянием говорит о генералах, о Без., - как они, ничего не зная, при казали гвардии наступать по заведомо непроходимым топям, и как велено было обходить другие топи, где свободно можно было бы пройти, - говорит, что создалось отвратительнейшее впечатление от этого, сожалеет, что должен всем этим меня огорчить, но все же просит все это мне передать. Здесь все надеются, что ты сместишь Без.; я надеялась на это с самого начала; верно, не так уж трудно найти ему заместителя, и, по крайней мере, такого, который не был бы упрям, как мул. Гвардия никогда ему этого не простит, и ей будет неприятно, что ты так его поддерживаешь и что он пользуется этим по праву старого товарища. Прости меня, но чем спокойнее я в вагоне обдумывала то, что написал Павел и что говорили Дмитрий и другие, тем все более я по чести находила, что ему следует уйти - это будет блестящим доказательством твоей мудрости. Он преступно погубил твою гвардию и опять не будет ладить с Лешем и с Брусиловым, - ты милостиво помог ему выпутаться в прошлогодней истории и дал ему прекрасный случай реабилитировать себя, которым он позорно злоупотребил, - это не должно пройти безнаказанно. Пусть он пострадает, зато другим на пользу будет этот пример. Я жалею, что не поговорила об этом более настойчиво в ставке, и притом не с Алексеевым, - твой престиж был бы спасен, а то станут говорить, что ты проявляешь слабость, что ты не отстаиваешь свою гвардию, столь тобой любимую, - не следует рисковать новой неудачей. Генералы знают, что у нас еще много солдат в России, и поэтому не щадят жизней, - но это ведь были великолепно обученные войска и все - понапрасну. Я знаю, какое горе это тебе причинило, но будь благоразумен, мой ненаглядный, слушайся твоей старой женушки, которая думает исключительно о твоем благе, и которая знает, что это единственно верный шаг, - пускай Алекс. думает иначе, - лучше совсем его отставить, так как ведь ты сам говоришь, что строгий выговор расстроит ему нервы, сделай это ради твоей славной гвардии, и все станут тебя за это благодарить; они очень уж возмущены его безрассудством, вследствие которого погибли все их солдаты.
А. передала нашему Другу то, что я говорила об отчаянии Сандро, и Он был вне себя по этому поводу. Он много говорил об этом с Секретевым, и тот утверждает, что у него имеется много материала, вполне пригодного для производства аэропланов. Не пошлешь ли ты за ним и не расспросишь ли его обо всем, или не отправишь ли его к Сандро, чтоб обсудить этот вопрос? Было бы, действительно, счастьем, если б можно было найти способ изготовлять эти части здесь.
Прости, что первое же мое письмо - о делах, но все касающееся армии так важно для нас всех, мы этим живем. Я по часам слежу за всем тем, что ты делаешь в течение дня, мой дорогой. Вчера еще мы были вместе, а кажется, будто это было давно. Не забыл ли ты отложить призыв молодых солдат до 15 сентября, если это возможно, так, чтобы повсюду они могли закончить свои полевые работы? Иза приехала встретить на вокзал, хотя все еще плохо выглядит. Трина все еще простужена, не выходит из комнаты. M-me Зизи была здесь и спрашивала, откуда мы приехали!!! Была у меня также кн. Палей - без вуали, но я не стала ее целовать. Поздравляю тебя с праздником преображенцев, мой единственный и мое все!
5-го. Горячо благодарю тебя за твое драгоценное письмо, сокровище мое! Да, радость нашего свиданья беспредельна, и я сейчас живу лишь воспоминаниями о нем. Для тебя что еще тяжелее, бедный ангел мой!
Опять очаровательная погода - уснула после трех. Работала в лазарете, масса новых лиц. Кн. Гедр., Таубе и Емельянов просят передать их глубочайшую благодарность за привет. Прилагаю сюда бумагу относительно Лопухина. Боткин снова просит за него - Макаров поступает несправедливо.
А. получила телеграмму от Н.П., он будет в ставке около 12-го.
Милый, я хочу причаститься этим постом, рассчитываю так: понедельник утром, так как вечером есть служба, завтра утром и вечером, в воскресенье утром, затем я закажу еще 2 раза - это будет великой поддержкой для меня. А. уезжает в понедельник - она не знает, сколько времени продлится ее поездка. Не пошлешь ли ты ей открытку с пожеланиями и напутствиями на дорогу? Только напиши ей вовремя. Дивная погода, мы завтракаем на балконе.
Сейчас должна принять одну даму, затем Мекка и Апраксина, в 4 часа уезжающего на фронт. Милый, ты ведь не забудешь о наградах для тех, кто ранен бомбами, сброшенными с аэропланов? А. благодарит за чайный стакан.
Теперь прощай, мое солнышко, радость моя. Мысленно нежно прижимаю тебя к сердцу, осыпаю тебя жгучими поцелуями. Бог да благословит и защитит тебя, и да поможет тебе во всех твоих начинаниях!
Помни относительно Безобразова!
Навеки, ангел мой, всецело твоя
Солнышко.

Ц. ставка. 5 августа 1916 г.
Моя любимая!
Началась наша обычная серенькая жизнь. Ясные “солнечные” дни прошли, и я живу дорогими воспоминаниями о прошедшем! Душка моя, как я люблю тебя и как сильно привык я к твоему постоянному присутствию! Каждую разлуку так тяжело переносить, и с каждым разом я все больше жажду всегда быть вместе. Но долг прежде всего, мы должны подчиняться и стараться не роптать, хоть это и нелегко.
После дивной вчерашней погоды ночью был ливень несколько раз, сегодня погода непостоянная - нельзя сказать, будет ли ясно или пойдет дождь! Воздух очень теплый, и мы собираемся прокатиться в автомобиле до места, которое мы называем “шхеры” .
Каждый день я принимаю кого-нибудь из министров, и это, а также мои бумаги, помешало мне повидать брата Боткина (моряка) и старого Дуделя Адлерберг.
Пора кончать, любимая. Храни вас Господь!
Горячо целую.
Твой старый
Ники.

Ц.С. 6 августа 1916 г.
Мой ненаглядный!
Горячее спасибо, мой ангел, за милое письмо. Да, большое счастье быть вместе, но потом ужасно тоскливо и грустно! Ах, твои нежные ласки, твои большие грустные глаза при расставаньи преследуют меня. Отрадно жить надеждой на следующее близкое свиданье, - бедная А. надеется к тому времени быть снова здесь или же, может быть, приедет к нам прямо в ставку, - это ее освежит, и Н.П. тогда будет там, так что мы снова будем все вместе. Не забудь дать ему яхту, это хороший предлог для объяснения его отсутствия, да и следовало бы сделать это для него. Опять чудная погода, днем побуду на балконе. - Предстоит принять 4 офицеров, m-r Гиббса и кн. Голицына с докладом, затем она должна повидать Ники - вот, пришлось бросить письмо, они появляются один за другим, а сейчас фельдъегерь должен ехать.
Н. снова просит очень тебя за все поблагодарить.
Милый, у нас вчера была вечерняя служба в Ф.С.,вечером сегодня там же, сегодня утром в Пещ. ц., а завтра утром в нижнем госпитальном храме. Надеюсь в понедельник утром причаститься - от всей души прошу у тебя прощенья, мой единственный и мое все, если словом или делом невольно обидела тебя. - Я так рада причаститься - я жажду этой моральной поддержки, - приходится так много переживать, так много приходится себя расходовать. Исповедоваться буду в воскресенье в 10 час. вечера - быть может, и А. пойдет со мной, иначе я буду совсем одна, девочки не хотят сейчас причащаться. - Прощай, мой ангел. Я сегодня увижу нашего Друга у нее в доме, поговори о Нем с m-r Гиббсом. Осыпаю тебя нежными поцелуями и благословляю.
Навеки твоя глубоко тебя любящая и тоскующая по тебе старая
Женушка.
Я просила А. сделать выписку для тебя относительно ее брата, так как нахожу это интересным.
Ц.С. 7 августа 1916 г.
Ангел мой любимый!
От всей души благодарю тебя за твое милое письмо - понимаю, что тебе трудно писать, когда у тебя так много дела.
Пасмурно - прошел небольшой дождь. Вчера вечером видела нашего Друга в маленьком доме. Он посылает тебе эти цветы и горячий привет. Они выезжают во вторник вечером. А. и я идем на исповедь в 10, а завтра утром в 9 у нас служба в нашем пещ. храме, - буду особенно усердно молиться за тебя, мой единственный и мое все, душою буду там с тобой. Осыпаю тебя нежными поцелуями и шлю тебе горячий привет.
Каковы вести с фронта? Как будто очень тихо?
Прости за скучное, короткое письмо, но у меня решительно нет времени больше писать. - Посылаю тебе “свечки”, - как обидно, что ты опять в них нуждаешься!
Прощай, мой ясный светик!
Бог да благословит и защитит тебя!
Навеки глубоко любящая тебя твоя старая
Солнышко.

Ц. ставка, 7 августа 1916 г.
Моя возлюбленная душка!
Горячо благодарю за дорогое письмо. Поблагодари А. за присланную ею копию. - Опять некогда писать, так как неожиданно сегодня утром появился Алек; я только что принимал его после завтрака. К счастью, он был спокоен, говорил о делах Рейна и других, но не брюзжал. Сегодня вечером приму Мамонтова, а Макарова только завтра, в понедельник. Я велю ему прекратить эту историю с Лопухиным.
Очень жарко, боюсь, не собирается ли гроза.
До свидания! Храни тебя Господь, моя дорогая женушка!
Целую тебя и девочек нежно.
Навеки твой старый
Ники.

Ц.С. 8 августа 1916 г.
Мой любимый!
Горячее спасибо, ангел мой, за дорогое письмо. Как досадно, что тебе приходится принимать такую массу людей! - Страшно жарко сегодня и очень душно, но все же чуть-чуть веет ветерок, не поеду кататься - предпочитаю спокойно посидеть.
Причащение было великим утешением и успокоительно подействовало на меня - всей душою я была с вами обоими. Мне так приятно молиться в нашем маленьком нижнем храме. Оттуда мы отправились прямо в лазарет, где мне дали стакан чаю, затем я принялась за перевязки. Постройка нашего нового флигеля быстро подвигается вперед, - надеюсь, что она будет закончена к концу октября. 10, в четверг, будет вторая годовщина нашего лазарета, и все ждут с нетерпением переименования его в собственный Е. В. лазарет № 3, так как постоянно выходят недоразумения между дворцовым лазаретом и лаз. Большого дворца.
Интересно бы знать, что ты думаешь предпринять относительно гвардии, будет ли им дан временный отдых? Наш Друг надеется, что мы не станем подниматься на Карпаты и пытаться их взять, так как, повторяет Он, потери снова будут слишком велики.
Чебыкин будет у меня, чтоб решить насчет госпиталя при новых казармах 3-го стрелкового полка.
Теперь должна кончать. Прощай, сокровище мое ненаглядное, мой единственный и мое все, мой дорогой светик, осыпаю тебя пламенными поцелуями.
Бог да благословит тебя!
Навеки преданная тебе твоя старая
Женушка.

Ц. ставка. 8 августа 1916 г.
Моя любимая!
Очень благодарю за дорогое короткое письмо. Я думал с особою нежностью о тебе вчера вечером и сегодня утром, когда ты причащалась в нашей уютной пещерной церкви. - Кажется, будто прошел год с тех пор, как мы причащались вместе в те тяжелые дни, перед моим отъездом сюда! Я так хорошо помню, что когда я стоял против большого образа Спасителя, наверху в большой церкви, какой-то внутренний голос, казалось, убеждал меня прийти к определенному решению и немедленно написать о моем решении Ник., независимо от того, что мне говорил наш Друг.
Прошу тебя, поблагодари Его за присланные мне два цветка. M-r Гиббс приехал, но гораздо позже, чем мы ожидали. Бэби, кажется, рад его видеть.
Пока до 15 - на фронтах затишье, хотя в Буковине бои еще продолжаются. На Кавказе развивается сильное наступление в центре нашего фронта.
Я вполне согласен, что Н.П. должен быть назначен командиром “Штандарта”; но мне сначала надо найти место для Зелен. Нельзя же прогонять хорошего человека с его места только для того, чтоб отдать его лучшему и оставить первого ни с чем!
Я уверен, что ты не это имела в виду!
Сегодня идет дождь, но очень тепло. - Храни Господь, моя милая женушка, тебя и девочек!
Попроси Татьяну прислать мне теперь же один из моих серебряных портсигаров!
Целую нежно.
Навеки твой старый
Ники.

Ц.С. 9 августа 1916 г.
Любимый мой!
Нежно благодарю тебя за твое милое письмо. Прошу нашего Друга особенно молиться 14-го и 15-го и благословить предпринятое тобой. Они покидают город в 7. - Льет дождь и солнце светит, очень сыро и жарко.
Она огорчена тем, что так официально ответила на твою телеграмму, но она писала в присутствии матери. У меня будет Кауфман, так как я хочу, чтоб они отправили отряд вместе с нашими войсками во Францию, - Алексеев одобрил эту идею.
Милый, я позабыла, что Зеленецкий состоит помощником при Кирилле, ты поговори с ним и вдвоем обсудите этот вопрос. Чебыкин вчера был очень мил и готов помочь, так что я решила пристроить еще флигель к лазарету Алексея (бывш. академия).
Наш Друг имел хорошую, длительную и приятную беседу с Штюрмером. Он велел ему приходить каждую неделю ко мне.
Теперь я должна кончать, Зыков ждет меня - меня постоянно кто-нибудь ждет, приходится писать в спешке.
Прощай, мое сокровище, осыпаю тебя нежными, страстными поцелуями и остаюсь твоей горячо любящей тебя старой
Женушкой.
Благослови тебя Боже!

Ц. ставка. Могилев. 9 августа 1916 г.
Милая голубка!
Нет времени написать длинное письмо. Тысячу раз благодарю за дорогое письмо. Очень рад, что ты причащалась. Пока все спокойно, только Сахаров продолжает наступление. Погода сегодня ясная и прохладная.
M-r Гиббс приехал и начинает привыкать к нашей жизни здесь.
Храни тебя Господь, моя драгоценная душка! Целую нежно.
Твой старый
Ники.

Ц.С. 10 августа 1916 г.
Ангел мой милый!
Нежно благодарю тебя за твою дорогую открытку. Пасмурно и довольно прохладно. В 2 ? вторично поеду в лазарет на молебен и празднование 2-летия со дня основания нашего лазарета. Будет мало работы, и мы этому не особенно рады.
Получила телеграмму из Вологды; они едут благополучно - перед отъездом она просила меня передать тебе ее привет и поцелуи.
Ты не забудешь послать за Раевым, не правда ли, чтобы основательно поговорить с ним? - Жду Шведова, а затем Бобринского - ежедневно принимаю массу людей.
Только что получила от Сергеева телеграмму со списком фамилий моих офицеров-сибиряков, раненых 1-го и 8-го августа, - он не дает сведений о солдатах. Сейчас должна принять врача, имеющего дело с моим “М. и Младенчество”, - он отправляется на ревизию этих учреждений, - они распространились по всей России. - Я рада, что m-r Гиббс поправляется, он страшно был рад поехать к вам.
Как ты думаешь, не следует ли мне остановиться на несколько часов в Смоленске, чтобы осмотреть лазареты, а затем приехать к тебе, 23-го, к обеду? Согласен милый?
Сейчас я должна уезжать. Бог да благословит тебя, ангел мой! Жажду твоих ласк. Нежно целую.
Навеки вся твоя старая
Детка.

Ц. ставка. 10 августа 1916 г.
Моя драгоценная женушка!
Крепко благодарю тебя за твое милое письмо, Я вчера вечером принял Кирилла, возвращавшегося из гвардии, где он провел 6 дней. Он видел многих командиров и офицеров, и они все ему говорили то же самое про старика Безобразова, что ты уже знаешь, так что сегодня я поговорил на эту тему с Алексеевым и сказал, что желаю уволить Б. Он, конечно, согласился со мной, что лучше его сменить и назначить хорошего генерала. Мы оба придумывали, кем бы его заменить - может быть, одним из братьев Драгомировых! - Так досадно, что я забыл спросить Кир. про Зеленецкого! Но он вернется через неделю, и я тогда могу это сделать. Н.П., кажется, приезжает сюда 12-го. - Буду страшно рад видеть его опять.
Дмитрий скоро будет здесь проездом, я хочу удержать его здесь на несколько недель, потому что Георгий мне говорил, что этот мальчик опять вбил себе в голову, что он будет убит.
Я уже считаю дни до твоего приезда! Любимая, я должен кончать. Храни вас Господь!.. Осыпаю горячими поцелуями твое любимое личико.
Навеки твой старый
Ники.
Р.S. Меня мучит, как рассказать Фредериксу про развод Ольги? Очень трудно писать о таких делах.

Ц.С. 11 августа 1916 г.
Сокровище мое.
Сердечное спасибо за дорогое письмо. Я благодарна тебе за то, что ты смещаешь Б. - гвардия была бы глубоко обижена, если б его оставили, так как всем было известно, что исключительно по его вине потери были так велики и, увы, бесполезны! Очень хорошо отзываются об одном брате Драгомирове - дай Бог, чтоб он оказался подходящим человеком и чтоб он работал в согласии с другими генералами! Только разведка у них должна быть поставлена лучше, чем при нем, он почти ни о чем не был осведомлен.
Я не видала Дмитрия, да, я думаю, нервы у него опять, увы, никуда не годятся, это чрезвычайно жаль. Не пускай его так часто к этой даме - подобное общество его гибель - одна лесть, и ему это нравится, а при таких условиях он, конечно, тяготится своей службой. Ты должен строже его держать и не позволять ему распускать язык.
Если Фредерикс не совсем здоров, я могу послать за гр. Нирод, велю ему отправиться на Сиверскую, объяснить все старику и с ним вместе обсудить все, что надо сделать. Только надо ли назначить какой-нибудь определенный срок, пожалуйста, ответь мне по телеграфу? Операция сошла хорошо, вчерашнее празднество тоже. Теперь О. и Т. считаются зачисленными на службу в лазарет. Стало прохладнее. Девочки почти весь день снимались у Функа, так как им нужны новые снимки для раздачи по комитетам и т.д.
Нежно благословляет и 1000 раз целует тебя
навеки
Твоя.

Ц. ставка. 11 августа 1916 г.
Моя любимая детка.
Сердечно благодарю тебя за дорогое письмо. Конечно, было бы прекрасно, если бы ты на несколько часов остановилась в Смоленске - это дало бы такую радость раненым и населению!
Извини за пятно, которое я сделал на этом конверте, но твое перо очень капризно: некоторое время оно не пишет, а затем внезапно выпускает голубой фонтан. Здесь на фронте все спокойно; на Кавказе мы взяли в плен два турецких полка. Сегодня жду Н.П.
Посылаю тебе эту бумагу от Максимовича - я думаю, что лучше каждого из них иметь на 2 недели! Ты согласна? Пожалуйста, верни мне бумагу назад. В сентябре приезжает сюда японский принц Канин, так что Татищев и Безак выедут встречать его во Владивосток и привезут его сюда, а здесь при нем будет Георгий.
Теперь, моя голубка, я должен кончать.
Храни Господь тебя и девочек! Целую тебя крепко.
Навеки твой старый муженек
Ники.

Ц.С. 12 августа 1916 г.
Мое сокровище.
Бесконечно благодарна тебе за твое дорогое письмо. Я рада, что дела на Кавказе хорошо идут. Конечно, это хорошо, что у тебя 2 адъютанта, посменно дежурящих в течение двух недель, но только задержи Н.П. несколько подольше, чтобы при тебе был кто-нибудь из моряков, а ему, верно, некуда ехать; и за тебя я гораздо спокойнее, когда он там с тобой. Это свой человек, кроме того он хорошо влияет на Дмитрия.
Получила письмо от Ани, она целует тебя: они завтра будут в Тобольске, сегодня они плывут по реке. Погода стала лучше.
Досадно, что нет ничего интересного; очень много дела в лазарете, очень тяжелые случаи, ежедневно операции. Ирининому ребенку снова гораздо хуже, он живет здесь у дедушки и бабушки, - Ирина в Красном, больна “ангиной”, - она постоянно болеет, бедняжка. Я уверена, что Н.П. расскажет тебе много интересного о сражениях.
Остаюсь на балконе, чтобы быть поблизости на случай, если бы бедного Рейшаха пришлось внезапно оперировать.
Извини, что мое перо делает такие штуки - оно вначале всегда капризничает.
Получила длинный и интересный “рапорт” от моих Крымцев.
Так хорошо быть опять вместе, хотя как раз теперь мы очень нужны в лазарете. Прощай, мой светик. Бог да благословит и защитит тебя и да поможет Он тебе во всех твоих затруднениях! Имела интересную беседу с Бобринским.
Осыпаю тебя нежными и страстными поцелуями.
Навеки твоя старая
Солнышко.

Ц. ставка. 12 августа 1916 г.
Моя любимая.
Горячо благодарю тебя за твое дорогое письмо. Вчера я был очень счастлив увидеть Н. П., у него очень хороший вид. Очень интересно слушать его рассказы после вечернего чая мы сидели до 12 час. 30м., он рассказывал об их тамошней жизни и переживаниях. Он очень хвалит наших офицеров и солдат, - Кирилл сказал мне, что он от всех генералов и офицеров слышал те же восторженные похвалы батальону.
Мы, конечно, ожидали этого, но все же приятно слышать, когда об этом говорят так красноречиво. Вызови графа Нирод и объясни ему все для старика. - Число еще не назначено. Ольга хочет, чтобы было объявлено только после 15 августа. Она также просит, чтоб об ее делах поговорили с ее управляющим конторою Родзевичем, чтоб избежать осложнений в будущем.
Сегодня я принял полковника Татаринова, нашего военного атташе в Румынии. Он привез этот важный документ, подписанный ими. 15-го они, наконец, начнут и атакуют австрийцев на своем фронте.
До свидания, мое любимое, дорогое Солнышко. - Храни тебя и девочек Господь! Целую всех вас нежно и остаюсь навеки твой старый
Ники.

Ц.С. 13 августа 1916 г.
Мой ангел родной.
Бесконечно благодарю тебя за твое дорогое письмо. Я рассказала все касающееся Ольги Бенкендорфу и велела все это передать Нироду, который соберет необходимые бумаги и затем все сообщит старику.
Представляю себе, как интересно все, что Н.П. тебе рассказывает!
Погода не очень хороша, опять шел дождь, а потому я сижу на балконе, затем отправлюсь в Большой дворец.
Дмитрий, наконец, попросил позволения прийти к чаю.
Штюрмер просил принять его завтра.
Оперировали одного из моих молодых сибиряков, затем были сложные перевязки, а потому мы завтракали лишь в 11/2.
Слава Богу, румыны, наконец, собираются двинуться, а каковы наши продвижения к 15-му?
Бенкендорф находит, что в сентябре я должна устроить завтрак в честь принца Канин - во время войны это такая тоска, но, пожалуй, это необходимо.
Намерен ли ты назначить Беляева военным министром? Я думаю, что, в конце концов, это был бы разумный выбор. - Бобринский находит, что дела не могут идти хорошо, пока у Шт. так много дела, он ничем в отдельности не может заняться вплотную, как следовало бы, того же мнения наш Друг.
А теперь, родной мой, горячо любимый, я должна кончать. Бог да благословит и защитит тебя. Целую тебя с безграничной преданностью и люблю тебя больше, чем когда-либо.
Вся
Твоя.

Ц. ставка. 13 августа 1916 г.
Мое любимое Солнышко.
Сердечно благодарю за дорогое письмо. У меня тоже нет ничего интересного, чтоб сообщить тебе.
Старый генерал По вернулся с Кавказа - у него хороший вид, сухощавый, с красивой седой бородкой. Он сегодня уезжает и надеется иметь счастье проститься с тобой!
Я на место Драгомирова выбрал ген. Гурко, который командует 5 армией и знаком с работой в большом штабе, - я намерен назначить его вместо Безобразова.
Сейчас больше некогда, ангел мой. Храни вас Господь! Целую тебя страстно и нежно, моя драгоценная детка!
Навеки твой старый
Ники.

Ц.С. 14 августа 1916 г.
Любимый мой.
Горячее спасибо за милое письмо. Что ж, многие хвалят Гурко, даруй ему Боже успеха и да благословит Он его командование! Более, чем когда-либо, мысленно буду с тобой все эти дни; я также просила нашего Друга думать о тебе и много молиться.
Опять посылаю тебе мою икону, я вделала ее в маленькую раму и запор на колечке.
Снова туман, пасмурно и довольно холодно, настоящий сентябрьский день.
Дмитрий пил у нас чай вчера, - у него сердце не в порядке: оно перемещается, как у меня, а потому, конечно, он временами испытывает боли, ощущает слабость и задыхается. Ему следовало бы полечиться, так как болезнь пока еще только в зачаточном состоянии, и он мог бы совершенно излечиться. Сегодня утром мы были в нашем пещ. храме. Позднее мы отправимся в склад в Большом дворце для раздачи жетонов всем работающим.
Ирина и Феликс будут к чаю.
Бедный Ширинский-Шахматов умер, у него, вероятно, был рак, - жаль его жену.
Сокровище мое, я жажду ласк: я хочу тебе показать всю мою глубокую, беспредельную любовь и преданность - тяжело постоянно быть в разлуке!
Прощай, Бог да благословит тебя, милое наше Солнышко! Осыпаю тебя поцелуями и остаюсь твоей глубоко любящей тебя старой
Женушкой.

Ц. ставка. 14 августа 1916 г.
Моя бесценная душка.
Нежно благодарю за дорогое письмо. Так мило с твоей стороны, что ты рассказала Бенкендорфу дело Ольги, потому что мне было бы очень неприятно сообщить это все старику письменно.
Я все время боялся того, о чем тебе сказал Бобринский. Но, действительно, ужасно трудно найти человека, способного быть во главе департамента снабжения. Шт., будучи теперь председателем совета министров, имеет в своем подчинении остальных министров, но если б один из них взял верх, остальные ему уже не подчинялись бы, или если б и подчинились, то начались бы интриги, и дела не пошли бы гладко. Есть, правда, один выход, - идея Кривошеина, - сделать военного министра господином всего положения. Но я сомневаюсь, чтобы Шув. или даже Беляев подходили для этого. Второй из них - человек чрезвычайно слабый, всегда уступает во всем и очень медленно работает. Он имел неприятности с Ш. и поэтому им пришлось разойтись. Б. назначен в Воен. совет.
Должен теперь кончать. Да хранит тебя Господь, дорогая женушка, моя родная девочка!
Целую крепко тебя и дорогих дочек.
Навеки твой старый
Ники.

Ц.С. 14 августа 1916 г.
Любимый мой.
Сегодня вечером осталась дома, так как очень устала и хочу лечь в 10 и выпить чего-нибудь горячего, чтоб предупредить простуду. Погода мрачная, идет дождь, холодно, и весь день темно. Днем была у Али, посидела немного с ней и с ее мужем; она выглядит и чувствует себя неважно, с весны потеряла 15 фунтов в весе. Затем была в Анином лазарете, нашла там все в полном порядке. Оттуда - в Большой дворец, где раздала жетоны 70 лицам.
Ирина и Феликс пили у нас чай - они держались очень мило и непринужденно; она очень загорела, а он очень худ, коротко острижен, выглядит гораздо лучше в форме пажа и очень подтянулся. В заключение приняла Штюрмера (почему и пишу на большом листе). Удастся ли мне только написать ясно и понятно? Сегодня у меня такая пустая, усталая голова.
Так вот, отставка Беляева была большим ударом для него, так как он ему передал вопрос о пленных, которые должны были быть отправлены в угольные шахты и т.д. по всей стране и так как он ему поручил сговориться с командующими армиями насчет того, сколько людей они могут уделить и т.д., он дал ему это важное и спешное поручение разрешить продов. вопрос. Сейчас он вышел из министерства, его не любит Шуваев, он больше не сможет ему помогать, а он действительно способный человек и работает куда больше, чем Шуваев, который никогда не показывается в совете министров, а лишь посылает туда своих представителей. Я очень надеялась, что ты назначишь его военным министром - он настоящий джентльмен, отлично осведомлен во всем; это действительно способный человек, хотя Шуваев и не сумел его оценить. Мы долго обсуждали продов. вопрос и решали, не было ли бы более целесообразным поставить во главе этого дела военного человека (например, самого Шуваева, который, наверное, хорошо бы с этим справился, так как это, по существу, то же дело, которое он прекрасно наладил в интендантстве, - это взамен управления им военным министерством). Алексеев не считается с Штюрмером, - он прекрасно дал почувствовать это остальным министрам, - быть может, потому, что он штатский, а с военным больше считались бы. Шт. остался бы в том звании, какое ты ему дал, во главе всего, он следил бы за тем, чтобы все дружно работали, помогал бы министрам, а тебе не приходилось бы ничего менять. Он не устал от работы и не боится ее, но мы думали, что ты, быть может, предпочел бы это место предоставить военному. А потому я обещала это выяснить, и в случае, если ты пожелаешь это обсудить с Шт., пожалуйста, пошли за ним – он не хочет тебе надоедать и желал бы, чтоб инициатива исходила от тебя.
Затем насчет Волжина - он передаст ему бумагу теперь, - не хочешь ли ты принять Раева, чтоб основательно поговорить с ним и убедиться, подходящий ли он для тебя человек, - я думаю, что он с Жеваховьм в качестве помощника были бы истинным даром Божьим для церкви. Если ты желаешь его видеть, протелеграфируй мне день, не упоминая его имени, а Шт. сообщит это ему. Остальных кандидатов я считаю совершенно неподходящими и малосведущими в делах церкви.
В разговоре с Бобринским выяснилось, что он тоже находит, что во главе продов. дела следовало бы поставить особое лицо, ведающее исключительно этим делом и думающее и живущее исключительно им. Завтра старый Хвостов приедет представиться мне.
Неприятно надоедать тебе подобным письмом, но старик всегда успокаивается после того, как выложит мне все, что у него на душе, и рад, когда я бываю в ставке. Я ежедневно молю Бога о том, чтоб быть тебе полезной и помогать тебе советами. Наш Друг постоянно советует Шт. говорить со мной обо всем, так как тебя здесь нет, для совместного обсуждения с ним всех вопросов. Меня трогает, что старик доверяет твоей старухе.
Почему отставили Беляева? Будет ли тебе теперь легче назначить его министром?
Получила две телеграммы от Ани, - Тобольск, где она молилась за всех нас, произвел на нее прекрасное впечатление. Они выезжают оттуда сегодня ночью, завтра поплывут по реке, а 15 будут в Покровском. Закончу это письмо завтра. Спи спокойно, мой милый ангел, мой единственный и мое все, мой дорогой, терпеливый страдалец! В молитвах и мыслях я на фронте. Они, вероятно, как и всегда, выступят в 4 часа утра, - помоги им Боже и Святая Дева в день ее праздника - да благословит она наши войска!
15-ое.
С добрым утром, мое сокровище! От души благодарю тебя за твое дорогое письмо, полученное мной по возвращении из лазарета. Мне жаль, что ты невысокого мнения о Беляеве, мне он постоянно представляется очень усердным и старательным, но мне кажется, что ему было чрезвычайно трудно работать с этими двумя последними министрами, - а сейчас он должен был помогать Шт.; последний ужасно жалеет о том, что теперь лишается его помощи. Быть может, если дать ему возможность быть самостоятельным, он был бы хорош?
Получила письмо от Ольги Евг., - знаешь, она все еще огорчена тем, что муж ее лишился своих “орлов”. Теперь она прочла, что командиры военных портов (контр - или вице-адмиралы) призываются на действительную службу, согласно приказа 26/5 1916 г., и, конечно, у нее появились надежды и аппетиты, она просит меня только узнать об этом, но я упоминаю тебе об этом для того, чтоб определенно ей сказать, что ты ничего не можешь сделать. Нилов, я знаю, против него и хохочет при мысли о том, что она хотела бы, чтобы Папаф. вернули его “орлов”.
Погода неважная, дождливая и хмурая, солнце дважды пыталось пробиться сквозь тучи, но безуспешно. Мы были в нашем пещ. храме, а потом в лазарете, - к счастью, мало работы, а потому было больше времени посидеть и вышивать, а затем покормила тех, которые не могут есть без помощи. Хотя я рано легла, в 10, однако уснула лишь после 2 ? и к 7 ? снова уж не спала. Остаюсь на кушетке, чтоб получше отдохнуть. А теперь, мой ангел нежный, прощай. Да благословит тебя Господь! Горячие поцелуи без счета шлет тебе твоя крепко любящая тебя старая
Солнышко.
Бедный Шир.-Шехматов умер.

Ц. ставка. 15 августа 1916 г.
Моя родная голубка.
Горячо благодарю за дорогое письмо.
Сегодня полковой праздник моих Ширванцев. Если не ошибаюсь, их отправляют на юг для подкрепления Сахарову и Щербачеву. Брусилов решил начать свое наступление 18-го числа, сразу всеми своими армиями.
Теперь ты знаешь, что Румыния, наконец, объявила войну Австрии. Это, несомненно, поможет нашим войскам в Буковине.
Вчера, как это было решено, войска Зайончковского перешли Дунай и проходят Добруджу. - Часть нашего черноморского флота вошла в Констанцу для оказания помощи румынам, на случай, если их атакуют германские подводные лодки.
Погода очень странная, льет дождь, ветрено, а иногда проглядывает солнце.
Теперь пора кончать.
Храни тебя Господь, моя маленькая душка-женушка! Целую тебя и дорогих девочек.
Навеки твой
Ники.

Ц.С. 16 августа 1916 г.
Мой горячо любимый.
Крепко целую тебя за твое дорогое письмо. Бенкендорф привезет тебе бумаги, касающиеся Ольги, через несколько дней. Все время льет дождь, что ужасно действует на настроение. У нас была операция и много тяжелых перевязок со стонами и со слезами!
Мельком видела Мальцева, он говорит, что пушки им очень помогают, аэропланы держатся вдали. Они в Луцке и помогали при Режицах, - он приехал на несколько дней. Я отправляю поезд Марии и запросила ставку, куда его направить, влево или к гвардейцам.
Сыробоярского отправили на юг, он перешел 8 в 11 армейский корпус на первое представившееся место. Мои крымцы неподалеку от Галича, Седов уже нагнал их.
Я слышала, что Сандро Л. собирается жениться на ужасной женщине - на некой Игнатьевой, урожденной Корелли[940] - это бывшая кокотка с отвратительной репутацией, - ее сестра уже три года разоряет старого Пистолькорса. Надеюсь, что это еще можно предотвратить - это принесло бы большое несчастье безумному юноше. А. и Лили Д. сегодня ночью прибыли в Покровское. Михень пила у нас чай и была мила: она довольна своей поездкой в Белую Ц. к Антуанете (Жозефу) Потоцкой.
Сегодня настоящий летний день, все купаются и одеты по-летнему.
Сейчас должна отправиться в Большой дворец, там нас будут снимать с ранеными - скучно. Вечер провела в лазарете, лежала там на диване, чтоб не утомиться.
Прощай, мое дорогое сокровище. Бог да благословит и защитит тебя! Нежно целует тебя твоя старая
Детка.
Как хороша карточка Алексея, с мальчиками! - Итак, Германия объявила войну Румынии, я так и предполагала. Целую тебя без счета.

Ц. ставка. 16 августа 1916 г.
Моя голубка.
Горячо благодарю тебя за твое длинное, милое письмо, которое доставило мне большое удовольствие. Возвращаю Татьяне эти фотографии.
По временам, когда я перебираю в голове имена тех или других лиц для назначения и обдумываю, как пойдут дела, мне кажется, что голова у меня лопнет! Важнейшим для нас вопросом является сейчас продовольств. Если удастся найти подходящих людей, все пойдет хорошо, и фабрики усиленно заработают. Может быть, Шув. годится; возможно, что Бел. подойдет как военный министр! Я обо всем переговорю с Алексеевым.
Я послал свой приказ бедняге Безобразову, так как Гурко уже отправился занять его пост. Эта встреча для нас обоих будет не из приятных!
Я пошлю за Шт. и извещу тебя про Раева.
Ты, наверное, знаешь из газет, что Германия объявила войну Румынии, а Италия - Германии. Теперь остается вопрос, последует ли Болгария их примеру.
Пора кончать, моя родная душка Солнышко. Храни Господь тебя и дорогих девочек!
Нежно целую и остаюсь навеки твой старый
Ники.

Ц.С. 17 августа 1916 г.
Сокровище мое.
Горячее спасибо за дорогое письмо, - представляю себе, как твоя бедная голова утомлена и тяжела. Солнышко приедет и оживит свое сокровище своими ласками. С Божьей помощью, мы увидимся в понедельник в 5 за чаем в поезде, не так ли? Всей душой жажду быть с моими 2 любимыми.
Дождь все льет, но я надеюсь выйти, если только хоть немного прояснится. Сейчас жду Лагиша. Посылаю завтра Иедигарова с Яковлевым в поезде Марии, чтобы посмотреть, как он справится с делом. Если бы он перешел в другой полк, он бы сел всем на голову. Леди Мюриель Пэджет сегодня будет у меня к чаю днем - у меня постоянно посетители и масса докладов.
Конечно, тебе неприятна история с Безобразовым, но ты однажды уже спас его, дав ему этот великолепный случай реабилитировать себя, а он оказался не на должной высоте. Что же теперь делать? Нельзя же держать его и терять тысячи людей из-за его упрямства.
Да, вызови Шт. и поговори с ним о Раеве. Положительно, я думаю, что Беляев был бы на месте, а Шув. более пригоден для улажения продов. вопроса, так как он прекрасно поставил дела интендантства, с тем, чтобы Штюрмер остался во главе всего и наблюдал за тем, чтобы министры исполняли то, что от них требуется.
Теперь должна кончать. Осыпаю твое милое лицо нежными поцелуями и остаюсь глубоко любящей тебя старой
Женушкой.
Бог да благословит и защитит тебя! Да поможет Он нашим войскам и дарует им успех! Все мои молитвы и мысли с ними.

Ц. ставка. 17 августа 1916 г.
Мое сокровище.
Нежно благодарю за милое письмо. Посылаю тебе на выбор фотографии Дерев.[946] - сделай отметку на тех, которые ты хочешь иметь, и верни их обратно.
Сегодня прибыл Дмитрий, мы долго и много говорили. Он просил разрешения съездить в город дней на 5 и привезти свои вещи для более продолжительного пребывания здесь. Он счастлив, что скоро увидит вас.
О. Шавельский вернулся со своей ревизии из армии Щербачева и полон чудных впечатлений. Я был рад услышать превосходные отзывы о поведении Миши с его 2-м кавалерийским корпусом. Он, я хочу сказать, Миша, просит разрешения приехать на несколько дней пожить со мной.
Вчера я принимал Гурко, имел с ним серьезный разговор, а затем мы совещались втроем с Алексеевым. Слава Богу, он, кажется, как раз такой человек, в каком я нуждался. Он отлично понимает, как себя надо держать с гвардией и т.д. Безобразов еще не приезжал.
Погода, в общем, хорошая, но днем всегда пасмурно.
Завтра уезжает также маленький товарищ Бэби - он будет сильно по нем скучать!
До свидания, храни тебя Господь, моя дорогая детка! Целую нежно тебя и дорогих дочек и остаюсь навеки твой старый
Ники.

Ц.С. 18 августа 1916 г.
Голубчик милый.
Нежно благодарю тебя за твое дорогое письмо.
Пасмурно, но теплее. Удается ли тебе еще завтракать на воздухе? Надеюсь, что да. Леди Мюриель Пэджет опять отправляется к гвардейцам, она была там во время боев и много нам рассказывала - я ей завидую. Тоже получила сегодня телеграмму из Тюмени: “чем бы дерево нечестивое не срубили, все-таки падает. Никола с вами дивным явлением всегда творит чудеса» .
Я очень рада, что ты доволен Гурко - тот ли это, который у нас лежал и которого кн. Гедройц спасла во время японской войны?
Усердно поработала утром, сейчас должна идти на освящение Ольгиного поезда, оборудованного Феклой Орловой-Давыдовой. Подумай, бедный Петровский написал А., что Сандра в июле родила сына - наверное, не от него, и он понятия не имеет, кто отец этого ребенка (их, может быть, несколько), ребенок будет считаться его (так сказать), так как они еще не развелись. Бедняжка, мне так его жаль, он понятия не имел о том, что она в ожидании - она много месяцев живет в деревне.
Теперь должна кончать. Через четыре дня - дай Боже!! Конечно, Беккер явится ко мне в ставке - я вне себя.
Прощай, мой светик. Бог да благословит и защитит тебя!
Нежно целую тебя без счета.
Всецело
Твоя.

Ц. ставка. 18 августа 1916 г.
Моя родная голубка.
Нежно благодарю за милое письмо. Сегодня, наконец, погода дивная и теплая, как летом.
Ну, вот, вчера я принял Безобразова, имел с ним длинный разговор и остался доволен тем, как он себя держал, это еще раз показало мне, какой он честный и порядочный человек! Я дал ему двухмесячный отпуск. Он намеревается пройти курс лечения на кавказских водах и просит дать ему любое назначение в армии. Я обещал ему, если его здоровье позволит и если откроется вакансия в одном из гвардейских корпусов, назначить его туда! Он был очень хорош во главе армейского корпуса - почему не дать ему после высокого поста более низкий, на котором он со своими способностями может принести пользу?
Гурко, с которым я на днях об этом говорил, сказал мне, что это разумная система - назначать генералов, которые, конечно, ни в чем не провинились, - обратно на их предпоследние посты, как было, например, с Шейдеманом или Мищенко, и т.д. Я совершенно с этим согласен.
Дмитрий сегодня едет обратно. Я жду тебя с огромным нетерпением и намерен удержать тебя здесь как можно дольше.
Храни тебя Господь, моя любимая, моя душка-Солнышко!
Нежно целую. Твой старый
Ники.

Ц.С. 19 августа 1916 г.
Сокровище мое.
Вечно спешу. Нежно благодарю тебя за твое дорогое письмо. Я рада, что твой разговор с Безобразовым уже позади. - Только что говорила с Жиликом о занятиях с Бэби, о моих планах на этот счет; он их письменно изложит П.В.П., - Аню мы привезем с собой. Затем был у меня Секретов, имела с ним длительную и интересную беседу, - он так благодарен тебе за то, что ты выручил его при Поливанове. Это молодой генерал 38-ми лет, очень энергичный. Мы говорили об авиационном вопросе - я тебе расскажу обо всем при свидании. Фредерикс просил разрешения быть сегодня к чаю.
Сейчас я должна спешить в Красный Крест, затем кн. Голицына. Многие очень огорчены увольнением Беляева, - для меня (через Вильчковского, а также через Ростов.) Б. так быстро все устраивал и никогда не чинил никаких затруднений.
Шт. просил меня принять его завтра, - я думала, что ты вызовешь его. Должна кончать. Прости за неаккуратное, поспешное писание.
Бог да благословит тебя! Поцелуи без счета шлет тебе твоя старая
Солнышко.
Через 3 дня!!!

Ц. ставка. 19 августа 1916 г.
Мое родное сокровище.
Горячо благодарю за дорогое письмо. Да, до сих пор нам все время удавалось завтракать и обедать в палатке в хорошую погоду, и на балконе в дождь.
Ты спрашиваешь, который Гурко получил новое назначение? Это - тот маленький генерал, который командовал 1-й кавалерийской дивизией в Москве. Гротен одобрял его, как начальника. До сих пор он командовал 5-й армией в Двинске, а теперь Драгомиров назначается на его место.
Слава Богу, известия хорошие - в первый день нашего наступления мы взяли в плен 300 офицеров и более 15000 австрийских и германских солдат. Кажется, у румын тоже успех: для начала - они заняли три города недалеко от границы. Как ужасно то, что ты пишешь про жену Петровского! Бедный мальчик!
Погода дивная, настоящее лето, надеюсь, что она простоит до твоего приезда! - Я и... с нетерпением ждем свидания с тобой! m-me Б. была бы встречена крайне враждебно!
До свидания, дорогая. Храни вас Господь! Целую вас очень нежно.
Навеки твой старый
Ники.
Р.S. Скажи Татьяне, чтоб она привезла также 8 коробок сербского табаку.
Целую.

Ц.С. 20 августа 1916 г.
Любимый мой!
Это мое последнее письмо опять пишу впопыхах - суета последнего дня. Бесконечно благодарю тебя за твое дорогое письмо! Как хорошо было бы вместе насладиться солнцем и теплом! У нас постоянно дождь; льет с самого утра, и листья стали желтеть. У меня была масса дела в лазарете, затем к завтраку была m-me Зизи, - Дмитрий просил позволения прийти к чаю. Был Безобразов и много рассказывал - я тебе все расскажу. Бедная Маша Штенбок скончалась - жаль бедных славных мальчиков Орлова, она так о них заботилась, я боюсь за Алексея, как бы он, лишившись ее благотворного влияния, не вступил бы в безрассудный брак! Сейчас жду Шт. - после должна сложить свои вещи, привести в порядок некоторые бумаги, проститься с Алей, которую я через день навещаю и которая на меня смотрит, как на свою вторую мать. Число моих “детей” увеличивается, - столько людей любят мне, старухе, изливать все, что у них на душе!
Благодарю Бога за добрые вести, как это все приятно, а тут еще близится 23-е! Везу с собой Боткина, так как С.Н. уезжает. Конечно, скоро явится проклятая Беккер - страшная досада, она все испортит. Чувствую себя сегодня очень неважно и заранее радуюсь будущему “отдыху” с тобой, мой ненаглядный.
Бесконечные поцелуи и благословения шлет тебе навеки
Твоя.
Бедная Лиза Ребиндер (Кутайсова) умерла.

Ц. ставка. 20 августа 1916 г.
Моя нежно любимая!
Крепко благодарю за дорогое письмо. Я тоже очень тороплюсь, потому что пришлось принимать много народа после завтрака.
Я без ума от радости, что увижу тебя скоро.
Посылаю тебе эту маленькую бумажку, которую мне передал Граббе. Я не знаю, в каком бою эти бедняги были убиты и ранены! Это было совсем близко от румынской границы - в Дорна Ватра.
Нашим войскам там был дан приказ наступать.
Наконец, настало тепло!
Бенкендорф приехал и привез мне бумагу от Фредер относительно Ольгиного развода. Надо будет переслать ее в синод, и тогда все в порядке. Теперь, моя бесценная, я должен кончать. Храни вас Господь!
Это - мое последнее письмо. Нежно целует тебя твой старый, любящий и нетерпеливый муженек.
Ники.

Ц.С. 4 сентября 1916 г.
Мой нежно любимый.
Ужасно тяжело снова покидать вас обоих, сокровища мои, - хоть мы и прожили вместе 2 недели, но этого недостаточно для любящих сердец. И тем более в такое время, когда тебе приходится нести такое ужасное бремя на твоих бедных, милых плечах. Если б только я могла тебе больше помогать! Я так молю Бога дать мне мудрость и понимание для того, чтобы быть тебе настоящей помощницей во всех отношениях и всегда быть твоей хорошей советчицей. О, ангел мой, Бог пошлет лучшие дни, удачу и успех нашим храбрым войскам - да умудрит Он начальников, дабы они верно и мудро управляли ими! - Теперь к тебе приедут министры, говори с ними поэнергичнее - они стараются, но только они очень медлительны, и их трудно сдвинуть с места. Только, Солнышко мое, пожалуйста, умоляю тебя, - не торопись с польскими делами - не позволяй наталкивать тебя на это, пока мы не перейдем границы, - я всецело верю в мудрость нашего Друга, ниспосланную Ему Богом, чтобы советовать то, что нужно тебе и нашей стране - Он провидит далеко вперед и поэтому можно положиться на Его суждение. Твое одиночество будет ужасно - так тоскливо без истинного друга вблизи. Я буду спокойнее, когда Н.П. снова вернется - он один из наших, его благословил наш Друг на службу нам, а сейчас он многому научился и многое видел за эти месяцы.
Что стану я делать без твоих ласк и дивной любви! Без конца благодарю тебя за все и за этот праздник - буду жить сладкими воспоминаниями. Будь здоров. Бог да благословит тебя! Осыпаю тебя бесконечными”, жгучими поцелуями и крепко обнимаю тебя. Навеки, милый, вся твоя старая
Женушка.

Ц. ставка. 4 сентября 1916 г.
Моя возлюбленная женушка!
Нежно благодарю тебя за твое дорогое письмо, а также за те несколько строк, которые ты написала на бумажке и оставила в моей записной книжке.
Это я должен благодарить тебя за твой приезд сюда ради нас двоих, ведь не так уж удобно тебе в поезде - шум и свистки локомотивов продолжаются всю ночь! Нам здесь в этом доме гораздо лучше - так что Алексей и я должны быть благодарны тебе. Возвращаться с вокзала было очень грустно и тоскливо. Я погрузился в свои бумаги, а он отправился обедать. Он спешно помолился и теперь крепко спит.
На дворе холодно и сыро, и я намерен рано лечь спать. За обедом Сергей и Кирилл были моими соседями; последний только что вернулся со смотра нашей речной флотилии на Припяти и рассказал мне много интересного. Остальные сильно шумели за столом, как я это предвидел за завтраком.
Дорогая моя детка, как я скучаю по тебе и по нашим вечерним беседам! Хотя другие нам иногда и мешали (Дмитрий, Игорь и т.д.), все же было радостно видеть друг друга. На этот раз, к счастью, не было никакой суеты. Я был так счастлив, что ты здесь провела эту годовщину!
Я убежден, что твое пребывание доставляет радость всем в ставке, особенно низшим чинам. Дмитрий жалеет, что девочки уехали - их присутствие приводит его всегда в хорошее настроение; я думаю, Игорь тоже жалеет об их отъезде, но я не собираюсь его об этом спрашивать!
5 сентября.
С добрым утром, дорогая!
Солнце сияет и греет, но в тени холодно. А вы, бедняжки, уноситесь обратно на север, где настоящая осень и листья желтеют и падают. Твое дорогое письмо меня сильно утешило - я его много раз перечитывал и целовал дорогие строки.
Сегодня полковой праздник кавалергардов. - Мы только что кончили завтрак и собираемся прокатиться на автомобиле в лес, так как опять стало пасмурно.
На фронте идет артиллерийская перестрелка и сильные контр-атаки в 7-й армии, где наши войска оттеснили врага с тяжелыми для него потерями.
В Румынии, около Дуная, их войска держали себя лучше, но общее положение хорошее. У Салоник сербы наступают и отбросили болгар.
Дорогая моя, должен кончать. Храни вас Господь! Целую вас всех нежно.
Твой старый
Ники.

Ц. ставка. 5 сентября 1916 г.
Моя любимая!
Haчинаю это письмо перед сном, потому что чувствую сильное желание тихо с тобой побеседовать. Все мои бумаги запечатаны, и я только что кончил пить чай с некоторыми из моей свиты. Счастлив знать, что вы благополучно доехали. Жаль, что так холодно. Здесь тоже свежо. Бэби и мне было холодно в наших комнатах, и я велел немного протопить, чтоб удалить сырость. Днем окна остаются открытыми - таким образом воздух у нас хороший. Мое перо отвратительно пишет; когда я кончаю писать и закрываю его, чернила пузырями брызжут из него!
Сегодня мы гуляли по очень красивой новой дороге, начало которой мы часто проезжали - напоминает дороги в Спале. Вдоль дороги живописные места и красивые деревья.
После чая я принимал Шаховского и долго с ним говорил. Он действительно хороший, честный человек. Он мне рассказал довольно интересные веши про Н. и других на Кавказе, где он недавно был и все видел!
Спокойной ночи, моя родная, пора спать.
6 сент.
Опять теплая и ясная погода.
Утром был очень занят, так что некогда больше писать. Храни тебя Господь, моя любимая, и девочек! Целую вас нежно, также А. и нашего Друга.
Навеки твой
Ники.

Ц.С. 6 сентября 1916 г.
Горячо любимый ангел мой!
Была бесконечно рада твоему дорогому длинному письму и поцелую, и горячо благодарю тебя. О, любовь моя, как мне грустно быть вдали от тебя, здесь так пусто! Но тем не менее я спала как убитая и ни разу не проснулась за ночь, что редко со мной бывает. Прекрасный солнечный день, листья желтые и красные совершенная осень - большая перемена за эти 2 недели. Нашла всех раненых очень поправившимися. Поставила свечки у Знаменья, а затем стала работать. Таубе и кн. Гедройц очень тебя благодарят за привет. Павел уже просил позволения приехать к чаю. Сейчас жду полк. Мальцева, он хотел меня видеть перед своим возвращением в Луцк. Видела Иедигарова, ездившего в виде опыта с поездом Мари. Он теперь хочет получить назначение в Персию, где формируется отряд конный против турецких жандармов или чего-то подобного, и я постараюсь помочь его устроить. Длинная беседа с Вильчк. - дела - к завтраку была Иза, так как сегодня день ее рожденья, а сейчас чувствую себя совершенно одуревшей.
Бедная графиня Рейшах-Рит была вчера - она держится очень мужественно. Затем приходила А. Она показала мне телеграмму нашего Друга, адресованную тебе. Он говорит, что, начиная с сегодняшнего дня, вести будут лучше. Икона в монастыре, куда я часто ездила (Он знает этот монастырь, много лет тому назад во время своих странствований по всей России Он там молился), по Его словам, творит великие чудеса, и ей суждено спасти Россию. Пойди же туда как-нибудь, это так близко от дома - у Пречистой Девы такой дивный лик! Он целый час беседовал с Раевым - говорит, что это истинный дар Божий, он так хорошо говорил о всех церковных делах и в таком духовном направлении. - Досадно, что масса людей пишет гнусные письма против Него (Гр.) Алексееву. Мы ехали хорошо, так уютно было с Н.П. - напоминало ставку. Много и хорошо с ним поговорили о многих серьезных вопросах. Он очень тебе благодарен за всю доброту, проявленную тобой по отношению к нему. - Дорогой мой, пожалуйста, откажи в приеме m-me Солдатенко - помнишь, я тебе говорила, что убеждена в том, что Граббе желает это сделать. Представь себе, этот гнусный человек имел глупость сказать Нини, его другу, что он надеется, что я сейчас больше не приеду в ставку, и что надо будет познакомить тебя с ней для того, чтоб она могла стать твоей любовницей. Сказать такую подлость, такую низость! Она пришла в ярость и задала ему как следует. (Вот почему, без сомненья, он снабжает тебя возбуждающими книгами для чтения.) Не говори ему об этом, но держись от нее подальше - она старалась залучить к себе Изу, но та поблагодарила и отказалась. У нее очень скверная репутация - Н.П. знает, с кем она “жила” раньше, теперь она живет со вторым мужем, - он говорит, что его ноги не будет у ней в доме. Она старается поймать кого-нибудь из Великих князей и из свиты - чтобы играть роль - я видела, как она заглядывала в их ложу, и мне показалось странным, что она стояла внизу, когда мы проходили, - я тогда же тебе сказала, что уверена, что они хотят тебе ее представить. - Это грязный, низкий поступок со стороны Граббе, по отношению к которому мы постоянно так добры - я бы не позволила ей там оставаться - это дурной тон для ставки и подает повод к сплетням. Сегодня в кинемо она, наверное, опять появится. Прости, что пишу тебе все это, но я хочу, чтобы ты остерегался Граббе. - Затем он еще говорил Ресину (знаю это от А.), что Воейков уйдет и что его место будет предложено Граббе, который откажется, а затем Ресину, и он просит его принять это место, а тот сказал, что, конечно, он его не возьмет, так как он знает, что ему ничего подобного никогда не предложат, - это чрезвычайно удивило Граббе. - Его следует прибрать к рукам - он разыгрывает дурачка, очень забавен с детьми, не умен, но хитер и у него “нечистые помыслы”. Прости, - я сменила перо, но то следует налить - у меня 2 таких пера, только это толще. - Было так приятно, спокойно и уютно поговорить в моем купе, только слишком мало удалось побеседовать из-за мальчиков. Я живу воспоминаниями и благодарю Бога за дарованную нам встречу; 4 месяца - это слишком долгая разлука. Я тоже целую твои милые письма и перечитываю их с изнывающим сердцем. - Уютно жить в поезде, мне нравится. Но все же я с удовольствием приняла ванну вчера вечером. Знаешь, Пустов. нравится мне больше всех из твоего штаба - у него такие добрые, честные открытые глаза. - Слава Богу, вести стали лучше. Наш Друг хотел бы, чтобы мы взяли румынские войска под свое начало, чтобы быть более уверенными в них. - Мы собираемся кататься. - Жаль, уже осень, у нас почти не было лета здесь. - Должна кончать. Посылаю тебе несколько снимков, которые я сделала. - Привет Дмитрию и Игорю. - Благословляю и целую тебя без конца, жажду твоих нежных объятий и поцелуев твоих нежных уст.
Бог с тобой, мой Ники!
Навеки всецело твоя старая
Солнышко.

Ц.С. 7 сентября 1916 г.
Мой ангел милый!
От всего сердца благодарю тебя за твое дорогое письмо. Осыпаю тебя, милый, поцелуями за него.
Здесь вечно приходится торопиться. Из лазарета отправились на отпеванье бедного маленького Золотарева, - его сестры похожи на него. Его лошадь участвовала в процессии, и солдаты его взвода смотрели, стоя на костылях, - так трогательно. Далее - жду к завтраку Силаева и Равтополо. Профессор очень против его возвращения на фронт, что совершенно погубит его здоровье; он соглашается, что это неразумно, но хочет попробовать привести свой полк в порядок и очистить его от нездоровых элементов. Если б ты позволил ему это попробовать, а затем оставил бы его в своей свите, конечно, это было бы лучше. Сердце у него в очень плохом состоянии - он очень слаб и немощен. Он завтра едет в ставку. По-моему, он не в состоянии будет выдержать больше нескольких дней на фронте. Он всегда может быть тебе полезным, это необыкновенно чистый человек, прямо на редкость, но, увы, здоровье его разрушено, и он крайне измучен.
Затем я принимала офицеров, а также Казакевича, который нуждается в дальнейшем леченьи и надеется позже получить службу где-нибудь на юге. - А. пришла только что, она шлет тебе горячий привет. В 5 ? придет Шт., а вечером я увижу нашего Друга. - Татьяна работала за меня, а я сидела и наблюдала, так как должна поберечь сердце. - Н.П. был у нашего Друга. Он остался доволен Им и тем, что через страдания он совершенно вернулся к Нему и к Богу. - Бэби совершенно самостоятельно написал милое французское письмо - так славно! Посылаю ему его деньги.
Посылаю тебе прошение вдовы Sauvage, он умер на войне, - она - милая женщина, очень бедна, у нее две взрослых дочери, а потому она просит об увеличении пенсии. Другие 2 прошения подал один бедный чиновник, который просит поместить его сына в кадетский корпус.
Твои дорогие письма - моя награда, так ужасно тоскую по тебе, ненаглядный!
Теперь должна кончать, любимый ангел мой. - Ах, да, Павел пил чай у меня, и мы с ним долго беседовали. Что ж, я думаю, он действительно будет полезен, он вполне здраво смотрит на вещи.
По-видимому, снова потери у наших моряков, - один молодой офицер, мы его не знаем, ранен в рот. Очень бы хотела, чтобы их оттуда вернули, они слишком хороши, чтоб так зря губить их.
У Ольги сегодня комитет.
Бог да благословит и сохранит тебя! Вспомни завтра, 8 сентября, женушку это мой день. Если хватит сил, постараюсь быть в церкви сегодня вечером. Горячие поцелуи без счета и безграничную любовь свою шлет тебе, мой родной,
твоя маленькая
Солнышко.
Мой привет Дмитрию и Игорю.

Ц. ставка. 7 сентября 1916 г.
Моя дорогая.
Твое письмо еще не пришло, так как поезд запоздал вследствие небольшого крушения, происшедшего с другим поездом. Мамонтов должен был в нем приехать.
К счастью, стало гораздо теплее - сегодня погода серая и ветреная. - Вчерашний кинематограф был, действительно, очень интересен! Мы весь вечер о нем говорили!
Приехал Григорович с Русиным. По его мнению, в высшем командовании Балтийского флота не все обстоит благополучно. Канин ослаб вследствие недомогания и всех распустил. Поэтому необходимо кем-нибудь заменить его. Наиболее подходящим человеком на эту должность был бы молодой адмирал Непенин, начальник службы связи Балт. флота; я согласился и подписал назначение. Новый адмирал уже сегодня отправился в море. Он друг черноморского Колчака, на два года старше его и обладает такой же сильной волей и способностями! Дай Бог, чтоб он оказался достойным своего высокого назначения!
Так много о тебе думаю, моя дорогая, и очень рад, что наш Друг приехал. Да благословит Бог тебя и девочек, моя любимая женушка!
Крепко целую. Навеки твой старый
Ники.

Ц.С. 7 сентября 1916 г.
Мой ненаглядный,
Хоть я и очень устала, все же хочу начать письмо сегодня же вечером, чтоб не позабыть того, что наш Друг мне сказал. Я передала Ему твой привет, и Он шлет тебе Свой привет и говорит, чтоб ты не беспокоился, - что все пойдет хорошо. Я пересказала ему мой разговор с Штюрмером, который говорит, что Климовича непременно следует уволить (он назначается сенатором), и тогда уйдет старый Хвостов, так как он без него не сможет обойтись. Хвост. нервничает и плохо себя чувствует (я знаю, что он ненавидит Шт., не любит его также и Климович, этот скверный человек, который ненавидит нашего Друга и все же ходит к Нему, притворяясь и подлизываясь). Шт. хочет предложить на пост министра внутренних дел кн. Оболенского из Курска-Харькова (перед тем он был в старой ставке при Николаше!!), работающего теперь по продов. вопросу, но Гр. убедительно просит назначить на этот пост Протопопова. Ты знаешь его, и он произвел на тебя хорошее впечатление, - он член Думы (не левый), а потому будет знать, как с ними себя держать. Эти мерзкие люди собрались и постановили, чтоб Родзянко отправился к тебе и просил сменить всех министров и назначить их кандидатов, дерзкие скоты. - Мне кажется, что ты не мог бы ничего сделать лучше, как назначив его. - Бедный Орлов был его большим другом, - я думаю, что Максимович должен хорошо его знать. Уже, по крайней мере, 4 года, как он знает и любит нашего Друга, а это многое говорит в пользу человека. Оболенский же, наверное, опять из той клики. - Я не знаю его, но верю в мудрость и руководство нашего Друга. Он огорчен тем, что ты никогда сюда не приезжаешь - здесь тоже необходимо твое присутствие, даже если на 2 дня, неожиданно, они все почувствуют, что приехал хозяин, чтоб все проверить. Это было бы чудно, такой налет ведь не труден, и ты этим многих осчастливил бы. - Я сообщила Ему то, что Шт. говорил мне по поводу официального заявления относительно Константинополя - знаешь - то, о чем ты говорил Джорджи.
Он тоже думает, что это следовало бы сделать, так как это обязало бы Францию и Англию перед всей Россией, и они после должны были бы сдержать свое слово. - Относительно Польши Он просит тебя подождать, Шт. тоже никак не раньше, чем перейдем границу. Слушай Его - Он желает тебе лишь добра, и Бог дал Ему больше предвиденья, мудрости и проницательности, нежели всем военным вместе. Его любовь к тебе и к России беспредельна. Бог послал Его к тебе в помощники и в руководители, и Он так горячо молится за тебя. - Я опять сказала Шт., что надо напечатать отчет о деньгах, данных Союзам. Ты уж давно ему это говорил, - он ответил, что министры просматривают отчет - напомни ему об этом еще раз. Запиши себе это, чтоб не позабыть - или нет, лучше я для тебя запишу, чтоб ты об этом не позабыл, когда увидишься с ним в субботу.
Наш Друг очень одобряет мысль о посылке отрядов с священниками и монахами из разных монастырей, чтоб они состояли при перед. лазаретах и хоронили бы наших бедных покойников там, где у полковых священников не хватает времени, - я завтра переговорю об этом с Раевым.
Сейчас должна идти спать, уже больше 12 часов, я страшно устала. Я отдыхала от 6 до 7, затем была в церкви. - Спокойной ночи! Спи спокойно, мой родной, постоянно думаю о тебе - так пусто и тихо здесь. Уже 4 месяца, как мы не спали вместе, - даже больше. Благословляю тебя, милый. Дай, Боже, сил мне быть тебе помощницей и найти верные слова для передачи тебе всего и для того, чтоб убедить тебя в том, что желательно для нашего Друга и для Бога! Спокойной ночи!
8-го.
Мой день. - Спасибо, дорогой муженек мой, за драгоценное письмо. Такая радость получить от тебя словечко! Этот новый адмирал - не тот ли это, которого так хвалит Филлимор? Дай Бог ему успеха! Сейчас нужны энергичные люди, плохое здоровье бедного Канина в последнее время, несомненно, дурно отражалось на успешности его работы.
Только что принимала Бенкендорфа по поводу японцев. - Девочки поехали с Ириной кататься, а я беру прочих и Аню.
Теперь должна кончать. Благослови тебя Боже, жизнь и радость моя! - Осыпаю тебя поцелуями и остаюсь твоей старой
Женушкой.

Ц. ставка. 8 сентября 1916 г.
Мое любимое Солнышко,
Твое дорогое длинное письмо, с приложением нескольких прошений, доставило мне огромное удовольствие - сердечно тебе за него благодарен.
То, что ты мне вчера писала о Граббе и что он говорил Нини, меня очень удивило. Я помню, что летом как-то Игорь говорил об устройстве здесь тенниса, причем выражал надежду, что я буду приходить наблюдать за игрой. Я ему ответил, чтоб он занимался своими делами и в чужие дела не вмешивался. В тот же вечер за чаем я оставался один с Граббе, и он сказал мне, как я был прав, отказавшись посещать это место, где обыкновенно бывает m-me Солдат. и другие дамы, так как это, наверное, дало бы повод к нелепым толкам. Так что я не знаю, как согласовать оба эти факта - я хочу сказать: то, что Гр. говорил Н. и затем мне.
Любимая, ты можешь быть вполне уверена, что я с ней не познакомлюсь, кто бы этого ни пожелал. Но и ты также не позволяй А. надоедать тебе глупыми сплетнями - это не принесет никакой пользы ни тебе самой, ни другим.
Действительно, потери в бедной гвардии были опять тяжелые, подробностей еще не знаю. Прощай, да благословит тебя Бог, моя душка-женушка. Крепко тебя целую.
Навеки твой старый
Ники.

Ц.С. 9 сентября 1916 г
Мой родной,
Горячее спасибо, ненаглядный, за милое письмо. - Была у Знам., заходила на полчаса в лазарет, затем была в городе с Изой и А., чтоб навестить бедную гр. Гендрикову, - она при смерти - совершенно без сознания, - я вспомнила, что она просила меня прийти к ней, когда она будет умирать. Иночка только что приехала из деревни и тоже выглядит совсем больной; Настенька очень бодрится, она расплакалась лишь в момент моего отъезда. Затем я поставила свечки в Каз. Соборе и помолилась за тебя, мой ангел. Домой вернулась в 11/4. Чудный солнечный день. Слишком устала, чтобы выходить из дома.
Как ужасно, что гвардия снова понесла такие большие потери - но удалось ли им, по крайней мере, продвинуться вперед? Каледин не производит на Павла хорошего впечатления. Он говорит, что Каледин никогда не кажется человеком, уверенным в успехе, а это нехорошо, так как это делает его менее искусным и энергичным, - хотелось бы, чтоб они бережнее относились к гвардии.
Сокровище мое ненаглядное, вся моя нежная, нежная любовь и все мои мысли устремлены к тебе с великой тоской и страстью - меня терзает твое одиночество.
Знаешь, милый, я бы не стала назначать Дмитрия и Игоря вместе на дежурство. Я уверена, что Игорь чувствует, что он теряет рядом с Дмитрием, замечает разницу в обращении с последним и с ним, он тогда как бы глупеет, и самолюбие его страдает. - Н.П. вчера у нас пил чай, - он уехал на 2 дня в Москву, исключительно для того, чтобы повидать своих 2-х сестер, которые только что туда приехали, - вдова с ее мальчиками и младшая сестра. - Михень уехала на 10 дней в Одессу и т.д.!!
Мои сибиряки с 10 августа потеряли 43 солдата убитыми, 281 ранеными, 2 прап. убитыми, 2 ранеными и 2 контуженными. У меня был Раев, просидел около часа - он интересный человек и очень хорошо разбирается во всех важных вопросах. Письма Жилика насчет “руки” чрезвычайно интересны - воображаю, как Бэби был возбужден. В городе близ вокзала воздвигают триумфальную арку в честь японцев - это как-то странно в военное время.
А. начала читать мне вслух интересный английский роман. Я провожу вечера дома, слишком устала, чтоб посещать лазарет. Греческий Ники, по-видимому, все еще в Павловске.
Теперь, любимый мой, по которому я так безмерно тоскую и которого я жажду прижать к моему горячему старому сердцу, прощай! Бог да благословит и защитит тебя и да поможет Он тебе во всем!
Нежно целует тебя твоя старая
Солнышко.
Пожалуйста, назначь Протопопова министром внутренних дел; так как он член Думы, то это произведет на них большое впечатление и закроет им рты.
Ц. ставка. 9 сентября 1916 г.
Моя родная голубка,
Сердечно благодарю тебя за твое дорогое длинное письмо, в котором ты мне передаешь поручения от нашего Друга. Мне кажется, что этот Протопопов - хороший человек, но у него много дел с заводами и т.п. Родзянко уже давно предлагал его на должность министра торговли вместо Шаховского. Я должен обдумать этот вопрос, так как он застигает меня совершенно врасплох. Мнения нашего Друга о людях бывают иногда очень странными, как ты сама это знаешь, - поэтому нужно быть осторожным, особенно при назначениях на высокие должности. Этого Климовича я лично не знаю. Разве хорошо одновременно уволить обоих - т.е., я хочу сказать, министра внутренних дел и начальника полиции. Это нужно тщательно обдумать! И с кого начать? От всех этих перемен голова идет кругом. По-моему, они происходят слишком часто. Во всяком случае, это не очень хорошо для внутреннего состояния страны, потому что каждый новый человек вносит также перемены и в администрацию. Мне очень жаль, что мое письмо стало таким скучным, но мне нужно было ответить на твои вопросы. Да благословит Бог тебя и девочек! Нежно целую тебя.
Навеки, милое Солнышко, твой старый
Ники.

Ц.С. 10 сентября 1916 г.
Мой родной, любимый,
Горячее спасибо за дорогое письмо. Так досадно, что пришлось докучать тебе этими вопросами, но я только хотела подготовить тебя. Шаховского жаль увольнять, а так как Хвост. хочет подать в отставку, а Протоп(опов), как говорит Гр., подходящий человек, то я должна была тебе это сказать, а также и то, что кн. Оболенский опять человек из враждебной клики, а не “друг”.
Очень занятой день, и я страшно устала. Двое моих Крымцев были у меня “en passant” и рассказывали мне про свой полк. У меня будут - старый Иванов, потом (американский) отряд, находящийся под покровительством Татьяны, - потом Гусьев (младший), возвращающийся в свой полк. Затем съезжу в Убежище для детей (Ольгино) в гусарских казармах или манеже; после этого приму кн. Голицына, а в 8.20 отправимся в город на панихиду по гр. Гендриковой, умершей сегодня ночью в 4 ч.
Прилагаю трогательную телеграмму от старого Фредерикса - разорви ее по прочтении. Спасибо за английские газеты - даешь ли ты их читать m-r Гиббсу?
Бэби написал мне сегодня свое первое английское письмо. Дивный солнечный день, оранжевые и желтые листья чудно блестят под лучами, 15 градусов на солнце, но ночью, кажется, был мороз.
Мой ангел милый, постоянно с нежностью думаю о тебе. Не могу понять, почему у гвардейцев такие потери и почему им так не везет - постоянные терзания для тебя.
А. на ночь уехала в Териоки. Сейчас начнется прием.
Прощай, Бог да благословит тебя, мое бесценное сокровище, солнце жизни моей, любовь моя! Осыпаю тебя любящими пламенными поцелуями.
Навеки вся
Твоя.

Ц. ставка. 10 сентября 1916 г.
Моя любимая,
Нежно благодарю тебя за твое дорогое письмо. Пожалуйста, поблагодари девочек за их письма, у меня нет времени ответить на них. Фотографии, присланные им Деменковым, очень интересны. К завтрашнему приему японского принца приехали Штюрм. и гр. Нирод. Я приму каждого из них сегодня перед обедом.
Значит, как я узнал из твоей телеграммы, бедная княгиня Гендрикова умерла. Как для нее самой, так и для ее детей это является большим облегчением. Ты хочешь, чтоб я приехал хотя бы на два дня, но, к сожалению, это является в данное время совершенно невозможным: ввиду огромных подготовительных работ к предстоящим операциям, я не могу сейчас отлучаться из моего штаба. Боюсь, что тебя угнетает атмосфера Петрограда, которую здесь не ощущаешь. Я бы, конечно, с радостью приехал, во-первых, чтобы тебя увидеть, а во-вторых, чтоб выкупаться в моем бассейне. Дай Бог, чтоб удалось ближе к осени, как в прошлом году!
Бэби тебе, вероятно, уже писал, что мы производим раскопки у маленькой часовни.
Теперь я должен кончать. Да благословит Бог тебя и девочек! Нежно тебя и их целую, моя душка-Солнышко.
Навеки твой старый
Ники.

Ц.С. 11 сентября 1916 г.
Любимый ангел мой!
Дождь и пасмурно.
Сердечно благодарю тебя за твое драгоценное письмо, голубчик, и за телеграмму. Устрою отправку моего 7-го поезда-склада на Кавказ, как только он будет готов. Санитарный поезд сестры Ольги (с нашего пункта) многократно подвергался бомбардировке, офицерский вагон совершенно попорчен и аптечное отделение сильно повреждено, но, слава Богу, никто не пострадал. Не была в церкви, слишком утомлена. Ломан просил меня сообщить бедному батюшке, что его старший сын (любимец) убит и что пришлось оставить на поле сражения его тело. Мне никогда не приходилось брать на себя подобной миссии. Он принял известие как истый христианин, только крупные слезы покатились по щекам. Затем я отправилась в лазарет, сделала 4 перевязки, посидела с вязаньем и долго беседовала с Таубе.
Сейчас должна принять 5 офицеров, затем m-me Зизи, сенатора Витте. Вчера вечером были на панихиде по бедной гр. - она лежит с таким умиротворенным лицом - ее долгому мученичеству наступил конец.
Нет, милый, мое сердце дает себя чувствовать, все тело болит, я ужасно устала! Это постоянно со мной бывает, когда я переутомляюсь. О, я так по тебе скучаю, мой дорогой мальчик, так тоскливо без тебя!
Ничего не знаем о войне, лишь по спискам убитых можно судить о потерях гвардии. Приму Апраксина по поводу моих маленьких складов, - жена его ждет 5-го ребенка. Теперь прощай, мой единственный и мое все, мое сокровище дорогое! Благословляю тебя, Господь с тобой! Тысячу нежных поцелуев шлет тебе твоя старая
Детка.
Сегодня неделя, как мы расстались, а кажется, что гораздо дольше!
Ц. ставка. 11 сентября 1916 г.
Моя ненаглядная,
Сердечно благодарю за дорогое письмо. Только что завтракал с принцем КанИн. Он милый человек и хорошо говорит по-французски. Он был у нас в 1900 году. К счастью, погода ясная и тепло. Он привез Бэби и мне хорошенькие японские подарки. Больше нет времени писать.
Крепко обнимаю, моя родная душка, тебя и девочек.
Навеки весь твой
Ники.

Ц.С. 12 сентября 1916 г.
Мой родной, милый,
Горячо благодарю тебя за твою открытку. Отличная солнечная погода, после недельного перерыва опять поедем кататься. Т. и А. уехали верхом. Поздно пошла в лазарет, так как чувствовала себя слишком утомленной. - Только что принимала Маслова; он просит очень поблагодарить тебя за то, что ты произвел его в генералы и оставил его в своей свите - это пришло так неожиданно, и он не имел случая поблагодарить тебя. Завтра состоятся похороны графини. Мне кажется, мне следует воздержаться от участия, слишком утомительно, - и вместе с тем нелюбезно не быть подле бедной маленькой Настеньки.
Приехал мой крымец, сын Эммануэля, - он легко ранен в их последнем бою. Я хотела дать японцу мою фотографию в большой красивой рамке от Фаберже для его жены - не прибавить ли мне еще несколько ваз нашего завода?
Кажется, Кирилл привозил его к завтраку на ферму в 1900? Бенк. сказал мне, что Фредерикс ему сообщил о том, что Михень приедет 15-го на 3 дня в Ливадию!! (какое нахальство!) и что мы должны ей прислать белье, 2 прислуг и серебро. Я серьезно запротестовала и велела раньше всего выяснить, просила ли она у тебя на то разрешение - у нас там не гостиница, - бессовестная нахалка, ей хочется всем сесть на голову - могла бы жить в Ялте.
Жажду тебя, мой нежный светик, осыпаю тебя страстными, горячими поцелуями. Бог да благословит и защитит тебя!
Навеки твоя старая
Женушка.
Быть может, ты пошлешь телеграмму батюшке на Елагин? Настенька приносит тебе свою глубокую благодарность. Прилагаю письмо от А. - Каковы вести с фронта? Очень беспокоюсь. Прощайте, мои маленькие.
Ц. ставка. 12 сентября 1916 г.
Моя голубка,
Горячо благодарю тебя за твое дорогое письмо и всю твою ласку. Вчерашний прием японцев сошел прекрасно. Мы приняли его весьма торжественно, и погода была идеальная. Днем Георгий катался с принцем, и мы встретили их у того места, где мы копаем, рядом с будущей часовней.
Он привез мне и Алексею изящные подарки от императора и от себя. Я их отправлю в Царское - пожалуйста, вели открыть ящики и посмотри вещи. Самое красивое из всего - это большая картина cloisone с изображением павлина, страшно тяжелая, но чудесной работы.
Алексей был очень рад увидать прежнего японского генерала, с которым он здесь играл в прошлом году, - он теперь прибыл в свите принца.
Георгий присматривает за ними, как хороший гувернер за детьми. Сегодня мама принимает их в Киеве. Ты их увидишь 15-го. Мне тоже хочется нанести тебе маленький визит, моя любимая девчурка. Когда же это будет возможно?
Теперь я должен кончать.
Да благословит тебя Бог и да сохранит он тебя здоровой!
Горячий привет тебе, девочкам и ей также.
Навеки твой, моя ненаглядная,
Ники.

Ц.С. 13 сентября 1916 г.
Мой милый!
Чудесное солнечное утро, - опять только в 11 отправлюсь в лазарет. Татьяна заменит меня при перевязках. Н.П. обедал вчера у нас - так странно было без тебя, - он случайно встретил всех япошек в Москве.
Итак, оказывается, что ты дал свое разрешение Михень - надеюсь, она лично просила тебя о том, - тем не менее, чрезвычайно некорректно, что она и мне о том не протелеграфировала - такая дерзость!
Дивная погода, хочу немного покататься со старшими девочками. Шт. просил принять его сегодня, Шуленберг тоже, потом - раненые. Видела Бенкенд. и сказала ему, что следует пригласить родственников, живущих здесь, иначе они обидятся, если я не сделаю этого. Павел будет у меня с сыном[969] сегодня, чтоб показать его стихотворения, которые сейчас вышли из печати. Послала за Ботк. и попросила его дать мне пилюли, которые обычно мне очень помогают, так как чувствую себя совершенно обессиленной - поэтому девочки и не пустили меня 13-го на похороны графини.
В 11 отправились в лазарет. Горячее тебе спасибо за драгоценное письмо, милый. Рада, что все хорошо сошло с японцами.
Знаешь, Мишина жена была в Могилеве!!. Георгий говорил Павлу, что сидел рядом с ней в кинематографе. Разузнай, где она жила (быть может, в вагоне), сколько времени, и строго прикажи, чтоб это больше не повторялось.
Павел огорчен потерями гвардейцев - их располагают на невозможных позициях.
Дорогой мой, должна кончить и отправить письмо. Бог да благословит тебя! Горячие поцелуи шлет твоя старая
Женушка.
Привет Дмитрию.

Ц. ставка. 13 сентября 1916 г.
Моя любимая женушка!
Горячо благодарю тебя за дорогое письмо. Этот раз я должен вступиться за Михень - она была на днях здесь проездом и оставила письмо, где просила разрешения остановиться в Ливадии в одном из домов дворцового ведомства, добавив, что ей неудобно останавливаться в гостинице в Ялте. Тогда я телеграфировал ей свое согласие. Что же тут оставалось делать?
Посылаю тебе несколько газетных иллюстраций и письмо от Мавры с вырезкой, которую не читал. Сегодня очень тепло, 11 градусов в тени, и воздух прекрасный, так что мы поднимаемся по обыкновению вверх по реке, чего мы не делали уже больше недели. Вчера мы производили раскопки в другом месте, но опять ничего не нашли. Смешно, как Алексей любит копать.
С фронта поступает известий мало, потому что мы готовимся к новому наступлению. Кира получил длинное письмо от Дрентельна; он принесет мне копию, я тогда перешлю ее тебе. Единственный способ спасти наших моряков, это - отправить их на Черное море, - там они смогут отдохнуть и с Божьей помощью приготовиться к конечной экспедиции в Константинополь, как предполагалось прошлой весной.
Теперь прощай. Да благословит Господь тебя и дорогих девочек!
Нежно, моя душка, тебя и их целую.
Навеки твой
Ники.

Ц.С. 14 сентября 1916 г.
Любимый ангел мой,
Дивное, солнечное, свежее утро. Я не пошла в церковь, слишком устала, - вчера вечером была там. Аля будет к завтраку, затем, как обычно, приму офицеров, а вечером повидаюсь с нашим Другом в маленьком домике.
Вчера у меня был Шт. Мы хорошо поговорили - я просила его поскорее сменить Оболенского, у нас возможны крупные уличные беспорядки (из-за продовольствия), он сразу тогда потеряет голову, - и все настроены против него. Да благословит Господь выбор тобою Протопопова! Наш Друг говорит, что ты этим избранием совершил акт величайшей мудрости.
Павел сообщил мне о докладе, посланном им в ставку, с их заключением относительно того, где брать молодых офицеров прапорщ. Его сын выше его, недурен собой, очень похож на княгиню.
Дети пошли в церковь - я встречусь с ними в 11 ч. в лазарете, - у нас мало работы, а потому я предоставляю это дело Татьяне, за исключением 2 самых тяжело раненных, которые чувствуют себя спокойнее, когда я сама их перевязываю. Я закончу это письмо по получении твоего.
Ангел мой, горячо благодарю тебя за дорогое письмо. Слава Богу, Михень спрашивала тебя о разрешении, все же, по-моему, очень невежливо с ее стороны, что она не спросила также и хозяйку. Просмотрю бумагу, полученную от Мавры, и затем сообщу тебе ее содержанье. Емельянов опять неожиданно заехал он привез мне донесение от командира, снабженное географической картой, и прочел его мне. Небо, увы, покрывается тучами, а потому мы спешим немного покататься. Драгоценный мой, прощай и да благословит тебя Господь! Горячо целую.
Твоя старая
Солнышко.
Я получила эту телеграмму от Дэзи, что мне с ней делать? Передать ее Шт., обсудить ее с ним?

Ц. ставка. 14 сентября 1916 г.
Моя голубка,
Горячо благодарю тебя за твое дорогое письмо. Так грустно, что ты чувствуешь слабость, береги себя, если не ради себя самой, то, по крайней мере, ради меня и раненых. Пересылаю тебе письмо Дрент. к Фредер. Я был совершенно уверен в том, что с уходом Безобразова гвардия предоставлена самой себе - я, кажется, уже говорил тебе об этом! Гурко, несомненно, был бы лучше во главе гвардии, чем ген. Каледин, хотя последний - и хороший генерал и имел большой успех во время нашего наступления в мае! Я не успел включить гвардию в свои собственные резервы, потому что она была спешно отведена на новые позиции. Неприятель, конечно, успел укрепить свои линии и подвести огромное количество тяжелой артиллерии и войск. Господь один знает, как окончится это новое наступление!
Последние дни погода стояла отличная, теплая, сегодня же гораздо холоднее!
Храни тебя Господь, моя душка-женушка! Целую нежно тебя и девочек.
Навеки твой
Ники.

Ц.С. 15 сентября 1916 г.
Мой любимый душка,
Холодное солнечное утро - останусь в постели до того времени, когда нужно будет принять японцев, так как сердце несколько расширено и чувствую сильное утомление. Я выбрала пару прелестных больших китайских ваз, лес зимой и летом, и 2 высоких хрустальных с орлами - по паре каждому.
Вчера вечером виделась с нашим дорогим Другом в маленьком домике. Он очень рад, что ты назначил Покр. Он находит, что это чрезвычайно мудрое назначение; конечно, будут и недовольные, но он может повлиять на выборы в следующую (не в эту) Думу. Он просил меня поговорить с Раевым относительно бедных монахов со Ст. Афона, которым еще нельзя служить и которые умирают, не причастившись.
Прочла вырезку, присланную Маврой, - низость, - об аде для германцев и австрийцев, принужденных до смерти работать на нас, написано сенсационно и, мне кажется, очень лживо. Я скажу сегодня Игорю, что ты благодаришь Мавру за письмо, это избавит тебя от труда отвечать ей.
Он очень тебе кланяется. Просит поскорее отставить Оболенского и, когда на место последнего будет назначено новое лицо, издать приказ, чтобы в булочных все было бы заранее развешено, так чтобы требуемое соответствующей цены и веса было наготове, тогда работа пойдет быстрее и исчезнут эти длинные хвосты на улицах. Надо положиться на честность булочников, что они не станут надувать бедных людей, а полиции следует иметь строгий надзор за этими лавками, градоначальник должен сам начать следить за тем, чтоб все делалось быстро и честно.
Отдыхаю после японцев - голова болит, очень устала - предполагаю, что скоро придет и Б. Он был разговорчив и мил, так что не было натянутости. Был в восторге от встречи с 2 друзьями Бэби и от беседы с ними. Он передал мне от японского императора два дивных гобелена удивительной работы и великолепной расцветки. Его очень тронул твой любезный прием, а также дорогой матушки, и эта толпа вдоль улиц до самого Зимнего дворца. Гр. Бенкендорф была с невероятно подкрашенными красными губами - ужасный вид. Даки в слишком коротком бархатном платье и скверно причесанная, такая жалость.
От души благодарю тебя за твое милое письмо. Дрент. я отправлю завтра. Мы обязаны спасти и сберечь гвардию. Мы говорили с Кириллом, который был моим соседом за столом, относительно батальона - он тоже одобряет идею, которую ты мне сообщил в последнем письме. Я сказала, что он должен быть поэнергичнее с адмиралами и министрами, чтобы добыть нужных ему офицеров, так как приказ твой должен быть выполнен. Григорович сказал мне, что ты передал ему через Кирилла приказ о назначении Н.П. командиром нашего любимого Шт., а Зелен. - командиром порта (что очень устраивает последнего, по его словам) - маленький адмирал, вероятно, взбешен? Но я рада этому - как счастлив будет дорогой Джонни тем, что его сын, как он постоянно называл Н.П., получает яхту!
Голова болит - сегодня больше не могу писать. Прощай и да благословит тебя Господь!
Горячо целую.
Твоя глубоко любящая тебя
Солнышко.

Ц. ставка. 15 сентября 1916 г.
Моя ненаглядная,
Очень, очень благодарен тебе за дорогое письмо.
Мне кажется, что тебе следовало бы поговорить с Шт. по поводу телеграммы Дэзи, так как это касается двух министерств - военного и иностранн. дел. Посылаю тебе также письмо, полученное мною вчера от Долли, дочери Евгения. Она его сама привезла и непременно требовала, чтоб ее допустили ко мне. Благодаря обману и лживым рассказам на вокзале, она проникла в комнату Федорова и рассказала ему длинную историю про какой-то свой отряд и про свое желание проехать к югу подальше от Двинска и т.д. Нилов, заменяющий теперь Воейк., был возмущен и выпроводил ее из дому только обещанием передать это письмо. Ужасно! Она просит дать ей титул герцогини Лейхтенбергской, - после этого ты можешь быть уверена, что она попросит денег с уделов, на которые она, конечно, не имеет никакого права.
Недавно я принимал Силаева, он вернулся в полк, но не знает, как долго сможет там остаться. Такая жалость!
Дорогая моя! Я уже мечтаю о нашем свидании в скорости! Хоть я завален работой, мысленно я всегда с тобой!
Да, подумать только, дорогая мама уже 50 лет в России!
Храни тебя Господь! Нежно целую, моя любимая, тебя и девочек.
Навеки твой
Ники.

Ц.С. 16 сентября 1916 г.
Мой ненаглядный,
Серое, ветреное, дождливое утро. Дети отправились осматривать Ольгин санитарный поезд, оттуда - в лазарет, а к 12 - на панихиду по батюшкиному сыну, он просил нас прийти. Я остаюсь в постели до завтрака, так как сердце расширено и плохо себя чувствую. Вчера у меня была ужасная головная боль, но сейчас она прошла. Н.П. обедал с нами, затем мы вместе прочли письмо от Дрентельна, а также письмо, полное отчаяния, полученное им от Родионова. Трижды за один день им пришлось ходить в атаку (кажется, 4 сентября), а позиция совершенно неприступная. Германцы были совершенно невидимы, и их пушки Максима давали залп за залпом. Один пленный рассказывал, что они окопались на глубине 10 метров и как-то передвигали пушки вверх и вниз, смотря по надобности, так что наша артиллерия не причиняла им никакого вреда. Им (германцам) известно, что против них расположена гвардия, - они чувствуют, что ими жертвуют совершенно зря.
Я просила нашего Друга особенно помолиться за успех твоих новых планов. Он это исполнил и надеется, что Бог благословит твои начинания. Все говорят, что командир Павловцев (Шевич) - настоящая размазня, этот полк не имел ни разу успеха и редко продвигается. Мне кажется, наши генералы проявляют ужасную слабость. Ах, да! Он велел тебе передать, чтоб ты не терзался в тех случаях, когда ты отставляешь генерала, а после оказывается, что он невинен, ты всегда можешь его простить и вновь принять на службу, - и ему это тоже не причинит вреда, так как заставит его почувствовать страх Божий. Аня едет на 2 дня в Финляндию на именины матери.
Надеюсь, что при следующем нашем свидании будет хорошая солнечная погода.
Это хорошая мысль - относительно батальона - передала Н.П. то, что ты думаешь по этому поводу, - он только высказывает надежду, что они не будут ни в Одессе, ни в С., но в каком-нибудь небольшом городе, где их легче держать в руках, - да и меньше соблазнов, чем в большом городе, - и следить за тем, чтоб они работали как следует.
Только что получила твое милое письмо, нежно благодарю. Вели Нилову ответить Долли, что она не может получить титула (без объяснения причины). Как она это себе представляет? Разве ее брак с Гревеницем не идет в счет? Она, думается мне, с ума сошла. С ней лучше иметь поменьше дела, - лучше всего пусть ей ответит Нилов, - ведь она была родственницей его жены, а Фредерикса сейчас здесь нет.
Я тоже с великой радостью думаю о нашей встрече - надеюсь, что к тому времени буду чувствовать себя лучше, сейчас совершенно никуда не гожусь. Представь себе, греческий Ники все еще в Павловске и, говорят, в ужасно нервном состоянии. Не могу понять, почему они его, наконец, не отпустят домой, он здесь ничем не может помочь, - или, быть может, это делается в доказательство добрых чувств, питаемых к нам?
Посылаю тебе бумагу насчет генерала Огановского - прочти ее и сделай с ней, что найдешь нужным.
Теперь должна кончать. Небо прояснилось, солнце сияет. Беккер приехала. Чувствую себя отвратительно. Благословляю и целую без конца.
Навеки вся твоя
Женушка.

Ц. ставка. 16 сентября 1916 г.
Моя ненаглядная,
Сердечно благодарю за дорогое письмо. Я рад, что посещение японцев и завтрак с ними прошли удачно, но мне жаль, что ты утомилась. Береги себя и не переутомляй свое бедное, дорогое сердце! Сегодня утром я написал дорогой мама с Сандро. Оказывается, этот идиот Родзянко написал ему очень дерзкое официальное письмо, на которое Сандро намерен отвечать очень резко. Он читал мне вслух выдержки из обоих писем - Родзянки и своего - его ответ составлен очень хорошо.
Со “Штандартом”, сколько я могу судить со слов Кирилла, произошло некоторое недоразумение. Я никогда ничего не приказывал Григоровичу, а только спрашивал его относительно этого места для Зеленецкого в будущем и высказал ему свое желание, чтоб Н.П. получил нашу яхту после З. Я говорил также об этом с адмиралом, он принял это совершенно спокойно, только спросил, будет ли это сделано к окончанию войны, когда будут поставлены котлы и закончена починка яхты. Кроме того, 3., действительно, в экипаже все делает за Кирилла, который часто отсутствует. И, наконец, я желаю иметь Н.П. при себе во время войны, а он не мог бы отлучаться со службы, если б был сейчас капитаном.
Поняла - да?
Теперь пора кончать, любимая моя девчурка. Храни Господь тебя и дорогих девочек! Крепко целую.
Навеки твой старый
Ники.

Ц.С. 17 сентября 1916 г.
Мой ненаглядный!
Представь себе, только 1 градус тепла, а вечером было 2 градуса мороза, солнца нет. Прилагаю записку от нашего Друга к тебе, так как я просила Его особенно подумать о тебе и благословить твои новые планы. Милый, вели, пожалуйста, кому-нибудь отправиться посмотреть 4 тяжелые батареи, которые уже довольно давно стоят совершенно готовыми здесь в Ц.С. (так мне сказали), и никто и не помышляет об их отправке. У них есть снаряды (если не в достаточном количестве, то их всегда можно будет достать). - Если старый Иванов все еще в Петрогр., прикажи ему отправиться осмотреть все до мельчайших подробностей. (Сообщили об этом Боткину офицеры, так как они осматривали их.) Хорошо было бы отправить их отсюда, потому что солдаты не совсем надежны: несколько недель назад там происходили истории, пришлось послать стрелков, чтоб поймать их в лесу, где они занимались чтением прокламаций. Эти 40 пушек стоят на площади без охраны - один молодой прапорщ. писал бумагу за бумагой и просил солдат для охраны их, так как он ежедневно по утрам замечает исчезновение то винта, то еще какой-нибудь мелкой части, и никто не обращает на это должного внимания. Я думаю, что было бы лучше всего, если бы ты неожиданно послал сюда какого-нибудь генерала для ревизии, - нам ведь ужасно нужны пушки на войне, - только не предупреждай Сергея - пусть все произойдет совершенно неожиданно, он тогда тоже поймет, что следует всюду заглядывать. Ему следовало бы быть более деятельным. И почему Андрей здесь торчит? Разве нельзя назначить его куда-нибудь там в действующей армии, - не так, как эти 2 года? Он может служить и не в гвардии, так как там нет вакансий - Миша тоже служил в других местах. - Заставь родных побольше двигаться. – Род. писал, что в батальоне было более 50 случаев дизентерии - это осенью, - здесь ею заболели ребенок гр. Нирод и один из наших раненых.
Хочу полежать до завтрака. Вчера принимала Бобринского - он меня очень тронул. Просил разрешения повидать тебя на будущей неделе.
Сейчас ярко засияло солнце, но я останусь на кушетке, надо принять приличный вид. - Нежно благодарю тебя, дорогой, за твое милое письмо, которое я только что получила. Милый, это Григоров., а не Кирилл говорил мне о З. и Н.П. - Как я хотела бы, чтоб Родз. повесили - ужасный человек и такой нахал!- Кикнадзе опять ранен и лежит в нашем госпитале, - он много рассказывал Татьяне о наших моряках. У нас, кроме него, еще 4 новых раненых, - со среды не была в лазарете, увы! - Прощай, мое сокровище. Храни тебя Господь! Крепкий и нежный поцелуй шлет тебе твоя старая
Женушка.
Сообщил ли ты Пете, что он свободен? Что говорит Сандро относительно намерений Ольги?

Ц. ставка. 17 сентября 1916 г.
Моя нежно любимая!
Крепко благодарю тебя за твое милое письмо. Я очень огорчен, что ты себя плохо чувствуешь и что скоро появится m-me Б. Ты не должна хворать и страдать головной болью!
После нескольких ясных дней этой ночью погода резко изменилась, и теперь не переставая льет дождь, очень темно и тепло, но, пожалуй, это безразлично, так как мы все равно не вышли бы из-за опухоли на ноге или скорее ступне Бэби; он не может надеть башмака, но, к счастью, болей нет. Он одет и проводит целый день в комнате с круглыми окнами! Я, конечно, выйду пробежаться по саду. - На корабле или в Ливадии в такую погоду мы наклеивали бы фотографии в альбомы.
Я сказал Алексееву относительно батальона наших моряков - их отошлют обратно сейчас же после этого сражения. Семь корпусов пойдут там в наступление только бы Господь даровал им успех!
Сколько недель уже я мучаюсь из-за этого! - Если б у нас было больше тяжелой артиллерии, не возникло бы ни малейшего сомненья относительно исхода борьбы. Подобно французам и англичанам, они парализуют всякое сопротивление одним только ужасным огнем своих тяжелых орудий. - То же было и с нами в начале нашего наступления.
Храни тебя и девочек Господь! Целую тебя нежно, мое родное Солнышко, моя единственная и мое все! Целую девочек.
Навеки твой
Ники.

Ц.С. 18 сентября 1916 г.
Сокровище мое!
Горячее спасибо тебе за твое милое письмо. Так как я теперь по утрам лежу в постели, то я гораздо раньше прочитываю твои письма, доставляющие мне огромную радость. - Солнце, тучи, снег посменно - настоящая осень. Быть может, от этой переменной погоды Крошка чувствует себя хуже, но эта слабость в ноге при неверном движении или утомлении может легко причинить опухоль, - слава Богу, что нет болей.
Мы по вечерам поможем тебе клеить фотографии, если ты хочешь.
Я всецело уповаю на милость Божью, только скажи мне заранее, когда предполагается наступление, чтоб Он мог тогда особо помолиться - это имеет огромное значение, и Он понимает, что ты переживаешь.
Милый, я слышала, что у Палена отняли придворное звание, потому, что прочли его частное письмо к жене, в котором он обзывает тыл - “сволочь”, но я понимаю, что он так отзывается о нем. Однако это, наверное, - недоразумение, дело опять в немецкой фамилии, а он, в действительности, очень тебе предан. Немедленно и притом на полном основании, следовало сразу же зимой лишить Хвост. мундира - он так низко вел себя, и это всем известно. Только Воейков и Андронн. (против которых я снова предостерегала Штюр.) заступались за X. А теперь идет переписка между Алексеевым и этой скотиной Гучковым, и он начиняет его всякими мерзостями, - предостереги его, это такая умная скотина, а Ал., без сомненья, увы, станет прислушиваться к тому, что тот говорит ему против нашего Друга, и это не принесет ему счастья. - А теперь, мой светик, радость моя, прощай. Да благословит и сохранит тебя Господь!
Нежно, нежно целую тебя. Вся
Твоя.
Должна поскорее встать и одеться к завтраку. Постоянно думаю о тебе с нежной любовью и горячими молитвами; душой и сердцем с тобой, мой любимый.

Ц. ставка. 18 сент. 1916 г.
Моя ненаглядная!
Доклад окончился раньше, чем обыкновенно, и я пользуюсь этим, чтоб начать тебе письмо до завтрака. Сегодня будет много народу по случаю воскресенья. Алек тоже вернулся из своей поездки в Рени и Румынию. Погода ясная и холодная, совсем не похожа на вчерашнюю. Бэбиной опухшей ноге лучше - он веселенький. Днем мы до чаю играли вместе в “Nain jaune”. Я был у всенощной, после чего о. Шавельский представил мне одного старого здешнего священника, ему 95 лет, но на вид ему не больше 70. - Только что кончил завтрак и разговор с Алеком.
Сердечно благодарю тебя за дорогое письмо. - Нет, я не сообщил еще Пете, что он свободен - ведь это скоро будет опубликовано!
Сандро находит, что Ольге следовало бы подождать, но она не желает слушать его.
Я поговорю с Сергеем об этих 40 пушках в Ц.С. Он говорил мне как-то недавно, что там формируется тяжелая артиллерия. Почему действовать за его спиной?
Кто прислал мне последние снимки? Надо ли мне выбрать некоторые, или они все предназначаются мне и Алексею? Старик Иванов на днях вернулся из Финляндии - он не выносит этой страны!
Пора кончать, моя голубка. Храни тебя и девочек Господь! Целую вас всех нежно, ее также. Крепко обнимаю тебя, мое сокровище.
Навеки твой старый
Ники.

Ц.С. 19 сентября 1916 г.
Мой родной, любимый!
Холодное утро, на деревьях кое-где лежит снег, а также видны следы его на траве - как рано в этом году! - Н.П. обедал у нас вчера - он уезжает сегодня сильно простужен и кашляет. - Он дважды был у нашего Друга, рада тебе это сообщить. Быть может, ты сумеешь найти ему какую-нибудь работу для тебя? Один солдат только что приехал из батальона, говорит, что их часто посылают в дело. Утром их отсылают обратно, а вечером опять берут. - По-моему, это будет очень грустно, если им придется теперь принять участие в больших боях, ведь каждый солдат из них представляет собой совершенство - единственная часть всей армии, в которой находятся солдаты, столько лет прослужившие, храни их, Боже, для дальнейших трудов в будущем здесь и на “Юге”! - У меня сегодня было - 2 доклада, Силаев и Штюрмер, Трина и Иза по делу. Завтра Раев и т.д., и так постоянно. - Сердце все еще расширено, - чувствую себя утомленной, но лежание мне помогает, спина и ноги меньше болят. - Мне так хотелось бы скорее поправиться, у меня опять прибавилось дела, и все пришлось взвалить на Татьяну.
Оказывается, богач Гульд прислал сюда чрезвычайно интересного молодого врача-американца с тремя сестрами, и мы хотим использовать их, устроив их в Большом дворце. Он будет делать операции там и во всех других лазаретах. Завтра он будет оперировать в солдатском отделении. Он вырезывает и вставляет кости при помощи электрической машины - совсем как в образцовой головоломке (puzzle), никак невозможно достигнуть такой точности при помощи рук. Я просмотрела чрезвычайно интересную книгу с рисунками и объявлениями. Один врач поехал с таким аппаратом в Англию, 2 - во Францию (сам изобретатель), а этот - сюда. Красный Крест отказался от его услуг, мы же принимаем его с восторгом - всегда полезно поучиться и познакомиться с новыми методами. Позабыла его фамилию. Он проработал год в Сербии во время войны, так что говорит немного по-сербски. Кн. Шаховская, без сомнения, влюбится в него. У нас случайно в Большом дворце находится французский врач в качестве пациента, но так как он не очень болен, то он тоже помогает Вл. Ник. - Каков сейчас воздух в столовой? Я уж давно говорила об этом Вале, а также Бенкендорфу, но они медлили с этим. Не так уж сложно устроить, чтоб верхние окна открывались вверх. Но, когда мы приедем, нельзя ли нам сохранить уютный обычай обедать в поезде? Это гораздо менее утомительно, и тебе, я думаю, будет более приятно и уютно. - Тебе, должно быть, сейчас очень тоскливо, я уверена, так как прогулки стали менее приятны, и скоро, боюсь, на реке станет слишком холодно. В прошлом году мы в первый раз приехали в октябре, помню, что было уже очень холодно, - мы ехали в закрытых автомобилях, а затем вышли и прогулялись - какое счастье снова быть вместе!
Сердечно благодарю тебя, мой дорогой, за твое милое письмо. - Эти фотографии я послала тебе для твоего альбома, мой любимый.
Я все-таки думаю, что тебе следовало бы известить Петю. Сандро мог бы написать ему письмо, или ты послал бы ему короткую телеграмму.
Да, расследуй дело с пушками, непременно.
Ужасная погода. В среду будет день рожденья Павла - они пригласили нас на шоколад, - сомневаюсь, чтоб я к этому дню была на ногах и в состоянии выезжать.
А теперь прощай, мой единственный и мое все. Шлет тебе нежнейшие и страстные поцелуи, а также благословения без конца
Всецело
Твоя.

Ц. ставка. 19 сент. 1916 г.
Моя ненаглядная!
Нежно благодарю тебя за твое милое любящее письмо. Вчера вечером я просматривал все твои письма и увидал, что ты в июне вдруг перескочила с № 545 на № 555. Так что теперь все твои письма неверно нумерованы. Откуда ты знаешь, что Гучков переписывается с Алекс.? Я никогда раньше не слыхал об этом.
Разве это не любопытное совпадение, что полковник, стоящий во главе формируемой в Ц.С. тяжелой артиллерии, приехал сюда по делам и только что завтракал со мной? Я расспрашивал его насчет многого, и он рассказал мне, что при каждой батарее находится часовой, что 2 раза ночью там происходили кражи, благодаря темноте, - один раз вором оказался сам часовой, - и что из тяжелых английских орудий по дороге из Архангельска в Ц.С. постоянно выкрадываются какие-то очень дорогие металлические составные части. Сергей обо всем этом уже знал, и необходимые меры будут приняты.
Фред. перед отъездом прислал мне целую пачку писем графа Палена к жене, в которых он в очень резких выражениях осуждает военную цензуру, тыл и т.д. Старик просил меня лишить его придворного звания, на что я согласился, хотя сознаю, что это наказанье слишком сурово. Мама также писала мне об этом.
Пора кончать, родная женушка. Храни вас Господь! Целую девочек и тебя, моя ненаглядная душка.
Навеки твой
Ники.

Ц.С. 20 сентября 1916 г.
Ангел мой милый!
Пасмурно, холодно, начинается снег. Маленькая Мари приехала и будет у нас завтракать. Девочки Ингеборг прислали Татьяне очаровательную открытку с фотографией маленького Ленарда - такой славный, сильный, красивый мальчик с большими грустными глазами - ничего фамильного. Как она может так спокойно жить все эти годы без него? Мне это кажется совершенно непонятным и ненормальным. - Вчера от 5 до 7 были доклады. Шт. все еще никого не нашел на место петроградского градоначальника, - те, кого он предлагает, совершенно не годятся, я велела ему поторопиться и еще поискать. Гучков старается обойти Алексеева жалуется ему на всех министров (его подстрекает Поливанов) - на Шт., Трепова, Шаховского и отсюда понятно, почему Алекс. так настроен против министров, которые на самом деле стали лучше и более согласно работать, дела ведь стали налаживаться, и нам не придется опасаться никакого кризиса, если они и дальше так будут работать.
Пожалуйста, душка, не позволяй славному Алекс. вступать в союз с Гучковым, как то было при старой ставке. Родз. и Гучков действуют сейчас заодно, и они хотят обойти Ал., утверждая, будто никто не умеет работать кроме них. Его дело заниматься исключительно войной - пусть уж другие отвечают за то, что делается здесь. У меня завтра будет Протопопов, мне нужно спросить у него кучу вещей, а также поделиться с ним некоторыми идеями, пришедшими в мою собственную старую голову, относительно того, чтоб повести контр-пропаганду против Союзов Гор. среди армии, т.е. иметь за ними наблюдение и немедленно выгонять тех, кто попадется. Министр внутренних дел должен найти порядочных, честных людей, которые были бы “его глазами”, и которые, с помощью военных властей, должны сделать все, что только смогут. Мы не имеем права допускать, чтоб они продолжали начинять им (солдатам) головы скверными идеями, - их врачи (евреи) и сестры отвратительны - Шавельский может тебе о них порассказать многое. - Я велела Шт. передать это Прот. Он обдумает все это до завтрашнего дня и посмотрит, как это можно осуществить практически. Я не понимаю, почему злонамеренные люди всегда защищают свое дело, а те, кто стоит за правое дело, только жалуются, но спокойно сидят, сложа руки и ожидая событий.
Ты ничего не имеешь против того, что я высказываю свое мнение по этому поводу, милый? Но, уверяю тебя, хоть я и больна и у меня плохое сердце, все же у меня больше энергии, чем у них всех вместе взятых. Бобринский был рад видеть меня такой; он говорит, что меня не любят, ибо чувствуют (левые партии), что я стою на страже интересов твоих, Бэби и России. Да, я более русская, нежели многие иные, и не стану сидеть спокойно. Я просила их устроить (как это говорил Гр.), чтобы продовольствие, мука, масло, хлеб, сахар - все предварительно развешивалось в лавках, и тогда каждый покупатель получал бы свою покупку гораздо быстрее, - таким образом были бы уничтожены эти бесконечные хвосты, - все согласились с тем, что это великолепная идея, но почему же они сами не додумались до этого раньше?
Сегодня жду Шаховского, так как мне нужно расспросить его о водных путях мне кажется, он совершенно спокоен насчет дров, что их будет вполне достаточно, - а я хочу узнать еще, нельзя ли раньше, чем реки станут, подвезти другие запасы, не относящиеся к его министерству, тоже водным путем. Ведь должны же они все взаимно помогать друг другу, он к тому же боготворит тебя. Он вчера был у меня с Аней.
Затем у меня будет епископ Антоний Гурийский с Кавказа. - Как видишь, целый день у меня приемы - едва хватает времени писать тебе по утрам в постели. Но я жажду вернуться к работе в лазарете - очень ее люблю. Только что принесли твое милое письмо, за которое очень, очень тебе благодарна. Я рада, что ты имел случай справиться по поводу артиллерии, стоящей здесь наготове. - Относительно Гучк. и Ал. я тебе все расскажу завтра. Шт. сообщил мне, а Шаховский сам видел копии с писем - я тебе все это расскажу завтра, после того как лично поговорю с Шаховским.
Конечно, если нужно следить за частными письмами мужа и жены, то тем более следует следить за остальными. Прости меня, но Фред. поступил весьма несправедливо - нельзя так строго осуждать человека за частные письма (перлюстрированные) к жене - это, по-моему, низость. Я бы заставила Фред. понять, что это в высшей степени несправедливо. Хвостова следовало бы сразу лишить мундира - против него имеется достаточно улик и скандальных, грязных дел, а здесь совершенно частное дело. Я хотела бы, чтоб это было улажено к именинам Бэби. Он, к счастью, пока еще сенатор, и наказание уж достаточно долго продлилось, - шпионаж иной раз заходит слишком далеко, и я глубоко убеждена, что очень многие пишут так, открыто высказывают подобные мнения. Коковцов, Кривошеин и многие другие вышли из всего здравыми и невредимыми, а они ведь решились на действия, направленные против Государя и страны, - тогда как у Паленов дело совершенно частного характера - ужасная ошибка со стороны Фред., и притом, наверное, все дело в немецкой фамилии. Конечно, ты слишком занят, чтоб заниматься такими делами, другие виноваты в том, что “впутывают тебя”, и это меня огорчает, так как они заставляют тебя делать несправедливости.
Ты пишешь, что я неверно пронумеровала свои письма к тебе, какая досада! Не можешь ли ты исправить ошибку, не проставишь ли ты номер на письме, которое я тебе отправила ненумерованным в последний раз?
Сердце лучше сегодня, покой мне очень помог. Но погода, действительно, прескучная.
Итак, вы играете в “Nain jaune” опять! Как мне хотелось бы опять вместе съездить в Севастополь в октябре! Как бы это было восхитительно! Ужасно - торчать в ставке, в городе в течение стольких месяцев подряд. А сейчас надвигается долгая зима. - Силаев мне все рассказал, бедняжка! - Он сейчас хочет ехать в Сев. и спросить профессора, что ему делать и куда ехать, и если будет можно, то он захватит с собой свою семью, здесь климат совершенно не подходящий для них, им нужно солнце и тепло.
А теперь, мой светик, жизнь моя, самый любимый, прощай и да благословит тебя Господь! Горячо обнимаю и осыпаю тебя жгучими поцелуями.
Навеки твоя
Солнышко.
Читает ли m-r Гиббс английские газеты первым?

Ц. ставка. 20 сент. 1916 г.
Мое милое Солнышко!
Горячо благодарю тебя за твое дорогое письмо. Сегодня приехали Граббе, Максимович и Н.П. - до сих пор нас было немного народу. Нога Бэби поправилась, и он опять свободно ходит.
Наряду с военными делами меня больше всего волнует вечный вопрос о продовольствии. Сегодня Алексеев дал мне письмо, полученное им от милейшего кн. Оболенского[991], председателя комитета по продовольствию. Он открыто признается, что они ничем не могут облегчить положения, что работают они впустую, что министерство земледелия не обращает внимания на их постановления, цены все растут, и народ начинает голодать. Ясно, к чему может привести страну такое положение дел.
Старый Шт. не может преодолеть всех этих трудностей. Я не вижу иного выхода, как передать дело военному ведомству, но это также имеет свои неудобства! Самый проклятый вопрос, с которым я когда-либо сталкивался! Я никогда не был купцом и просто ничего не понимаю в этих вопросах о продовольствии и снабжении!
Теперь пора кончать, моя голубка. Храни Господь тебя и девочек! Крепко целую.
Навеки твой старый
Ники.

Ц.С. 21 сентября 1916 г.
Мой ненаглядный!
С добрым утром, мое сокровище! Наконец, опять светит солнышко - такая радость, но вечером у моего окна было уже 3 градуса мороза. Листва так быстро, увы, опадает; из моих окон уже хорошо видна церковь Большого дворца. Мы все еще обедаем в моей большой гостиной.
Посылаю Павлу вазы и записку, так как не могу быть у него - сердце снова расширено. Сегодня уже неделя, как не выхожу из дома. Я все еще не могу принимать лекарств, что очень досадно. - Вчера я опять принимала в течение двух часов и перед тем еще ? часа - Апраксина и дядю Мекка относительно Кавказа, - Раева (основательная беседа), Шаховского (длинный разговор). - Оказывается, Поливанов и Гучков снова работают рука об руку. Я прочла копии с 2-х писем Гучкова к Алекс., и велела буквально скопировать одно из них для тебя, чтоб ты мог убедиться, какая это скотина! Теперь мне понятно, почему А. настроен против всех министров - каждым своим письмом (по-видимому, их было много) он будоражит бедного Ал., а затем в письмах его факты часто намеренно извращаются. Все министры чувствуют антагонизм с его стороны в ставке, и теперь им стала ясна причина этого. Когда ты получишь это письмо, то ты должен серьезно поговорить с Ал., так как эта скотина подрывает в глазах А. все правительство - это настоящая низость и в 10000000 раз хуже чем все то, что написал Пален своей жене. Надо изолировать Ал. от Гуч., от этого скверного, коварного влияния. - Затем я принимала епископа Антония Гурийского - чарующее впечатление, милая грузинская интонация в голосе, - он знает нашего Друга дольше, нежели мы, - был много лет тому назад ректором в Казани. - Он хоронил Багратиона, я просила его оказать мне помощь в деле сбора вещей, белья и т.д. на Кавказе и вообще помочь Апраксину, когда я пошлю его туда в будущем месяце. Сильно осуждает Ник и всех их (в разговоре с Аней) - он слишком резок и груб по отношению к грузинам. - Теперь я узнала, кто экзарх, - помнишь Платона из Америки? - мы его видели в Ливадии, он говорил по-русски с американским акцентом, несимпатичный и страшно самоуверенный, - он превосходен для Америки, но не для Кавказа, - теперь я понимаю, почему Н. хочет провести его в митрополиты!!! Что ж, этот человек всегда был честолюбив, хитер и умен, и уже успел обойти Н. Быть может, придется его уволить, если он и дальше в такой степени будет нелюбим. Питирима они по-прежнему обожают. Он приезжал на хиротонию их священника в епископы, имя последнего Мельхиседек (наш Друг говорит, что из него в будущем выйдет прекрасный митрополит). Но, конечно, сейчас в Тифлисе не нужно никакого митрополита – они просто хотят устроить там свой двор и всякое великолепие, скоро они потребуют отдельных министров для себя. Н. говорит, что это нужно для покоренной нами страны, - ерунда, - в Польше ведь никогда не было митрополита. - Представь, Синод хочет поднести мне грамоту и икону (вероятно, за мой уход за ранеными), - ты себе представляешь меня, бедную, принимающей их всех? Со времен Екатерины ни одна императрица не принимала их одна, - Гр. в восторге от этого (я не разделяю Его радости), но странно, разве это не меня они постоянно так боялись и осуждали? Ну, хорошо, довольно деловых разговоров.
К нам привезли еще офицеров из Варш. Гв. и т.д. - я в отчаяньи, что не могу работать и повидать их. 3 старшие девочки были в поезде сестры Ольги и раздавали медали, они видели так много интересного. - Сегодня О. и Т. едут в город в Татьянин комитет. - Наш Друг выразил желание видеть меня сегодня вечером в маленьком домике. (Его жена тоже там будет.) - Он говорит, что мне от этого не станет хуже. Говорит, что не надо слишком заботиться, Бог нас выручит на войне.
Сегодня принимаю Протопопова и Ильина - ежедневно посетители, и приходится много работать головой, приходится решать много вопросов и уяснять их другим.
Мне тоже жаль, что Ольга сейчас хочет выйти замуж - что же будет теперь с ее лазаретом? И вообще я все-таки глубоко огорчена этим браком, хотя мне хочется, чтоб она, наконец, нашла свое счастье. - Маленькая Мари завтракала у нас. Она хорошо выглядит, - у нее мало работы, так как она не ухаживает за ранеными, а следит за хозяйством, что доставляет ей много хлопот, кроме того она руководит комитетом Эллы в Пскове. Лето она прожила в маленьком домике близ монастыря, где живет старец, которого она очень почитает. - Она произвела на меня хорошее, бодрое впечатление. Дмитрий дразнит ее (это ее огорчает, да и все остальное), что она уродлива в наряде сестры, что городские платья ей гораздо более к лицу и т.д. Это все так глупо - надо бы радоваться тому, что дитя нашло себе занятие, которое ее удовлетворяет. Она не представляет себе, что она станет делать после войны. Прилагаю письмо, полученное Аней от Бреслера, чтоб ты мне сказал, что ему следует ответить, - можно ли ему приехать лично представиться или же он должен послать тебе прошение через меня?
Мадлен только что принесла мне твое милое письмо - большое спасибо, мое сокровище. - Я понимаю, как ты измучен, сегодня поговорю с Протоп. и с нашим Другом. Шах. сказал мне, что они подвезли много топлива речным путем на всю зиму - дров и угля - разумеется, по высокой цене, увы. Он получил большие суммы вперед, чтоб заранее заготовить дрова также и на осень 17 - 18 гг. Я спросила его, как обстоит дело с хлебом. Он ответил, что крестьяне в мирное время спешили продавать его, боясь, чтоб цены не упали, теперь же они знают, что если выждать, то цены возрастут, а они не гонятся за деньгами, так как у них их достаточно. Я высказала мнение, что следовало бы послать людей из заинтересованных министерств в самые хлебные центры, чтобы разъяснить крестьянам в беседах положение дела с продовольствием. Когда злонамеренные люди хотят чего-нибудь добиться, они постоянно обращаются с речами, и их слушают, и теперь, если благонамеренные потрудятся сделать то же самое, без сомненья, крестьяне станут их слушать. Губернаторы, вице-губернаторы и все их чиновники должны принять в этом участие, - поговорю с Протоп. и посмотрю, что он на это скажет. - Причина недохватки у нас сахару тебе известна. Масло в таком колоссальном количестве посылается теперь в армию (жиры нужны в большом количестве, так как убавилось мяса), что здесь его не хватает. Рыбы здесь достаточно, а мяса не хватает. Мне интересно поговорить со свежим человеком, посмотрим, что он об этом думает. О, Кривошеин, чего только нет на его нечистой совести! Все же это еще не так ужасно, как все прочее, выход мы найдем, но вот эти скоты Родз., Гучк., Полив. и К° являются душой чего-то гораздо большего, чем можно предположить (я это чувствую), у них цель вырвать власть из рук министров. Но ты скоро всех увидишь и обсудишь это, а я. спрошу совета у нашего Друга. Так часто у Него бывают здравые суждения, которые не приходят другим на ум, - Бог вдохновляет Его, и завтра я тебе напишу, что Он сказал. Его присутствие здесь меня очень успокаивает. Он говорит, что дела теперь пойдут лучше, потому что Его меньше преследуют, - как только усиливаются нападки на Него, так все идет хуже.
Надеюсь, что это бесконечное письмо не выведет тебя из терпения, солнце души моей? Хотела бы быть с тобой постоянно, постоянно, чтобы помогать тебе во всем. - Посылаю тебе обратно несколько кусков картона, так как уверена, что он тебе еще очень понадобится.
Целый час проговорила с Протоп. - отличное впечатление. Я сказала ему, чтоб он послал тебе текст телеграммы, которую он и Бобр. разослали всем губернаторам. - Должна кончать. 1000 поцелуев и благословений шлет тебе
твоя старая
Женушка.
Уверена, что Господь послал тебе действительно верного человека в лице Протопопова; он будет работать и уже приступил к делу. Я думаю, что продов. теперь можно оставить в руках губернаторов и не передавать военным властям.

Ц. ставка. 21 сент. 1916 г.
Моя любимая!
Сегодня поезд сильно запоздал, и твое письмо еще не пришло. Погода опять ясная и не очень холодная. Поблагодари Татьяну за фотографии и попроси ее прислать мне еще моей почтовой бумаги (одну из голубых коробок). - Вчерашняя моя грусть прошла. Я велел Алексееву приказать Брусилову остановить наши безнадежные атаки, чтоб потом снять гвардию и часть других войск с передовых позиций, дать им время отдохнуть и получить пополнения. Нам надо наступать около Галича и южнее у Дорна Ватры, чтоб помочь румынам и перейти Карпаты до начала зимы. Необходимые для этого подкрепления будут посланы.
Н. П. сказал мне, что он был доволен твоим видом. Постарайся, душенька, набраться сил к приезду сюда через 2 недели!
Сегодня день рожденья Павла и именины Дмитрия и Дм. Шерем., так что мы за завтраком выпили по бокалу шампанского, чтобы доставить им удовольствие!
Солнце дивно сияет, и еще много зеленых листьев.
Пора кончать, моя дорогая! Я так тебя люблю и тоскую по тебе ужасно. Храни Господь тебя и девочек! Целую всех вас нежно, ее тоже.
Навеки, детка моя родная,
твой старый
Ники.

Царское Село. 22 сентября 1916 г.
Мой любимый, драгоценный душка!
Мне нужно массу тебе сказать, но так как я почти всю ночь не спала, - каждый час, за исключением 5 часов, смотрела на часы (не знаю, почему, так как провела очень приятно и спокойно вечер), - то не знаю, смогу ли я изложить все вполне ясно.
Нелегко передавать разговоры, постоянно боишься сказать не теми словами и исказить смысл сказанного. Начинаю с того, что посылаю тебе копию с одного из писем Гучкова к Алексееву - прочти его, пожалуйста, и тогда ты поймешь, отчего бедный генерал выходит из себя; Гучков извращает истину, подстрекаемый к тому Поливановым, с которым он неразлучен. Сделай старику строгое предостережение по поводу этой переписки, это делается с целью нервировать его, и вообще эти дела не касаются его, потому что для армии все будет сделано, ни в чем не будет недостатка. - Наш Друг просит тебя не слишком беспокоиться по поводу продовольственного вопроса. Поэтому я и телеграфировала тебе ночью вторично. Он говорит, что все это наладится само собой, что новый министр сразу взялся за дело. Бобринский, вероятно, говорил об их общей телеграмме, обращенной к губернаторам, что было очень умным шагом. Их надо заставить использовать свои полномочия возможно шире.
Я велела Протопопову написать тебе об этом; - он ответил, что это было бы нарушением этикета, так как он еще не представлялся тебе и не желает тебе докучать. Я сказала, что это неважно и что мы с тобой придерживаемся этикета лишь в официальных делах, но в остальном предпочитаем быть постоянно осведомленными обо всем. - Другая ошибка, по мнению Прот., - и я с ним вполне согласна, в том, что запрещен вывоз из одной губернии в другую, - это абсурд: - в одной совершенно отсутствует скот, в другой - избыток его, - конечно, надо позволить вывозить оттуда его и т.п. У помещиков хотят реквизировать все их леса (в другое перо наливают чернила), это несправедливо, так как некоторые помещики живут исключительно с доходов от этих лесов, и им теперь очень трудно живется, - следует хорошенько это обдумать и реквизировать немного в одних именьях, а в других, имеющих иные средства, кроме леса, для поддержания своего хозяйства, брать больше, - он сказал это Шаховскому. Мы проговорили целых 1 ? часа - этого никогда не бывало, а я дажене запомнила его лица.
У него хитрое Брусиловское лицо, когда он прищуривает один глаз. Очень умен, вкрадчив, великолепные манеры, очень хорошо говорит по-французски и по-английски, по-видимому, привык говорить, - не будет зевать, как обещал мне (но его следует держать в руках, говорит наш Друг, чтоб он не возгордился и не испортил всего). - Я очень откровенно говорила с ним о том, что твои приказы систематически не выполняются, кладутся под сукно, о том, как трудно верить людям: обещания даются, но не выполняются. Я больше уже ни капли не стесняюсь и не боюсь министров и говорю по-русски с быстротой водопада!! И они имеют любезность не смеяться над моими ошибками. Они видят, что я полна энергии и передаю тебе все, что слышу и вижу, что я твоя опора, очень твердая опора в тылу, и что, уповая на Божью милость, я могу быть тебе немножко полезной. Шах. просил разрешения приходить во всех трудных случаях, Бобр. также, этот тоже, а Шт. приходит каждую неделю, так что, быть может, мне удастся их объединить. Я настойчива и твержу одно и то же, а наш Друг помогает мне советами (только бы и дальше стали слушать Его!). - Все должно наладиться и будет налажено, милый.
Прот. ищет заместителя Обол., так как это более чем необходимо - он было наметил Спиридовича, я сказала, что нет, что мы с тобой это обсудили еще раньше и нашли, что он больше подходит для Ялты, чем для столицы. Он велел Об. ежедневно приходить к нему с утренним докладом, дал ему распоряжение относительно хвостов в городе, чтобы продукты предварительно развешивались, чтобы народу позволено было ждать во дворах, не снаружи на улицах, но тот ничего не сделал до сих пор, он совершенно неспособен занимать подобный пост, - а слишком важен, чтоб удовлетвориться местом губернатора.
Хорошо, больше не стану этого повторять, это скучно для тебя. Но это - человек, который будет работать; он обещал быть верным, пусть он это докажет. (Я вся испачкалась чернилами). Только не передавай этого дела в военные руки - я вполне убеждена, что П. сумеет справиться с этим вопросом и сделает все, что он только в силах, чтоб добиться успеха. Бобр. очень преданный человек, но несколько стар - вместе они все уладят (Шах., глупый, надеялся стать министром внутренних дел, по словам нашего Друга, а потому несколько настроен против Прот., хотя они старые друзья), - я послежу за тем, чтоб он работал вместе с остальными. Прот. просил меня об этом (он уже был у меня во вторник). Милый, все, что в моей власти, я сделаю, чтоб помочь тебе, иной раз женщина многое может, если мужчины хоть сколько-нибудь считаются с ней, - эти знают, что им приходится в моем лице видеть твою опору, глаза и уши в тылу. Лучше, чтобы продов. оставалось в руках гражданских властей, а военные власти чтобы всецело были заняты действ. армией. Все взято из ведения министерства внутренних дел, и теперь это в руках Бобр., а потому они будут совместно работать. Они уже положили этому почин своей совместной телеграммой. Их помощники были чрезвычайно недовольны этим, но приказ был отдан по телеграфу. Не следует вызывать возбуждения, а военные меры совершенно неумышленно могут оказаться слишком тяжелыми там, где не нужно, - и, кроме того, военные не могли бы посылать приказов губернаторам, вице-губернаторам и т.д. Нет, думается мне, ты сейчас можешь быть спокоен по этому поводу, это говорит и наш дорогой Друг.
Вчера прекрасно провела вечер, и мы страшно сожалели о том, что тебя не было с нами, это тебя освежило бы, это так подымает дух! Был еще один епископ, старик, Его друг и притом “очень возвышенный”, а потому его преследуют (Вятка) и обвиняют, будто он целуется с женщинами и т.д. Он, подобно нашему Другу и по обычаю старины, целовал всех. Почитай апостолов - они всех целуют в виде приветствия. Ну, теперь Питирим послал за ним и выяснил полную его невиновность. Он несравненно выше митрополита по духу, с Гр. один продолжает то, что начинает другой, - этот епископ держится с Гр. с большим почтением. Царило мирное настроение, и мне так приятно было бы твое дорогое присутствие - это было бы отдыхом после твоих бесконечных терзаний и трудов, - это была чудная беседа! Они говорили о Святой Деве - что Она никогда ничего не писала, хотя и была мудра, - самый факт Ее существования был уже достаточным чудом, а потому даже не было нужды в том, чтоб Она сама о себе еще говорила (а жизнь Ее известна духу нашему).
Только что получила твое драгоценное письмо, - я бесконечно рада, что тебе сейчас не так тяжело. Ненавижу быть далеко от тебя, ты все переносишь в полном одиночестве; около тебя нет никого, кто бы разделял с тобой твои муки, - поговори с Н.П., доставь ему возможность быть тебе полезным. Он знает нашего Друга, и это облегчает ему понимание вещей, - он сильно развился за эти последние месяцы, неся такую большую ответственность. - Да, я думаю, что ты прав, приостановив наступление, и что хочешь двинуться в южном направлении мы должны перевалить через Карпаты до зимы, а уж сейчас там очень холодно. Ранен командир моих сибиряков и, между прочим, тот очаровательный офицер, который уехал от нас всего лишь два месяца тому назад, - надеюсь, что его привезут сюда. Если мы станем наступать на юге, тогда они вынуждены будут оттянуть свои войска тоже на юг, и нам здесь на севере станет легче. Бог поможет, - нужно лишь терпенье, все-таки враг очень силен.
Прилагаю несколько снимков, сделанных для тебя Настенькой или Изой. Наст. будет у меня сегодня днем - доклад Рост. - вчера у меня еще был Ильин, и я говорила с ним о неприличном поведении многих сестер (не настоящих - из общины) и т.д. - Мы говорили с Протоп. относительно призыва методистов (их, кажется, всего 10000?). Мы оба находим, что это неразумно, так как противоречит их религиозным убежденьям (и притом их немного), а потому я предложила, чтоб он просил военного министра призвать их в качестве санитаров, а санитаров всех забрать (их постоянно пытаются забрать) на войну; это было бы хорошо, и они бы служили. Или, как предлагает наш Друг, пусть они роют окопы и подбирают раненых и убитых в качестве санитаров на войне. Наш Друг находит, что тебе сейчас следовало бы призвать татар, - их такое множество везде в Сибири, но надо объяснить им это, как следует, во избежание повторения непозволительной ошибки в Туркестане. Затем наш Друг сказал: “Ген. Сухомл. надо выпустить, чтоб он не умер в темнице, а то не ладно будет - никогда не боятся выпустить узников, возрождать грешников к праведной жизни - узники через их страданья пока доходят до темницы - выше нас становятся перед лицем Божием” - более или менее Его слова. У каждого, даже самого низкого грешника бывают минуты, когда его душа возвышается и очищается через тяжкие страдания, и тогда следует протянуть ему руку, чтоб спасти его, прежде чем он вновь не потеряет себя, ожесточившись и впав в отчаянье. У меня есть прошение m-me Cyx. к тебе, - хочешь, я тебе его пришлю? Уже 6 месяцев он сидит в тюрьме - срок достаточный (так как он не шпион) за все его вины, - он стар, надломлен и не проживет долго; - было бы ужасно, если б он умер в тюрьме. Прикажи освободить его и держать дома под строжайшим надзором, не подымая шуму, - прошу тебя, голубчик. День - это век теперь - надо мудрых правителей, - скорее убрать градоначальника, так как долгие поиски преемника причиняют бесконечный вред. Они чудно говорили о Боге, это мне напомнило мою любимую персидскую книгу “Богоручита”. Бога надо везде видеть - во всех вещах - во всем, что окружает нас тогда спасемся; “будьте святы, как я свят”, “будьте Богом по благодати”. - Трудно передать сказанное Им - слова недостаточны и нужен сопровождающий их дух, чтоб осветить их.
Пасмурный, дождливый день, лежу в постели и пишу при свете лампы. Это утреннее лежание полезно мне, выгляжу едва ли не хуже, чем когда Н.П. меня видел в последний раз, причем я делаю все возможное, чтоб поправиться, - надеюсь завтра опять начать прием лекарств. Лежу весь день, за исключением часов приема. Ужасно хотелось бы совсем поправиться ко времени нашего свиданья. Дорогой мой, я ужасно тоскую без вас обоих. Мысленно постоянно с тобой. Осыпаю тебя нежными, нежными поцелуями. Бог да благословит и сохранит тебя ныне и всегда!
Навеки, Ники мой, глубоко любящая тебя твоя старая
Солнышко.
Что это такое происходит в Греции? Получается впечатление, что пахнет революцией, упаси Боже! В этом виноваты союзники, увы!

Ц. ставка. 22 сент. 1916 г.
Мое любимое Солнышко!
Горячо благодарю тебя за твои 2 дорогих письма, в особенности за последнее длинное! Я принял Бобринского и имел с ним продолжительную беседу. Он много лет знает Протоп., одобряет его и уверен, что они вдвоем дружно будут работать вместе. Он тоже говорил про телеграмму, которую они вдвоем послали! Я этим доволен. - Ал. никогда не упоминал мне о Гучк. Я только знаю, что он ненавидит Родзянко и насмехается над его уверенностью в том, что он все знает лучше других. Что его давно приводит в отчаяние, так как это огромное число писем, которые он получает от офицеров, их семей, солдат и т.д., а также и анонимных, и во всех его просят обратить мое внимание на тяжелое положение городов и сел по случаю дороговизны продовольствия и товаров!
Посылаю тебе несколько фотографий-дубликатов, так как я привожу в порядок свой альбом, прежде чем вклеивать туда.
Брусилов просил разрешения продолжать атаку, так как Гурко поможет ему на правом фланге, и я разрешил.
Перо очень скверное. До свиданья. Храни тебя Господь, моя бесценная, и девочек! Крепко целую.
Навеки твой старый
Ники.

Ц.С. 23 сентября 1916 г.
Ангел мой любимый!
Дивное солнечное утро - немного полежу на солнце. Вчера посидела с ? часа на воздухе, так как мне было душно, даже оставила форточку всю ночь открытой. Греческий Ники будет к чаю; наконец, в воскресенье он уезжает, бедный мальчик. Мария поехала кататься верхом - с радостью сообщаю тебе это.
Наш Друг говорит по поводу новых приказов, данных тобой Брус. и т.д.: “очень доволен распоряжением папы, будет хорошо”. Он об этом никому не скажет, но мне по поводу твоего решения пришлось просить Его благословения.
Горячее тебе спасибо за твое дорогое письмо, только что мной полученное. Надеюсь, что Брусилов - надежный человек и не станет делать глупостей и вновь жертвовать гвардией в каком-нибудь неприступном месте.
Очень рада, что ты остался доволен беседой с Бобринским. Бэби написал мне очень милое письмо, дорогое дитя.
Очень, очень стремлюсь к тебе, мой единственный и мое все, стараюсь поправиться - быть может, мне помогут воздух и новые лекарства.
Прости за короткое письмо. - Нежно целую и благословляю.
Твоя старая
Женушка.

Ц. ставка. 23 сентября 1916 г.
Моя любимая!
Нежно благодарю тебя за твое дорогое длинное письмо, в котором ты так хорошо излагаешь свой разговор с Прот. Дай Бог, чтоб он оказался тем человеком, в котором мы сейчас нуждаемся! Подумать только, Шах. хотел быть на этом месте! Да, действительно, тебе надо бы быть моими глазами и ушами там, в столице, пока мне приходится сидеть здесь. На твоей обязанности лежит поддерживать согласие и единение среди министров - этим ты приносишь огромную пользу мне и нашей стране! О, бесценное Солнышко, я так счастлив, что ты, наконец, нашла себе подходящее дело! Теперь я, конечно, буду спокоен и не буду мучиться, по крайней мере, о внутренних делах.
Возвращаю А. письмо Бресслера, - это безнадежное дело, так как его брат не мог оправдаться от обвинений. Может быть, лучше пусть он напишет мне прошение.
Благодарю за присланные фотографии. Погода теплая, но пасмурная, утром был густой туман! Год тому назад в это время я вернулся в Ц.С. впервые после месяца, проведенного здесь! А сегодня 5 месяцев, в день твоих именин, как я уехал из дома. О, как Могилев надоел мне!
А в то же время у меня очень много дела - едва успеваю наклеивать фотографии в свой альбом. - Пора кончать письмо. Храни тебя Бог, мой ангел, мое сердце, мой разум и душа! Нежно целую тебя и девочек.
Навеки твой старый
Ники.

Царское Село. 24 сентября 1916 г.
Дорогой мой, любимый!
Серое, туманное, дождливое утро; спала и чувствую себя средне. Павел и я сейчас должны благословить дочь Шевича (бывш. стрелка) - она завтра венчается с Деллингсгаузеном из 4-го полка. Завтра я приму бедного Кутайсова, сестра которого (Ребиндер) так внезапно умерла. Милый, наш Друг совершенно вне себя от того, что Брусилов не послушался твоего приказа о приостановке наступления. Он говорит, что тебе было внушено свыше издать этот приказ, как и мысль о переходе через Карпаты до наступления зимы, и что Бог благословил бы это; теперь же, Он говорит, снова будут бесполезные потери. Надеется, что ты все же будешь настаивать на своем решении, так как сейчас “не ладно”. Один из моих раненых написал мне лишь мне понятным образом, что это сейчас совершенно бесцельно, даже само начальство не слишком уверено, и жертвы будут бесполезны. Как видишь, что-то здесь не так - многие так говорят об этом. Это совпадает с отзывом Павла о Каледине, что последний совсем не уверен в успехе. Зачем упорно лезть на стену, разбивать себе голову, зря жертвовать жизнью людей, словно это мухи?
Вот и твое письмо! Как чудесно - так рано, в 101/2! Бесконечно тебе благодарна, голубчик. Я очень тронута всем, что ты пишешь, это даст мне возможность быть тебе помощницей, я и раньше стремилась к этому, но чувствовала, что министры меня не любят. Только хочу поскорее хоть сколько-нибудь поправиться, так как лазарет очень хорошо действует на душу и служит отдыхом для усталой головы.
Вчера у меня была m-me Оржевская, после нее греческий И. Он едет завтра, надеется, что ты получил его последнее письмо, так как ты не телеграфировал. Сегодня он опять тебе напишет. Должна сказать, что наши дипломаты ведут себя позорно, и если Тино будет изгнан, то это произойдет по нашей вине - ужасно и несправедливо, - как мы смеем вмешиваться во внутреннюю политику страны, принуждать к роспуску одного правительства и интриговать в пользу возвращения революционера на прежний пост. Я уверена, что если бы тебе удалось убедить французское правительство отозвать Серайля (это мое личное мнение), там сразу все успокоилось бы. Это - ужасная интрига франкмасонов, к числу которых принадлежат французский генерал и Венизелос, а также много египтян, богатых греков и т.д., собравших деньги и подкупивших даже “Новое вр.” и другие газеты, чтоб они писали одно плохое и не помещали хороших статей о Тино и о Греции. Ужасный позор!
Сегодня больше писать не могу. В Красном Кресте все говорят, что предложение Михень об отдельном ведомстве совершенно необоснованно, это нельзя отделять от Красного Креста.
Благослови тебя Боже! Нежнейшие поцелуи шлет тебе
твоя старая
Женушка.
Это совершенно частное письмо Пален к Танееву, но я считаю нужным переслать его тебе. Я все-таки вернула бы ему его звание, которое он незаслуженно потерял. Гучков поступает гораздо хуже, и все же остается безнаказанным, а Пален пострадал невинно. Верни ему его звание до моего приезда, чтобы показать, что ты лично сделал это. Или, если ты ищешь подходящего случая, сделай это к 5 октября, но, пожалуйста, сделай. Прикажи Максим. написать обо всем Фред. и чтоб это было скоро исполнено - так приятно исправить несправедливость. Иначе Танеев никогда не послал бы мне этого частного письма. Он даже не знает, что я его пересылаю тебе.

Ц. ставка. 24 сент. 1916 г.
Моя бесценная душка!
Опять поезд запоздал, и я еще не получил твоего письма. Прочти эту телеграмму от Михень и разорви ее. Еще раз благодарю тебя, дорогая, за твое длинное письмо. Ты действительно мне сильно поможешь, если будешь говорить с министрами и следить за ними. Только что получил твою телеграмму, в которой ты сообщаешь, что наш Друг сильно расстроен тем, что мой план не исполняется. Когда я отдавал это приказание, я не знал, что Гурко решил стянуть почти все имеющиеся в его распоряжении силы и подготовить атаку совместно с гвардией и соседними войсками. Эта комбинация удваивает наши силы в этом месте и подает надежду на возможность успеха. Вот почему, когда Ал. прочел объяснительные телеграммы от Брус. и Гурко с просьбой разрешить продолжать наступление, бывшее тогда в полном разгаре, я на следующее утро дал свое согласие. Сегодня Бр. просил послать к Лечицкому ген. Каледина и назначить Гурко командующим всеми этими войсками, включая и гвардию, что с военной точки зрения вполне правильно и с чем я вполне согласен! Теперь я буду спокоен в уверенности, что Г. будет действовать энергично, но осторожно и умно! Эти подробности только для тебя одной - прошу тебя, дорогая! Передай Ему только: папа приказал принять разумные меры!
Нежно благодарю тебя, дорогая, за письмо, которое только что принесли, - в 2.15 вместо 11.30. Погода очень теплая, но сырая и дождливая. Храни тебя Бог, моя единственная и мое все, мое любимое Солнышко! Целую тебя и девочек; ужасно тоскую по тебе.
Навеки твой старый
Ники.

Царское Село. 25 сентября 1916 г.
Мой любимый душка!
Серая, пасмурная погода, еще больше облетевших листьев, так мрачно. Вчера, милый, я принимала Кутайсова, мы с ним долго беседовали, - после него был Павел и рассказал мне об интересных письмах от Рауха и Рыльского и от других знаю - все говорят одно и то же, что это второй Верден, мы бесцельно растрачиваем тысячи жизней, это одно упрямство. О, прошу тебя, повтори свой приказ Брусилову, прекрати эту бесполезную бойню, младшие чувствуют, что начальники их тоже не имеют никакой веры в успех там - зачем повторять безумство германцев под Верденом? Твой план так мудр, наш Друг его одобрил - Галич, Карпаты, Дона-Ватра, румыны. Ты должен на этом настоять - ты глава, и все на коленях будут благодарить тебя, а также наша славная гвардия! Там непроходимые болота, открытые места, на которых невозможно укрыться, мало лесов, скоро начнется листопад, нет никакого спасительного прикрытия при наступлении. Приходится посылать солдат далеко в обход болот, от которых идет такой ужасный запах: там товарищи их лежат непогребенными! Наши генералы не щадят “жизней” - они равнодушны к потерям, а это грех; вот когда есть уверенность в успехе, тогда другое дело. Бог благословляет твой план - пусть его выполнят пощади эти жизни, милый, я ничего не знаю - но разве Каледин на своем месте в таком трудном деле?
Теперь о другом. - Я все охочусь за кандидатом на место Оболенского (между прочим, он просил разрешения явиться ко мне - это очень неприятно, это не мое дело с ним говорить). Что бы ты сказал об Андрианове? Он все еще в свите? Его ведь оправдали, - то обстоятельство, что он был под судом, не может служить препятствием? Ведь он вышел незапятнанным из этой истории. Если ты ничего не имеешь против этого предложения, то тотчас телеграфируй, что ты согласен относительно № 1, и тогда я предложу эту кандидатуру Шт., который поговорит с министром внутренних дел: это не приказание твое, ты ничего не имеешь против. Он был очень хорош в Москве, Джунковский пытался свернуть шею ему и Юсупову, - из всех Андр. менее всего был виновен. Но тебе лучше судить об этом. - Теперь, чтоб покончить с Оболенским, что если назначить его на место Комарова? Я сомневаюсь, что последний долго протянет, - если он даже выживет, то будет инвалидом. Чудное место, Преображ., и, думается мне, он как раз подходит туда. Если ты согласен, телеграфируй: № 2 - да. Это записано у меня на бумажке. Видишь ли, я, вероятно, приму его во вторник, - если он выразит недовольство, то я скажу ему, что в будущем ты имеешь в виду для З.Дв. - он в свите, а Зейме нет, и он более подходит.
Дети все ушли в церковь, а я все еще не могу - такая досада.
Павел будет у тебя в четверг с большим докладом: ему хотелось бы посетить гвардию (это было бы очень хорошо) и вернуться в ставку, если удастся, к 5-му. - Что ты сделал с письмом Гучкова? Наконец нашему Боткину стало вполне ясно, что это за человек, - они родственники, но только теперь он понял все зло, заложенное в нем: Гучков и Поливанов пытались повредить его брату-моряку. Ты теперь спас последнего, послав телеграмму Рузскому, не желавшему подчиниться твоему прежнему приказу относительно Боткина, его приняли там “как собаку”.
Мы с Павлом благословили маленькую Шевич - хорошенькая девочка - сегодня день ее свадьбы, - мать старая, жирная, почти без зубов, а она моя ровесница! У нее был ребенок 3 года тому назад, счастливая женщина!
Жалею, что нечего рассказать тебе интересного, скучное письмо. Горячее спасибо за драгоценное письмо - твои письма приходят так хорошо - рано, не понимаю, почему мои так часто запаздывают. Я рада, что Бр. послал Кал.[1004] на юг, и все передал Гурко, это было самое умное, что только можно было сделать, пусть только он будет благоразумен и не упрямится, заставь его это ясно понять.
Ах, я тоже ужасно жажду тебя, - скоро, скоро, Бог даст, мы проведем вместе несколько счастливых дней. Пожалуйста, держи Бэби в руках, следи за тем, чтоб он не шалил за столом и не клал рук и локтей на стол, не позволяй ему кидать хлебные шарики. Уже 5 месяцев, как ты отсюда уехал, ах, когда же ты сможешь тронуться с этого места и увидеть что-нибудь другое?
Прощай, мой дорогой, солнце жизни моей. Горячо целую тебя. Бог да благословит и защитит тебя!
Твоя старая
Женушка.
Пожалуйста, обрати внимание на то, что Аня пишет о повышении жалованья нашим бедным чиновникам по всей стране. Распоряжение должно быть сделано непосредственно от тебя. Всегда можно обложить капиталистов, а это задержит распространение революционных идей.
Наш Друг говорит, что, может быть, ты согласился бы назначить Андрианова временно исполняющ. должность градонач., тогда никто не сможет ничего возразить.

Ц. ставка. 25 сентября 1916 г.
Моя ненаглядная!
Горячо благодарю за дорогое письмо. Возвращаю тебе письмо Палена. Вчера я написал старому гр. Нирод, чтоб эту несправедливость исправили и вернули Палену придворное звание к 5-му октября. Посылаю тебе свою фотографию, снятую в Евпатории, так как у меня она уже есть. - Сегодня дивная, летняя погода - 12 градусов в тени - так приятно! Прибыло 2 новых румынских офицера - один из них - сын старика Розетти (мать - урожденная Гирс), вылитый отец, только не плачет каждую минуту. Другой совершенно еще мальчик, очень нравится Алексею; он, вероятно, с ним подружится. - Ты должна приехать к 4-му окт. - тогда наш казачий праздник, - конечно, еще лучше 3-го. Любовь моя, сокровище мое, как я счастлив при мысли, что через неделю увижу тебя, услышу твой милый голос и заключу тебя в свои объятия! прости за плохой почерк, но перо старое, и его нужно сменить.
Только что получил твою телеграмму. Могу себе представить, как ты принимала синод. Только одного члена там неприятно видеть - Сергия Финляндск..
Теперь должен кончать. Храни Господь тебя, моя дорогая душка, и девочек! Крепко целую.
Твой старый
Ники.

Царское Село. 26 сентября 1916 г.
Мое сокровище!
Вот, - скажешь ты, - листок большого формата, значит, она опять будет болтать без конца!
Итак, Прот. обедал у Ани, она знакома с ним уже около года или двух, и он предложил на место Оболенского моего друга Конст. Ник. Хагандокова, т.е. В. Волконский предлагает его. У меня имеется полная справка о нем (хотя мы и знаем его), и она вполне благоприятна. Он сейчас состоит Воен. Губ. и Наказ. Атам. Амурск. каз. войска, он проделал китайскую кампанию, японскую и эту войну, участвовал в усмирении восстания в Мандж. в 1900 г. Он, вероятно, мой ровесник или даже моложе, в службе (офиц.) с10августа 1890 г., имеет все военные знаки отличия, какие только дают в его чине. Наш Друг говорит, что если он нам предан, то почему же не назначить его? Я страшно была изумлена, мне никогда и не снилось, чтоб можно было назначить его на это место. Он в чине ген.-майора. Быть может, это лучше, чем Андр., у которого, конечно, есть враги. Мне помнится, Хаган. говорил мне, что вышел в отставку из-за болезни почек, но эта служба не утомительна - требуется энергичный человек, и его белый крест тоже должен производить впечатление.
В Москве вчера было не совсем благополучно, а потому Прот. немедленно отправил туда Волхонского, а также попросил Бобр. послать туда своего помощника, чтоб выяснить суть дела. Он не теряет времени - рада констатировать это, - и они и военные, будем надеяться, сразу наведут там спокойствие. Но и здесь, наверное, будет нечто подобное, и Оболенский, конечно, совершенно не справится. Мы видели, как он вел себя в полку, где всецело в его власти было прекратить ту историю.
Посылаю тебе прошение одного медиц. фельдш., убившего солдата, - пожалуйста, прочти его - он просит отправить его на войну в качестве фельдш. Ты один можешь изменить приговор, милостиво позволив ему ехать, - прошение это вручил мне наш Друг, а Рост. говорит, что только ты один можешь здесь помочь. Моя канцелярия сделала красные пометки на прошении. - Затем посылаю тебе снимки моей работы, а также - 1 для Алексеева, 1 - для Максимовича, 1 - для Мордв., 1 для Граббе и для 2 казаков. Пусть Бэби вручит им эти фотографии, если тебя это затруднит, мой дорогой.
Протоп. просил разрешенья повидать тебя - не дашь ли ты ему приказание выпустить Сухомл.? Он говорит, что, разумеется, это можно сделать, - он переговорит об этом с министром юстиции, запиши себе это, чтоб не позабыть при свиданьи с ним, и поговори с ним относительно Рубинштейна, чтоб его без шума отправили в Сибирь; его не следует оставлять здесь, чтоб не раздражать евреев. - Прот. совершенно сходится во взглядах с нашим Другом на этот вопрос. Прот. думает, что это, вероятно, Гучков подстрекнул военные власти арестовать этого человека, в надежде найти улики против нашего Друга. Конечно, за ним водятся грязные денежные дела, - но не за ним же одним. - Пусть он совершенно откровенно сознается тебе; я сказала, что ты всегда этого желаешь, так же как и я.
Он совершенно разумно думает использовать Курлова для некоторых продовольств. дел, - это правильно - следует использовать этого человека. - Он немедленно распорядился о том, чтоб были напечатаны сведенья о миллионах, которые получили Союзы и прозевали другие организации, - только это не совсем то, что мне хотелось: недостаточно голых фактов, они сами по себе достаточно скверны, но их нужно было искусно изложить, а так, на мой взгляд, вышло слишком бледно. Можно заплакать, когда подумаешь, что полмиллиарда выброшено на Союзы, в то время как уже существовавшие организации могли бы сделать чудеса с четвертой частью этой суммы. Прилагаю эти сведения тебе для прочтения.
Очень, очень благодарю тебя за твое дорогое письмо, только что мной полученное. Очень счастлива, что ты отдал это распоряжение относительно Палена, благодарю тебя за твое справедливое решение. Как хорошо, что у вас там так тепло! Сегодня утром 1 градус мороза, но солнечно, а это главное, а потому буду лежать на балконе до завтрака - сердце опять расширено, и трудно дышать. Боюсь, что этот раз я едва ли смогу много двигаться и ездить на автомобиле, должна тебе, к моему прискорбию, сказать. Мне так хотелось бы побывать в лазарете - и не могу, - ужасная обида!
Воображаю сына Розетти рядом с тобой - вот так тип!
Как чудно опять вскорости быть вместе с вами - Солнечный Свет, Солнечный Луч и старая мать - Солнышко! Ужасно тоскую без вас обоих. Этот упадок сил приходит регулярно 3 или 4 раза в год - результат напичкивания себя лекарствами.
Теперь, ангел мой, прощай. Бог да благословит и защитит тебя! Без конца целует все дорогие, любимые местечки
на веки
Твоя.
Синод поднес мне дивную старинную икону, а Питирим прочел прекрасную грамоту - я промямлила что-то в ответ. Очень была рада видеть дорогого Шавельского. Наш Друг скорбит о том, что тебя не послушали (Брусилов), так как твоя первая мысль была верной, - такая жалость, что ты уступил! Твой дух был прав, желая перемены. Он приподнял образ Богоматери и благословил тебя издали, сказав “Да воссияет солнце там”. А. только что привезла это напутствие из города, она тебя целует. Жена Оболенского все время со слезами пристает к нашему Др. по поводу отставки мужа, просит о хорошем месте.

Ц. ставка. 26 сентября 1916 г.
Моя голубка!
Сердечно благодарю за дорогое письмо; ты задаешь мне столько вопросов, что я должен обдумать их прежде чем отвечать. В среду я приму Прот. и поговорю о Петрогр. градонач. Я сомневаюсь, чтоб было умно назначить на это место Андриан., он честный человек, но ужасно слабый, настоящая размазня, бывший военный судья. Он не подошел бы в нынешние тяжелые времена. Что же касается Оболенского, то ему можно было бы предложить Зимний дворец после бедного Комарова, если ты ничего не будешь иметь против. - Твой друг Хогандоков назначен наказным атаманом Амурск. каз. Войск! Всего лишь несколько месяцев назад! Я право не знаю, каков он был бы, как град.
Посылаю тебе письмо Ники и бумагу Шт. о вопросе, который тебя интересует. Надо кончать! Храни Господь тебя, мое дорогое Солнышко, и девочек! Нежно целую.
Навеки твой
Ники.

Ц.С. 27 сентября 1916 г.
Ангел мой!
Вчера, когда я ложилась спать, мороз дошел до 5 градусов, а сегодня утром всего 1 градус и пасмурно. Так как сердце у меня все еще расширено, устроюсь так, чтобы завтра никогоне принимать, и весь день останусь в постели, - быть может, это мне больше поможет, - остается так мало времени - через 5 дней уже едем!
Мой любимый, завтра ты примешь нового министра внутренних дел, он волнуется, - дай ему почувствовать твою силу воли и решительность, это поможет и усилит его энергию. Пусть он поговорит с Алекс., чтобы последний почувствовал, что имеет дело с умным человеком, не теряющим зря времени, - это послужит противоядием к письмам Гучкова. - Поговори с ним насчет Сухомлинова, - он найдет способ сделать, что надо, иначе старик умрет в тюрьме, и это останется навеки на нашей совести. В сущности, он сидит отчасти из-за Кшес. и С.М., но неудобно поднимать разговор об этих 2 перед судом. Даже Андр. Влад. говорил это Редигеру и Беляеву, хотя он сам в связи с Кшес. - Затем поговори с ним относительно Рубинштейна - он хочет знать, что ему предпринять. - Я так счастлива за графа Палена. - Ты, по-видимому, прав насчет Андрианова - только что получила доклад Прот., доказывающий непригодность его, - я упомянула о нем только так, мне это случайно взбрело на ум. Если бы можно было отпустить сюда Хагандокова, то было бы хорошо; по крайней мере, его военные ордена подают на то надежду, - все же, может быть, ты найдешь другого на его место. Шт. предложил Мейера, который долгие годы служил в Варшаве, но у него фамилия слишком немецкая для нашего времени.
101/2. Мне только что передали твое милое письмо. Шлю тебе бесконечное спасибо и поцелуи без счета за него, сокровище мое! - Я привезу с собой Аню, наш Друг просил об этом, так как девочка сейчас мила и так честно помогает везде, где только возможно, а большее число “наших” внесет больше спокойствия и бодрости. Она может завтракать в поезде, так как стесняется есть в многолюдном обществе, - зато она насладится всем прочим, прекрасным воздухом, катаньем, чаем и т.д. А мы найдем возможность побыть наедине - она теперь не навязчива. Благословляю и страстно, без конца целую тебя.
Навеки, муженек мой, твоя старая женушка.
Аликс.
Возвращаю тебе письмо Ники - совершенно то же, что он и мне говорил, - пожалуйста, поговори об этом серьезно со Шт. Мы приведем их к республике, мы, православные, - это прямо позор!
Почему ты не можешь попросить Пуанкаре (президента) отозвать Серайля, заставив Фр. и Англ. настаивать на том же (это моя мысль), а также заставить их поддерживать Тино, короля, а не держать сторону Венизелоса, революционера и франкмасона? Вызови Шт., так как об этом трудно писать, и дай ему твердую инструкцию, - мы поступаем очень недобросовестно по отношению к Тино, и я понимаю, что он, бедный, доходит до отчаяния.
Держи мою записку перед собой. Наш Друг просил тебя переговорить по поводу всех этих вопросов с Протопоповым, и будет очень хорошо, если ты поговоришь с ним о нашем Друге и скажешь ему, что он должен слушать Его и доверять Его советам - пусть он почувствует, что ты не избегаешь Его имени. Я очень спокойно говорила о Нем - он обращался к Нему несколько лет тому назад, когда был болен. Бадмаев назвал Его.
Скажи ему, чтоб он остерегался визитов Андронникова и держал его подальше.
Прости, что опять беспокою тебя, дорогой, так как ты постоянно ужасно занят. Но я всегда боюсь, что ты забудешь что-нибудь, и действую так, как если б я была твоей записной книжкой.
Солнышко.
Поговори с Протопоповым о следующем:
1. Сух. - вели найти способ освободить его.
2. Рубинштейн - выслать.
3. Градоначальник.
4. Увеличить жалованье чиновникам в виде твоей личной милости к ним, чтоб это исходило не от министров.
5. Относительно продовольствия скажи ему решительно, строго, что все усилия должны быть приложены к тому, чтоб это дело было налажено, - ты это приказываешь.
6. Вели ему слушаться советов нашего Друга, это принесет ему счастье, поможет ему в его трудах и в твоих, - пожалуйста, скажи это, пусть он видит, что ты Ему доверяешь; он знает Его уже несколько лет.
Держи эту бумагу перед собой.

Ц. ставка. 27 сентября 1916 г.
Мое любимое Солнышко!
Нежно благодарю за дорогое письмо и фотографии. Я в отчаянии, что ты нездорова и что твое бедное сердце опять расширено! Ты, очевидно, слишком заработалась и переутомила сердце. Прошу тебя, будь осторожна и береги себя.
Погода опять теплая и ясная, временами дождь.
Эти дни на фронте все спокойно, потому что стягивались и концентрировались значительные силы к крайнему левому флангу - Дорна Ватра, на помощь румынам.
Дорогая моя, Брусилов немедленно, по получении моего приказания, отдал распоряжение остановиться и только спросил, надо ли отсылать обратно прибывающие войска или разрешить им продолжать их движение.
Затем он предложил Гурко вместо Каледина. После этого он прислал бумагу с планом Гурко относительно новой, соединенной атаки, который он искренно разделяет, Алексеев и Пустов также. На этот новый план я согласился. Вот тебе вкратце вся история. Мне удалось вчера вечером написать Ольге - пожалуйста, передай ей мое письмо.
В конце каждой прогулки мы едим картофель и каштаны. Бэби наслаждается этими закусками на лоне природы, другие тоже. Пора кончать, моя любимая. Да хранит тебя Господь и да пошлет Он тебе скорое выздоровление! Целую тебя, девочек и ее; благодарю ее за письмо.
С горячим приветом, сокровище мое, навеки твой старый
Ники.

Ц.С. 28 сентября 1916 г.
Дорогой мой!
Вот, - я говорила, что пролежу весь день в постели, и Апраксин просил меня о том же, найдя, что у меня ужасный вид, но, конечно, только что звонил Шт. и просил непременно принять его, так что в 6 ч. придется встать. Затем Шведов и Оболенский просят о том же, но я отложила прием их на ближайшие дни, - и так постоянно. Вероятно, они слышали, что мы собираемся уехать, и вот все слетаются. Сегодня теплее, шел дождь, солнце проглянуло ненадолго.
Милый, подумай только: Оболенский выразил желание повидать нашего Друга, послал за Ним великолепный автомобиль (Он уже много лет знаком с Мией, женой Оболенского). Вначале он очень нервно Его принял, затем стал говорить все больше и больше, пока, в конце концов, не ударился в слезы - тогда Гр. уехал, так как Он увидел, что наступил момент, когда душа совершенно смягчилась. Говорил обо всем, откровенно, что он из всех сил старался, хоть и не сумел добиться успеха, что он слыхал, будто его хотят заставить красить крыши дворцов (вероятно, кто-то придумал нечто вроде того, что мы думали), но что ему подобного места не хотелось бы - он хочет делать привычное ему дело, - его задушевная мечта стать финляндским генерал-губернатором - он во всем станет слушаться советов нашего Друга. Высказался против Ани и был поражен, когда наш Друг ответил ему, что она от Бога и что она очень много выстрадала. Затем он показал аккуратно перевязанную пачку всех 20 писем с прошениями, которые наш Друг ему за эти годы присылал, и сказал, что он постоянно делал все, что было в его власти. На вопрос Гр. относительно взяток он решительно ответил, что не брал, но что его помощник брал много. - Я не могу представить себе, как это он, этот гордый человек, мог сдаться, - это потому, что в своем несчастье он почувствовал, что лишь Он один может поддержать его. Жена, вероятно, немало его обрабатывала - он даже плакал. В заключение наш Друг сказал, что дело не пойдет на лад, пока твой план не будет приведен в исполнение.
Только что получила твое милое письмо, крепко благодарю и целую тебя за него. А. только что была здесь, благодарит и нежно целует.
Я рада, что на фронте сейчас затишье, я очень тревожилась; это движение слева самое разумное - около Брод колоссальные укрепления и приходится наступать под страшным огнем тяжелой артиллерии - настоящая стена.
Спасибо, дорогой, за объяснение относительно Брусилова; я раньше не совсем ясно это себе представляла. Во всяком случае, наш Друг настаивает на том, чтоб ты выполнял свои планы, твоя первая мысль всегда бывает наиболее правильной. - Еда на открытом воздухе очень полезна для Бэби, - я привезу с собой два походных стула и складной стол для него, тогда и я смогу сидеть на воздухе. Здесь сейчас замечательный молодой, только что посвященный епископ Мельхиседек, которого Питирим привез с Кавказа; - он теперь епископ Кронштадтский и т.д. Когда он служит, то церковь бывает битком набита - очень “возвышенный” (это будущий митрополит); вообрази, он долго был настоятелем Братского монастыря в Могилеве и боготворит и страшно чтит тамошний чудотворный образ Богоматери, который мы с тобой постоянно посещаем. Прошу тебя, милый, поедем туда, возьми меня и Бэби с собой, я беру с собой лампадку, чтоб повесить ее перед образом, я когда-то обещала это настоятелю. Мне в пятницу предстоит познакомиться с Мельх. в ее доме, и наш Друг будет там, - они говорят, что его беседа чудесна, она прекрасно действует, - он превосходно говорит и помогает душе на время подняться над земными печалями, но я хочу, чтоб и ты был здесь, чтоб пережить это вместе со мной. - Мы рассчитываем выехать в воскресенье в 3, чтобы быть в М. к чаю, в 5 в понедельник, - хорошо? После твоей прогулки и я смогу тогда дольше полежать.
Как я рада, что мы скоро будем вместе - через 5 дней!! Прямо не верится. Нежно целую тебя. Бог да благословит и защитит тебя и сохранит от всякого зла!
Навеки твоя маленькая
Женушка.
Наш Друг усматривает великий духовный смысл в том, что человек такой души, как Обол., всецело обратился к Нему.

Ц. ставка.
28 сентября 1916 г.
Моя любимая!
Нежно благодарю за милое письмо и точные инструкции для разговора моего с Протоп. Вчера вечером я был довольно занят. Нам показали часть очень интересной английской военной фильмы. Затем я принял румынского посланника Диаманди и адъютанта Нандо Ангелеско, который привез мне письмо от обоих. Оказывается, они переживают в Бухаресте страшную панику, вызванную боязнью перед наступающей огромной германской армией (воображаемой) и всеобщей неуверенностью в своих войсках, которые бегут, как только германская артиллерия открывает огонь!
Алексеев это предвидел и несколько раз говорил мне, что для нас было бы более выгодным, если б румыны сохранили нейтралитет. Теперь, во всяком случае, мы должны им помочь, и поэтому наш длинный фронт еще удлиняется, так как их граница открыта перед врагом, которому они не могут противостоять. Мы стягиваем туда все корпуса, какие только возможно, но перевозка войск отнимает массу дорогого времени.
Завтра приедут Павел, Макаров, а также сербская депутация от короля с военными наградами. Погода продолжает стоять теплая, но пасмурная и унылая. Я выписал несколько наших восточных ковров, и они очень украсили обе комнаты. До свидания, храни тебя Господь, мое дорогое Солнышко! Целую нежно тебя и девочек. Остаюсь
навеки твой старый
Ники.

Ц.С. 29 сентября 1916 г.
Мой любимый!
Серо и ветрено, барометр очень низко стоит эти два последние дня - для людей с больным сердцем это особенно чувствительно. Вчера пролежала в постели до 6 Шт. пробыл у меня - ничего особенного - говорили о разных делах - определенно высказала ему мое мнение относительно Греции, - о Сухомлинове - о министрах - о дороговизне - о пленных - о Гучкове - обо всем, а также о том, что членам Думы известно, что он в переписке с Алекс., и что это в глазах порядочных людей бросает тень на Ал.: видно, как этот паук Г. и Полив. опутывают Ал. паутиной, - хочется открыть ему глаза и освободить его. Ты мог бы его спасти очень надеюсь на то, что ты с ним говорил по поводу писем.
Мне нечего тебе рассказать - у меня горит лампа, вчера тоже пришлось ее зажигать, так темно и пасмурно - льет дождь.
Нежно благодарю тебя, дорогой, за твое милое письмо. Да, Алекс. говорил мне то же самое о румынах. В качестве кого туда едет Беляев? С письмом или же в качестве советника? Черт бы их побрал, отчего они такие трусы! - А теперь, разумеется, наш фронт опять удлинится - прямо отчаянье, право. Ты не позабыл о мобилизации татар в России и в Сибири?
Как ты, верно, устал после двухчасового доклада, он сыплет словами, как заведенная машина. Я рада, что он произвел на тебя хорошее впечатление. Надеюсь, он говорил с Алекс., я просила его об этом.
Сандро говорил по телефону с детьми. Всего несколько дней, как он здесь, некоторые из его детей больны, говорит, что не может быть у меня (он никогда не приходит), он повидается с нами 5-го, так как в этот день он привезет к тебе Андрюшу, произведенного в офицеры.
Сердце не расширено, но болит.
Шлю тебе горячие поцелуи, мой ненаглядный.
Бог да благословит и защитит тебя! 1000 ласк шлет тебе твоя старая
Аликс.

Ц. ставка. 29 сент. 1916 г.
Моя любимая!
Твое дорогое письмо пришло только в 2 часа, в одно время с телеграммой - вероятно, поезд запоздал из-за бури! Горячо благодарю тебя за все, что ты пишешь. Это, правда, странно, что Оболенский таким путем пришел к нашему Другу - брат Лили!
Ну, вчера от 6.15 до 8.15 час. вечера я разговаривал с Протоп. Я очень надеюсь, что он окажется подходящим и оправдает наши надежды; он, по-видимому, воодушевлен лучшими намерениями и отлично осведомлен во внутренних делах. Твой маленький листок с вопросами был передо мной, и я не коснулся только вопроса о Руб. - было уже поздно, и гости в соседней комнате сильно шумели!
Какая радость, что скоро увидимся! Будет великолепно, если ты приедешь в понедельник в 5 ч. к чаю!
Бэби и я находим, что давно пора нам вновь повидать мать и жену, сестер и дочерей. Погода теплая, но очень ветрено, на Балтийском море, наверное, буря. В 6 час. мы идем в кинематограф смотреть остальные английские военные картины; те, которые мы видели, были замечательно интересны и занимательны.
Днем я приму Павла - это, вероятно, будет его первый доклад! Должен кончать, моя ненаглядная. Храни вас Господь! Нежно целую, моя любимая душка, тебя и девочек.
Навеки твой
Ники.

Ц.С. 30 сентября 1916 г.
Мой голубчик!
Горячее спасибо тебе за твое милое, только что полученное письмо. Как обстоит дело с Оболенским и Финляндией? Я очень рада, что ты остался доволен беседой с Протоп. - только б он оказался достойным поста, который ты ему доверил, и как следует работал на благо нашей бедной, измученной страны! Ты все-таки напиши мне в субботу, потому что мы только в 3 выезжаем в воскресенье. - Как я рада, что мы скоро увидимся, дорогие вы мои! Всячески стараюсь поправиться. Сердце не расширено, я его налила каплями, но очень болит. Все же сегодня вечером выйду, чтобы повидать нашего дорогого Друга и получить Его благословение на дорогу. - Сильная буря, осыпались последние листья, в промежутке солнце выглянуло на 5 минут - в этом году мы не избалованы солнцем - надеюсь найти его в Могилеве - во всех смыслах этого слова.
Велела Варавке осмотреть А. - он очень недоволен ее сердцем (наш Друг также). Он рад, что она едет с нами и надеется, что это послужит ей отдыхом, - здесь она бегает с утра до вечера, у нее глубокие тени под глазами, одышка и головокружение. - Мы все едем к тебе, чтоб освежиться морально (после долговременной тоски) и физически - на свежем воздухе и без работы.
Обидно, что нельзя съездить на несколько дней на юг. - Эмма Фред. пишет, что отец ее медленно поправляется - при лежаньи нет сердечной тоски, но как только он встает, она снова появляется. - Воейков просил, чтобы мы взяли его с собой в ставку.
А теперь, мое сокровище, мой ненаглядный, прощай, и да благословит и сохранит тебя Господь!
Поцелуи без конца и привет шлет тебе твоя старая
Женушка.
Конечно, я опять с делами к тебе - это по поводу твоих Эриванцев - прочти внимательно.
Милый, прости мое вмешательство в дела, меня не касающиеся, но это крик души Эриванца (нарочно не называю фамилии), дошедший до нас. Они узнали, что “допускается полк. Груз. п. Мачабелли” и с тревогой ждут, действительно ли он получит этот полк. Мач. был обещан первый свободный полк в дивизии, этот милый человек - совершенство во всех отношениях, уважаем, любим в течение 37 лет (но он не подходит в данном случае). Он много раз временно командовал разными полками, в случаях болезни командиров, например - долгое время командовал Мингрельским полком, когда заболел командир последнего. Теперь этот командир произведен в генерал-майоры - еще 5 месяцев тому назад - и продолжает командовать полком, что, думается мне, против правил армейских полков, - дай ему какое-нибудь назначение, а Мач. назначь туда, так как он теперь очень хорошо знает Мингр. полк, и все пойдет великолепно. Увы, Эрив. п. оказался свободным первым. “Именно теперь полку нужен настоящий хозяин - командир полка, который бы все ввел обратно в старое русло и кот. бы мог лично сам во всем разобраться и все поставить по своим местам справедливо и здраво, как это должно быть по закону и как раньше было в полку! Командир нужен совершенно незнакомый полку человек, самостоятельный, из другой совершенно среды ему сразу все будет ясно, как свежему человеку, и тогда только, только при этом условии, полк снова станет таким, каким он был раньше - до Мдивани. Бог знает, что грозит нашему полку, какой раскол, если именно теперь не будет настоящего главы полка. Полк. Мачабели, добрейшей души человек, мягкий, покладистый, общий любимец всей дивизии, скромный и т.д. - все время находящийся рядом с полком, свой же человек в полку, но все решительно, кроме него, будут в полку командовать. Да к тому же он больше друг, по своей фамилии, роду, происхождению, “тех”... Чтобы Эрив. п. именно теперь получил бы команд.., кот. бы всякое “они” - “мы” в корне вырвал бы и командовал бы нашим древним полком для настоящей славы его, а не для окончательного раскола”. Не говори никому об этом письме. Но содержание его совпадает с тем, о чем просил теперь Силаев, о постороннем (быть может, гвардейце), который мог бы приостановить разрушение твоего великолепного, дорогого нашему сердцу полка. - Мач. ангел, но он слишком мягок и притом груз., что именно сей час неудобно для полка, в котором имеются разные партии.

Ц. ставка. 30 сент. 1916 г.
Моя бесценная женушка!
Горячо благодарю тебя за милое письмо.
Беляев только что вышел от меня. Он посылается в Румынию в качестве советника и главы военной миссии, по примеру французов. Вчера я принимал румынского генерала, уезжавшего в Бухарест. - У Павла бодрый и хороший вид. Он нашел здесь уютный домик и окончательно устроился. Он просил разрешения приходить только к чаю, так как предпочитает обедать и завтракать дома. После 5-го он посетит гвардию. Сегодня вечером я приму сербских офицеров, которые привезли мне и, - по-видимому, всем вам, военные медали! Я совершенно не представляю себе их орденов.
Погода теплая, но очень ветрено, с переменным дождем и солнцем. Мы все же поедем кататься по реке. С самого лета у меня было только три свободных вечера после обеда; 2 вечера я играл в домино, а в третий разбирал фотографии в альбоме, чтобы сразу их наклеить. Я горячо радуюсь нашему скорому свиданию!
Больше ничего интересного не могу прибавить. Храни тебя Бог, мое любимое Солнышко! Нежно целую тебя и девочек; ее также. Надеюсь, что дорога не утомит тебя.
Навеки твой горячо любящий старый
Ники.

Ц.С. 1 октября 1916 г.
Мой родной, милый!
Ваши письма запоздали. Дует сильный ветер. Благодарю за то, что ты принял митрополита и Раева, - они просили разрешения приехать поскорее, до возвращения Владимира, только для того, чтобы поднести святой образ от Синода, исключительно для этого. - Ты должен быть очень утомлен, я вижу из газет, что все министры по очереди были в ставке. Оболенский был у меня в течение 1,5 часа и довел меня до полного изнеможения - он говорит, как заведенная машина, - исключительно о продов. в Петрограде, - не касался ничего иного, времени не хватило, так как Вильчк. дожидался с докладом. - Все еще скверно себя чувствую, - надеюсь, что перемена воздуха меня исцелит. Провела спокойный мирный вечер с 8 до 10 с нашим Другом, епископом Исидором и епископом Мельхиседеком, так хорошо и спокойно побеседовали, такое мирное, гармоничное настроение! Я оттуда отправила тебе телеграмму относительно Пит. и Раева - мне хотелось дать тебе почувствовать, что мы думаем о тебе.
Бедный Сыробоярский снова ранен - это уже в 3-й раз - в плечо, но серьезна ли его рана или нет, не знаю, он телеграфировал Вильчк. из Тарнополя. Ему не дали капит. чина, он получил только твою благодарность (как в мирное время). Странно, как все несправедливо делается - за настоящие, крупные подвиги дается маленькая награда, за незначительные дела в тылу - крупные; сколько народу испытало на себе подобную несправедливость!
Очень темно. Ангел мой, это мое последнее письмо к тебе - выезжаем завтра в 3 часа. Сегодня вечером собираюсь сходить в лазарет, смущаюсь после 2 ? недельного перерыва, много новых раненых, но нельзя уехать, не повидав всех.
Горячее спасибо и поцелуи за милое письмо. Я рада, что Беляеву, наконец, там дан ход.
Это мое последнее письмо. - Прощай. Да благословит тебя Господь, мой ангел! Страшно радуюсь нашей встрече и предвкушаю твои горячие поцелуи.
Навеки всецело
Твоя.

Ц. ставка. 1 октября 1916 г.
Мое драгоценное, любимое Солнышко!
Сердечно благодарю тебя за твое дорогое письмо и записку относительно Эриван. полка. После моего последнего разговора с Силаевым я занят этим делом и ищущему преемника.
Я через Кондз. сделал запрос, кто первый кандидат; ответ получен следующий: первый - Мачабели, затем кн. Шервашидзе и, наконец, Геловани.
Это звучит в данном случае как насмешка, не правда ли?
Я узнаю через Павла, который знает гвардию, кто там может быть кандидатом. Я уже год, увы, как потерял общение с ними.
Значит, через два дня мы, Бог даст, увидимся!
Твоя вчерашняя телеграмма меня порядочно взволновала - насчет иконы синода. Почему такая ужасная спешка? У меня уже назначен прием разных лиц на понедельник, как раз в день твоего приезда, а теперь еще вдобавок митроп. и Раев!
Вчера генерал и два офицера с их посланником приехали от сербского наследника с военными наградами для меня и Бэби и красивыми крестами (крестами милосердия) для тебя и для всех девочек.
Какая разница! Эти люди, потерявшие свою родину, полны веры и покорности, а румыны, которых лишь немного потрепали, совершенно потеряли голову и веру в себя!!
Да сохранит тебя Господь в пути, моя любимая женушка! Целую тебя и девочек очень нежно и остаюсь любящим и ожидающим тебя твоим старым
Ники.

Могилев. 12 октября 1916 г.
Мой ненаглядный!
С тяжелым сердцем покидаю я вновь тебя. О, как я ненавижу эти прощанья! Они разрывают сердце на части. Слава Богу, у Бэби с носом все благополучно это еще утешение. Милый мой, я так люблю тебя, слов нет выразить это; эти 22 года лишь усилили мое чувство, и отъезд причиняет настоящую боль. Ты так одинок среди этой толпы, так мало тепла кругом! Как бы я хотела, чтоб ты приехал хотя бы только на два дня, только чтоб получить благословение нашего Друга! Это придало бы тебе сил. Я знаю, что ты храбр, терпелив, но все же ты человек, и Его прикосновение к твоей груди очень бы утишило твои горести и даровало бы тебе новую мудрость и энергию свыше. Это не пустые слова, но глубочайшее мое убеждение. Алекс. может обойтись без тебя несколько дней. О, мой родной, останови это бесполезное кровопролитие, зачем они лезут на стену? Необходимо дождаться более благоприятного момента, а не слепо идти вперед. Прости, что я так говорю, но все чувствуют это.
Тебе нет необходимости принимать кого бы то ни было, кроме Протоп., что было бы хорошо, даже вызови его опять, пусть он почаще с тобой совещается, просит у тебя совета, делится с тобой своими планами, это страшно помогло бы ему. Я говорю все это во имя блага твоего и нашей дорогой родины, не потому, что горячо хочу тебя увидеть (этого, ты знаешь, я постоянно желаю), но потому, что я слишком хорошо знаю и верю в успокоение, которое наш Друг способен дать, а ты утомлен морально, тебе не удается скрыть это от старой женушки! Да и не мешает, чтоб они здесь тоже почувствовали, что ты входишь во все, что совершается в тылу. Сейчас несколько дней здесь могут без тебя обойтись. Да ты на любой вопрос можешь оттуда дать ответную телефонограмму, которая дойдет через 5 минут.
Благодарю и благословляю тебя за твою безграничную любовь. Душа моя полна горячей благодарности. Прощай, мой Солнечный Свет, моя радость, мое блаженство! Всемогущий Бог да сохранит, направит и благословит тебя! Горячо целую тебя и крепко обнимаю. - Я знаю, здесь есть лица, которым мое присутствие в М. неприятно и которые боятся моего влияния, зато другие бывают спокойны лишь тогда, когда я вблизи тебя, - таков свет! Прощай, мой маленький, отец моих детей. - Я надеюсь 21-го причаститься, как было бы хорошо, если бы ты тогда был со мной в церкви! Это было бы чудно!
Навеки всецело
Твоя.

Ц. ставка. 12 окт.1916 г.
Моя любимая!
Опять ты нас обоих покидаешь, чтоб вернуться к своей работе и скучным заботам! Благодарю тебя горячо и глубоко за приезд сюда, за всю твою любовь и ласки! Как я буду тосковать по ним!
Бог даст, недели через 2 - 2,5 мы опять увидимся. Раньше этого я не вижу, увы, возможности уехать отсюда.
Я очень надеялся, что нам удастся поехать вместе на юг и провести несколько дней вместе в нашем поезде. - Может быть, это еще сбудется.
Я особенно буду скучать по тебе вечерами, которые принадлежали нам.
Да благословит Господь твой путь и возвращение домой! Береги себя и не переутомляйся. Нежно целую твое дорогое личико, мое родное Солнышко, моя женушка, детка моя. Крепко обнимаю тебя еще раз, моя бесценная душка.
Навеки твой
Ники.

Ц. ставка. 13 окт. 1916 г.
Мое нежно любимое, дорогое Солнышко!
Горячо благодарю за дорогое письмо.
Я должен сообщить тебе хорошую новость - я постараюсь приехать на 2-3 дня; надеюсь выехать 18-го и провести с тобой эти 3 дня, моя любимая.
Увы! Сегодня мне некогда писать больше, но я тебе сказал самое главное!
Храни тебя и девочек Господь!
Навеки твой старый
Ники.

Ц.С. 14 октября 1916 г.
Ангел мой любимый!
Спасибо, спасибо тебе за твое милое маленькое письмо с приятными вестями - не могу тебе выразить, какая это для меня радость и сколько жизни и солнечного света это внесло в мою скорбную душу!
Извини и меня за коротенькое письмо. Протоп. пробыл у меня 1,5 часа, сейчас меня дожидается Бенкендорф, после - Настенька. Сегодня утром - лазарет. Сделала всего 3 перевязки, затем посидела с разными лицами. Была у Знам., поставила за тебя свечки, милый. Чудная, ясная, солнечная погода. Голова плохо работает, к тому же Беккер. - Прот. видел Сух. - я так рада! Он рассказал много интересного, заезжал в Думу утром на 48 м. - Мы ехали хорошо, я лежала весь день, - эту ночь плохо спала, - сердце в хорошем состоянии, особенно после твоего письма.
Все мы шлем тебе благословение и поцелуи без счета.
Навеки
Твоя.
Скажи Прот., что ты рад, что он видается и беседует с Гр. и что ты надеешься, что он и впредь будет делать это.

Ц. ставка. 14 октября 1916 г.
Мое сокровище!
Вчера весь день Бэби выглядел бледным и грустным, я решил, что он скучает. Но днем он, по обыкновению, весело играл в маленьком лесу около старой ставки.
Во время обеда он жаловался на головную боль, и его уложили в постель, чему он был очень рад. Температура быстро поднялась, и он чувствовал себя нехорошо. Он уснул до 9 час. и ночь проспал хорошо; просыпался только два раза, чтобы сбегать! Сегодня утром температура вполне нормальная, он веселенький, но мы оставили его в постели. Вл. Ник. предполагает, что это все еще последствия его первой простуды, или он съел что-нибудь плохо перевариваемое. Во всяком случае, я надеюсь, что теперь все прошло. О, как я счастлив при мысли, что могу съездить домой на несколько дней и повидать тебя и девочек! Я спросил об этом Ал., и он сказал, что это вполне возможно; он вспомнил, что в прошлом году я тоже ездил домой к 20-му!
Он думает, что позднее я мог бы поехать на юг... Рени и т.д. для смотра войскам. Как приятно не чувствовать себя привязанным к одному месту!
Вчера Павел привез своего сына, который дал мне книгу своих стихов. Сегодня они оба уехали делать инспекторский смотр гвардии. Я просил П. поговорить с Брус. и Гурко.
Пора кончать, мое дорогое Солнышко. Храни вас всех Господь! Крепко целую. Твой
Ники.

Ц.С. 15 октября 1916 г.
Мой ненаглядный!
От всей души благодарю тебя за твое милое письмо. Надеюсь, Бэби уже поправился, - следи за тем, чтоб ему не давали несвежих устриц.
Я совсем иначе себя чувствую с тех пор, как узнала, что ты приедешь сюда через несколько дней: такая радостная перспектива - по истечении 6 месяцев снова увидеть тебя здесь! Мы тогда сможем вместе причаститься, если ты только этого пожелаешь, и вместе получить подкрепление и благословение. Тебе нет необходимости долго приготовляться. Я думаю, ты затем отправишься в Рени и т.д. в ноябре. Для тебя было бы хорошо снова побывать в разных местах, а для войск - видеть тебя.
Я рада, что ты велел Н. поговорить с Г. И Б. Сегодня вечером иду повидаться с нашим Другом. - Он говорит, что “Мария” была не наказание, а ошибка.
Я оставляю письмо Эллы до твоего приезда, чтоб обдумать вместе. - Серо, всё покрыто инеем, было 5 градусов мороза. Сделаю маленькую прогулку с А. - Я благоразумна - сделала всего лишь одну перевязку, а потом сидела с вязаньем и прослушала доклад Вильчковского.
Веселовский приехал. Приму его завтра. Он трижды был контужен, нервы у него совершенно расстроены; зять его умер (или убит), и он хотел бы поехать в Крым отдохнуть.
Любимый, благословляю тебя и целую с безграничной нежностью.
Твоя нежно любящая тебя старая
Солнышко.

Ц. ставка. 15 окт. 1916 г.
Моя любимая!
Нежно благодарю тебя за твое первое дорогое письмо из Ц. Села. Я так счастлив, что могу приехать на несколько дней. Слава Богу, Алексей совсем поправился. Сегодня он встал, но так как он покашливает, то решили не выпускать его на воздух. Погода дивная, такой чистый воздух и солнце! Утром был небольшой мороз.
Я рад, что ты хорошо себя чувствуешь, несмотря на тягостное появление m-me Б. Сегодня Митя Д. и Дм. Шереметев приехали сменить Киру и Игоря.
У меня каждый день бывают министры, надеюсь, что они оставят меня в покое те дни, когда я буду дома!
После твоего отъезда я телеграфировал Тино и потом узнал, что дела в Афинах приняли лучший оборот. Дай-то Бог!
Кроме того, Штюрмер составил официальную откровенно-дружескую телеграмму к Тино, конечно, шифрованную, от моего имени, которая, надеюсь, улучшит положение и поможет ему объявить державам, что он по собственной инициативе предпринимает те меры, которые державы грубо насильственно хотели ему навязать.
Теперь, дорогое Солнышко, я должен кончать. Храни тебя и девочек Господь! Надеюсь выехать во вторник в 12.30, приеду в Ц. С. в 3.30 перед чаем. Целую вас всех нежно.
Навеки твой
Ники.

Ц.С. 16 октября 1916 г.
Ангел мой милый!
Большое спасибо за милое письмо. С нетерпеньем буду тебя поджидать в среду днем; надеюсь, что Бэби вполне поправится к этому времени.
Вчера приятно провела вечер у А. с нашим Другом, Его сыном и епископом Исидором. Так как Оболенский сейчас себя хорошо ведет и слушает Его, Он думает, что было бы хорошо, если б Протоп. взял его к себе в товарищи: он прекрасно мог бы здесь работать, и таким образом можно было бы не выгонять его со службы. - Наш Друг тоже недолюбливает Курлова, но он интимный друг Бадмаева, а этот последний вылечил Прот., и он ему благодарен за это. - Гр. думает, что лучше было бы призвать более ранние года - вместо тех, которые старше 40, последние нужны дома для работ и для поддержания хозяйства!
Сегодня теплее, но пасмурно. Были в нашей нижней церкви, прослушали часть службы, а затем отправились в лазарет. Видела Веселовского. Печально то, что рассказывает он и другие молодые люди относительно многого, что происходит на войне. Боже мой, я понимаю, почему они нервничают: нет единения, нет взаимного доверия среди офицеров, - приказы, контр-приказы, - недоверие к тому, что им говорится, - как все это, действительно, печально. Ах, какое несчастие этот недостаток воспитания, - каждый думает только о себе, никакой солидарности!
Мерика и ее мать должны сейчас прийти, - она уезжает, чтоб венчаться через неделю.
Маленький Иван Орлов обручился с одной из княжен Волконских - оба еще совершенные дети.
Без конца целую и благословляю тебя. Он очень рад твоему приезду. Навеки всецело
Твоя.

Ц. ставка. 16 окт. 1916 г.
Мое сокровище!
Горячо благодарю за дорогое письмо, поблагодари также Татьяну. Это будет мое последнее, так как мы покидаем Могилев через 48 часов.
Да, дружок, я, конечно, очень хочу причаститься вместе с тобою, так как я не говел с первой недели Великого поста.
Постараюсь эти дни принимать как можно меньше.
Слава Богу, Бэби поправился и может опять выходить, но должен соблюдать строгую диету. Странно слышать его жалобы на то, что он голоден и что ему мало дают есть.
Последние два дня стояла чудная солнечная погода, но теперь опять стало холодно и пасмурно - 0 градусов. Река все подымается - в некоторых местах около Смоленска и Калуги затоплены луга вследствие сильных дождей.
Вчера приехали сюда все интенданты армий на совещание под председательством главного интенданта: они обедали у меня и рассказали мне массу интересных вещей. Всей армии ежедневно требуется 2.676 вагонов с провиантом и фуражом для лошадей! Одно это составляет 400 поездов ежедневно.
Сейчас, мое любимое Солнышко, надо отправлять курьера. Да хранит тебя и девочек Господь!
Крепко целую тебя, их и А.
Твой
Ники.
Какая радость, что скоро увидимся!

Ц.С. 17 октября 1916 г.
Любимый мой!
От всей души благодарю тебя, мой ангел, за твое милое письмо. - Работала в лазарете, затем там же в коридоре был молебен по случаю сегодняшнего дня, было очень просто и мило. 5 градусов мороза, ясно и солнечно, собираюсь идти с Аней посмотреть ее земельный участок, где скоро должна начаться постройка. Вчерашний вечер я провела в лазарете, тихо и уютно. - Сегодня принимаю Мотоно, он уезжает в Японию; затем опять Оболенский - оказывается, наш Друг чрезвычайно им доволен, он очень изменился к лучшему, а потому Он думает, что Прот. следовало бы взять его к себе в помощники.
Как отрадно будет причаститься всем вместе, не могу тебе выразить, с каким трепетом я жду этого счастья и радости! К тому же снова увидеть тебя дома!
Распорядись, чтоб никто из родственников не дежурил тогда.
Я очень рада, что ты телеграфировал Тино, это поддержит его и придаст ему мужество.
Тебе будет приятно даже посидеть уютно в вагоне, после такого долгого промежутка. В другом пере нет чернил, а это так полно, что у меня все пальцы перепачканы ими.
Как идут дела у румын? В Орше ты увидишь на вокзале массу сестер - они постоянно сбегаются поглазеть на проезд.
А теперь, мой светик, прощай, и да благословит тебя Господь!
Скоро, скоро я снова крепко прижму тебя к моей груди, - это ли не будет радостью!
Осыпаю тебя нежными поцелуями и остаюсь всецело
Твоей.

Ц. ставка. 17 октября 1916 г.
Мое бесценное Солнышко!
Я ошибся вчера, думая, что пишу тебе в последний раз. Я так привык к тому, что ты приезжаешь сюда, а я остаюсь здесь, что думал, что не успею больше написать.
Через 24 часа мы трогаемся в путь - я волнуюсь при мысли о путешествии и о свидании с моими дорогими у себя дома. Протопопов пробыл у меня вчера вечером почти 2 часа. Я твердо надеюсь, что Господь благословит его новую ответственную работу! Он твердо решил довести ее до конца, несмотря ни на какие трудности. А я боюсь, что трудности будут большие, особенно первые 2 месяца!
За обедом появился Фабрицкий, я был рад его видеть - огромный, здоровый, загорелый и энергичный. Его морская бригада переформировывается в дивизию в Николаеве, где я надеюсь посмотреть их позднее.
Только что пришло твое дорогое письмо, нежно благодарю.
Мордвинов не чихал, прочитав письмо Анастасии, но очень смеялся, когда я рассказал ему, что она сделала. Вот уже 2 года он не может придумать ей наказания.
Теперь должен кончить это свое самое последнее письмо!
Храни Господь тебя и девочек!
Нежно целую тебя, моя любимая женушка.
Навеки твой
Ники.
Ц.С. 25 октября 1916 г.
Мой родной ангел,
Снова мы расстаемся! Не могу тебе выразить той радости и удовлетворения, которые я испытала, видя тебя снова в домашней обстановке после шестимесячного отсутствия. Совсем как в былые времена, - спасибо за эту тихую радость, мой дорогой! Ненавижу отпускать тебя туда, где все эти терзания, тревоги, заботы здесь мы, по крайней мере, можем их разделять с тобой. Каждая ласка была подарком - теперь долго буду жаждать их опять.
У тебя, увы, не будет покоя, так много тяжелого труда! И опять эта история с Польшей. Но Бог все делает к лучшему, а потому я хочу верить, что и это так или иначе будет к лучшему. Их войска не захотят сражаться против нас, начнутся бунты, революция, что угодно, - это мое личное мненье, - спрошу нашего Друга, что Он думает по этому поводу.
Родной мой, прощай, да поможет тебе Бог!
Мне не нравится, что Ник. едет в ставку. Как бы он не натворил бед со своими приверженцами! Не позволяй ему заезжать куда бы то ни было, пусть он прямо возвращается на Кавказ, иначе революционная партия опять станет его чествовать. Его стали уже понемногу забывать; его и Сазонова мы должны благодарить за польский вопрос, запрети ему говорить об этом, удали Замойского, когда он приедет.
Бог да благословит тебя в пути! У меня очень тяжело на сердце. Осыпаю тебя страстными поцелуями. Мне невыносимо сознание, что ты постоянно отягощен заботами и огорчениями и находишься так далеко от меня. Но сердцем и душой я постоянно с тобою и горячо люблю тебя.
Навеки, милый, светик мой, твоя старая
Женушка.

Ц.С. 26 октября 1916 г.
Мой родной, милый,
Мысленно с тобой непрестанно - очень пусто, мрачно и тоскливо без Солнечного Света и без Солнечного Луча. Долгая одинокая ночь, - было радостью получить твои две телеграммы.
Вчера вечером видела нашего Друга и 2 его дочерей в маленьком доме. Он великолепно говорил, был очень счастлив, что видел тебя. Просит тебя отвечать всем, кто говорит и надоедает тебе по поводу Польши: “я для сына все делаю, перед сыном буду чист”, - это сразу заставит их придержать язык. Странно, я как-то раз сказала то же самое Листопаду - пусть никто не смеет изводить тебя, заставь их замолчать, - ведь ты их повелитель.
Свадьба в нашем лазарете была очень мило отпразднована, красивая пара, - я была “посаженной матерью”, а Боткин “посаженным отцом” жениха. Затем я с 4 девочками ? часа каталась в автомобиле, чтоб несколько освежиться, так как мне сейчас предстоит принять Изу, Кусова (командира Пск. полка), Хагандокова, Брон-Бруевича, Васильева (полиция) и 3 офицеров. Вечер уютно проведу в лазарете, пока А. в городе; - она завтракала у нас. Пасмурная погода, озаренная лишь воспоминаниями о твоем дорогом пребывании.
Поцелуй всех в Киеве. Да благословит тебя Господь в пути! Бесчисленные, нежнейшие поцелуи. Безгранично любящая тебя
твоя старая
Солнышко.
Скажи Павлу, чтоб он вернулся ко времени приезда Николаши, - так лучше. Поговорил ли ты об Оболенском?

Могилев. 26 октября 1916 года.
Моя бесценная, любимая душка!
От всего моего старого любящего сердца благодарю тебя за твое дорогое письмо, которое ты, прощаясь, оставила у меня на столе. Нам обоим так взгрустнулось, когда поезд тронулся и ты стояла в дверях. И тотчас же мы увидели, как промелькнул твой автомобиль, уносивший вас всех домой. Тогда Бэби пошел в свое купе играть, а я принял старика Трепова, который пробыл у меня до остановки в Тосно!
Помолившись с Алексеем, я немного поиграл в домино с Дмитрием, Граббе и Н. П. Мы все легли рано и спали крепким сном.
Встали мы поздно - Бэби даже после 10 час., в Смоленске мы останавливались, погуляли, и я принял Рауша. Весь день читал очень интересную, только что вышедшую английскую книгу “Человек, который обедал с кайзером”. Когда окончу, пришлю ее тебе.
Ал. играл в свой любимый “Nain jaune”. Перед прибытием сюда у него из носа пошла кровь, так что мы послали за Исаньянцем, который сделал ему прижигание, - теперь все хорошо.
Нас встретили те же люди, что и всегда, и я после нескольких приветственных слов отпустил их. Я погулял на платформе и много думал о тебе и девочках. Меня поразила царившая кругом тишина - все ожидал, что услышу дикие крики Анаст. или Марии, мучающей Мордвинова. Вместо этого убежала кошка Ал. и спряталась под большой кучей досок. Мы надели пальто и пошли искать ее. Нагорный сразу нашел ее при помощи электрического фонаря, но много времени отняло заставить эту дрянь выйти, - она не слушалась Ал. Наконец, он схватил ее за задние лапы и вытащил через узкую щель.
Сейчас так тихо в поезде - Алексей ушел спать, а из свиты многие, конечно, отправились в кинематограф! Я чувствую себя очень одиноким, но рад, что могу писать тебе; я воображаю, что тихо разговариваю с тобою.
Вчера вечером получил следующую телеграмму от дорогой мама: “Правда ли, что скоро увидимся? Очень хотела бы знать, когда и сколько времени? п. ч. М.П. будет 29. Успею put her off?. Я смеялся, читая это, и немедленно телеграфировал требуемые подробности.
Когда ты получишь это послание, мы уже будем в Киеве. Мне досадно, что ты эти дни не получишь от меня писем, потому что вряд ли у меня будет время писать. Во всяком случае, это может считаться за два.
Ах, сокровище мое, любовь моя! Как я тоскую по тебе! Такое это было подлинное счастье - эти 6 дней дома! А также и ночи!
Храни Господь тебя и девочек! Нежно целую и крепко прижимаюсь к тебе. Обнимаю детей и А.
Навеки, Солнышко мое, твой весь старый
Ники.

Ц.С.
27 октября 1916 г.
Мой ненаглядный!
Серый ветреный, теплый день. Тебе, действительно, должно казаться странным на платформе без девочек и без Мордвинова. Хотелось бы знать, солнечная ли у вас погода, по крайней мере.
Соня Ден завтракала у нас. Она выглядит совсем больной, зеленая и худая, сегодня уезжает в Крым, - я рада за бедную Ксению, которая, по-видимому, грустит и прихварывает; Рейн будет позднее. Интересно, о чем он собирается со мной говорить. Я попрошу его исправиться и более деликатно обходиться с Алеком, как ты мне сказал. Хагандоков выглядит как и прежде, только похудел, и лицо у него хитрое, - он привел меня в смущение тем, что предоставил мне вести разговор. Я говорила исключительно о Сибири.
Очень темно у меня в комнате, едва могу писать на диване. Дети отправились в Большой дворец.
Интересно, как сойдет все в Киеве, - какая досада, что и Михень там будет, а не ты один! - Вчера вечером было так славно в лазарете, я посидела во всех палатах дома скучно и одиноко без тебя, ненаглядный. Прошла ли совсем твоя простуда? Прощай, любовь моя. Бог да благословит и сохранит тебя!
Крепко целую. Твоя старая
Солнышко.

Ц.С. 28 октября 1916 г.
Мое возлюбленное сокровище!
Все мои мысли с тобой. Я прочла в немецких газетах статьи о польском вопросе, о том, как там недовольны действиями Вильгельма, предпринятыми без предварительного обсуждения с народом, газеты пишут, что это вечно будет спорным вопросом между нашими 2 народами и т.д.; другие же не придают этому такого серьезного значения и высказываются весьма неопределенно, - я полагаю, что это большой промах со стороны Вильгельма и что он за это тяжко поплатится. Поляки не преклонят колена перед немецким принцем и перед железным режимом, подносимым под видом свободы. Как много благоразумных русских людей, - между ними Шаховской, - благословляют тебя за то, что ты не внял мольбам просивших тебя дать Польше свободу в момент, когда она уже перестала быть нашей, так как это было бы только смешно! И они совершенно правы.
Сегодня я приняла Рейна и передала ему то, о чем ты говорил, так что в дальнейшем он будет руководствоваться твоими указаниями. Ты знаешь, этот человек несимпатичен мне - в его манере держаться чувствуется какое-то издевательство, но это умный, очень честолюбивый человек, которого следует держать в руках.
Знаешь, Брон-Бруевич, в общем, произвел на меня хорошее впечатление, я была несколько предубеждена против него после всего, что о нем говорилось, и совершенно откровенно высказала ему это. Мы провели почти целый час в интересной беседе. Я передам тебе кое-что из нашего разговора, а ты это используй и заставь кое-что исправить и изменить, только не говори Алекс., что ты это узнал от меня - он причинил достаточно зла, передав ту ложь Иванову, - я чувствую, что этот человек меня не любит. Я говорила с ним относительно черного Данилова. Он говорит, что это - человек, годный исключительно для канцелярской, а не для живой работы, зарывшийся в бумаги и притом недобросовестный; старый Рузский, как человек довольно болезненный (дурная привычка нюхать кокаин) и тяжелый на подъем (lazy), нуждается в сильном, энергичном помощнике, чтоб как следует двинуть дело - хороших людей отстранили, другие сами ушли, не желая продолжать работу под руководством Данилова.
Он рассказал мне, почему Р. настаивал на том, чтобы Дан. был при нем, протекция, родство его жены или что-то подобное (я позабыла, что он именно говорил), но, во всяком случае, он взял его не ради его достоинств. При Куроп. разведка неприятеля (глубокая) была поставлена очень слабо - раньше знали все, что происходит в Финляндии, Швеции и балтийских провинциях, а сейчас почти не имеется сведений. Почти нет контр-разведки - одна только переписка - бумаги, бумаги, мелочная формалистика, мертвечина. Эти трое из контр-развед. в Петрогр. раньше были подчинены Бр.-Бp. вместе с многими другими, и они были очень хороши, имея настоящих руководителей и находясь под контролем, но после его удаления всему этому был положен конец, и эти трое подчинены Алекс. и действуют в качестве его личной штабной контр-р., согласно его приказам, они арестовывают и т.д., а затем представляют о том доклады в Могилев. Это некрасиво, и теперь мне понятно, почему многое делается несправедливо.
Представь себе, Рузск. и его штаб не имеют никаких активных оперативных планов. Я спросила, почему они не наступают, как ты о том дал приказ Куроп. и Р., - он говорит, что это вполне возможно, у нас гораздо больше войска, нежели у немцев. Они обучают своих молодых солдат вблизи окопов для того, чтобы внушить нашим, будто их там масса. Р. доволен своим местом, его честолюбивая жена ни за что на свете не допустит, чтоб он потерял его, а потому он предпочитает спокойно сидеть, - он работает всего 2 часа в день, - он добрый, честный человек, но необходим настоящий сильный человек, который бы заставил его работать. Совершенно пренебрегают вопросом обеспечения продовольствием - говорят, что гражданские власти обязаны им дать его, - это совершенно неверно. В полном пренебрежении вопрос управления районом фронта (гражданское).
Можно ли что-нибудь понять из того, что я тебе пишу? Очень трудно передавать разговоры. Он сам записал мне эти пункты, так как я боялась позабыть их. Я только могу сказать, что очень рада была с ним познакомиться, и от души желала бы, чтоб ты с ним повидался. Он мог бы рассказать тебе многое, чего я не в состоянии воспроизвести, уж очень все это сложно и длинно. Он ни о чем не просит, ему лично ничего не нужно, исключительно лишь ради тебя и всеобщего блага он просил разрешения повидать меня, чтобы высказаться обо всем. Он очень умен, с ним легко говорится; он рассказал много прискорбных вещей, о которых приходилось слышать и от других. Так мало честных людей! Он говорит, что в этой армии царят страшная распущенность и беспорядок, но он того мненья, что если б старик имел надежного помощника, можно было бы многое изменить к лучшему. И это стояние солдат в течение долгих месяцев на одном месте в то время, как они могли бы с успехом наступать, по его словам, действует на них деморализующе.
Постоянно контрасты - крайности.
Теперь довольно о делах.
Серый, скучный день. Мы спешим в город, О. и Т. должны быть на заседании Комитета, а я поеду с М. и А. в лазарет Зимнего дворца - там сейчас лежит 358 солдат. За всю ночь спала не более получаса - невыносимо, и притом без всякой причины, - я ничем не была озабочена или огорчена: не было милой “живительной теплоты”, чтоб успокоить меня.
Теперь прощай. Бог да благословит тебя, мой дорогой! Страстно целую тебя.
Навеки твоя старая
Женушка.
Горячее спасибо за твое дорогое, длинное письмо.

Киев-вокзал. 28 октября 1916 г.
Моя возлюбленная душка!
Мы приехали сегодня утром в 10.30, и, подумай! были встречены мамой, Павлом и Сандро. Кроме них было еще три генерала, губернатор и городской голова. Так как я и Бэби должны были заехать в Софийский собор, то мама прямо поехала во дворец, а мы прибыли немного позднее.
Войска и все школы - военные и др. были выстроены вдоль улиц. Порядок был образцовый, но, к сожалению, погода была не из приятных: стоял туман, было темно, хотя и не холодно. Со смешанным чувством я обошел наши старые комнаты. Так ярко вспомнилось прошедшее и смерть несчастного Столыпина.
До самого завтрака мы просидели в моей комнате, рассматривая интересные альбомы мама; она любит эту комнату, потому что в ней по утрам светло.
Затем мы позавтракали втроем, и Бэби впервые кушал с аппетитом.
Только что доложили, что курьер должен немедленно выехать. Храни Господь, моя любимая, тебя и девочек! Нежно целую.
Навеки твой
Ники.

Царское Село. 29 октября 1916 г.
Мой родной, милый!
Ужасно была рада, получив вчера твое милое, длинное письмо - от всей души благодарю тебя за него! Как я рада, что, - судя по твоей телеграмме, - вы могли уютно втроем позавтракать, но хотелось бы знать, как вам удалось отделаться от Михень. И виделся ли ты с Ольгой, или она все еще больна?
Тепло, пасмурно, идет дождь, туман - самая “подлая погода”, как говорят моряки.
В прошлую ночь спала всего 2 часа, эту - всего от 5 до 71/2, - это страшно мучительно. Схожу на часок попозже в лазарет, чтоб дать отдохнуть ногам и спине, которые все еще болят после лазарета Зимнего дворца. Это отняло у нас час времени, - назад они отвезли меня в кресле на колесах через пустые залы.
Приняла в городе Протопопова. Затем мы отправились к Скоропослушнице и поставили свечки - ты носи тот образок, который я тебе когда-то привезла оттуда.
Позавтракала и пила чай в поезде. Дома приняла бедного Ребиндера, жена которого недавно умерла. Потом m-me Зизи была от 8 до 9.
Сегодня принимаю Волкова. Федорова, Штюрмера, Шебеко из Москвы, все это так утомляет мозги; во время разговоров я свежа и бодра, но потом чувствую себя отупевшей.
Сейчас я должна просмотреть кучу докладов, - закончу письмо после завтрака.
Собираюсь немного покататься, чтоб освежить голову, так как мне днем предстоит выслушать 4 доклада.
Целую тебя, мой ангел, так горячо и крепко, как только возможно. Бог да благословит и да защитит тебя, любимый!
Навеки всецело
Твоя.

Ц.С. 30 октября 1916 г.
Мой любимый, милый!
Прости меня за то, что я сделала, но я должна была так поступить. Наш Друг сказал, что это было абсолютно необходимо. Протопопов в отчаянии, что вручил тебе тогда ту бумагу, он был уверен в своей правоте, пока Гр. ему не разъяснил, что он совершенно неправ. А потому я вчера говорила с Штюрмером, они оба вполне верят в удивительную, Богом ниспосланную мудрость нашего Друга. Шт. посылает тебе с этим курьером для подписи новую бумагу, передающую все продовольственное дело немедленно министру внутренних дел. Шт. просит тебя подписать ее и тотчас же вернуть с поездом, отходящим в 41/2, она тогда придет вовремя, т.е. до того, как соберется во вторник Дума. Мне пришлось решиться на этот шаг, так как Гр. говорит, что Протопоп. будет иметь все в своих руках, покончит с союзами и таким образом спасет Россию. Вот почему это должно быть в его руках; хотя это будет очень трудно, надо исполнить. В руках Бобр. дело не пошло бы на лад. Доверься нашему Другу. Он будет помогать Протопоп., Шт. с этим вполне согласен. Прости меня, но мне пришлось взять на себя эту ответственность ради тебя, мой дорогой. Дума стала бы настаивать на том, чтобы все было сосредоточено в одних, а не в 3-х руках, а потому лучше, чтобы ты прямо передал это Протопопову. Бог благословит этот выбор.
Шт. очень беспокоит Дума, их бумага отвратительна, революционного характера, - они (министры) надеются повлиять на голосование. - Некоторые заявления, которые они хотят сделать - просто чудовищны. Например, что они не могут работать с подобными министрами - какое бесстыдство! Это будет отвратительная Дума, но не надо бояться: если она окажется слишком уж плохой, ее можно будет закрыть. Это - война с ними, и мы должны быть тверды. Скажи мне, что ты не сердишься, - эти люди прислушиваются к моему голосу, и, раз в данном случае руководит наш Друг, это должно быть хорошо! Они, т.е. Пр. и Шт., преклоняются пред Его мудростью.
У меня болит голова, я чувствую отупение, а потому, боюсь, пишу неясно. Только что получила твое милое, совершенно неожиданное письмо из Киева. 1000000 раз благодарю тебя за него. Я очень рада, что все сошло хорошо. Целую тебя без конца с глубочайшей и безграничной преданностью.
Бог да благословит и поможет тебе!
Твоя старая
Женушка.

Могилев - вокзал. 30 окт. 1916 г.
Моя любимая!
Только что приехали сюда при ужасном дожде и ветре. Я пишу в поезде, чтобы не терять времени и отослать курьера вовремя.
Из Киева я вынес самые лучшие впечатления. Мама была очень добра и ласкова. Мы по вечерам, во время игры в “puzzle”, вели долгие разговоры. Ольгу мы видели 2 раза, она уже встала вчера и выглядит хорошо, хотя и худа, - такое спокойное, хорошее выражение лица. Она письменно просила разрешения повенчаться в субботу 5-го ноября. Она, конечно, спросила об этом и мама, и я принял ее сторону, сказав, что, по моему мнению, надо покончить с этим делом. Раз это должно случиться, пусть совершится теперь! Она хочет взять отпуск на 2 недели и затем вернуться к своей работе. Мама намерена еще пожить в Киеве, который она очень любит.
Завтра я опишу тебе подробности нашего пребывания там. А сейчас надо кончать. Храни тебя Господь, моя любимая! Крепко благодарю за 2 письма. Целую всех.
Навеки твой
Ники.

Ц. ставка. 30 октября 1916 г.
Мое дорогое сокровище!
Горячо благодарю тебя за твое милое письмо, которое, вернувшись сюда, я нашел у себя на столе. Для меня было большим утешением получить сегодня 2 твоих письма, так как я чувствовал себя угнетенным, возвращаясь сюда. Киев кажется каким-то чудным сном, все прошло там так хорошо и все были так сердечны!
Теперь расскажу тебе все по порядку. В моем последнем спешном письме из Киева, написанном в поезде, я остановился на нашем завтраке втроем. В 2.30 мин. во дворе были выстроены выпускные одной из школ прапорщиков и произведены в офицеры. Мама смотрела из окна и очень все одобрила, особенно она осталась довольна тем, как Бэби держал себя позади меня! Затем мы поехали в Ольгин лазарет и провели с ней около часу. Она лежала на соломенной кушетке, вроде садовой мебели. Я видел некоторых из ее сестер, которых знал раньше, и двух докторов.
Раненые сошли вниз, чтобы проводить нас. Тат. Андр. была страшно рада, что могла поговорить с Алексеем. От Ольги мы поехали пить чай к дорогой мама, а затем я отправился в поезд. Он обедал, а я читал и писал. На следующий день, 29-го, от 9.30 до 12 час. я посетил четыре военных школы; три из этих школ совершенно новые, и с них я начал. Сначала Николаевское военное уч. и Николаевское артиллер. уч., - оба за чертой города, недалеко одно от другого. Прекрасные, громадные, новые здания, кое-где не вполне достроенные. Затем мне пришлось проехать через весь город в Алексеевское инженерное уч., тоже огромное и хорошо расположенное здание, с чудным видом вниз на Днепр. По дороге во дворец я заглянул в старое военное училище, теперь названное в память Кости. К счастью, я вовремя приехал к завтраку в 12.30. Мама пригласила всю мою и свою свиту и Игнатьева (губернатора) с женой (дочь Юлия Урусова). Бэби все утро гулял в саду, у него были розовые щечки, и он удивлял всех за столом своим аппетитом. Он мило разговаривал с Зиной Менгден и вел себя хорошо.
Днем мама взяла нас на прелестную прогулку по ту сторону реки. Вид оттуда на город был прекрасен, но, увы! без солнца. Мы вернулись через другой мост и, проезжая мимо лазарета Ольги, вышли там и были рады видеть, что она встала. Но она ощущала все еще небольшую слабость. Позднее пили чай у мама с Павлом и М.П. Она подарила мама очень хорошенькую икону от всей семьи, с подписями всех на обратной стороне. Только наших подписей и детей, конечно, на ней нет. Она была очень суха со мной и ни слова не сказала про Ливадию! Мама это нашла очень странным. Павел был в прекрасном настроении. Он только что видел всю гвардию и был в восторге. После обеда у мама я выехал из Киева при проливном дожде.
31-го окт. Получил твое дорогое письмо и от всего сердца благодарю за твой добрый совет. Я всегда думал, что продовольств. вопрос лучше решить сразу, только я должен был дождаться этой бумаги. Теперь это сделано: помоги нам Бог! Я чувствую, что это правильно.
Погода теплая. Вчера шел сильный дождь. Пора кончать. Храни Господь тебя, мой ангел, и девочек! Нежно целую.
Навеки твой
Ники.
Привет А.

Ц.С. 31 октября 1916 г.
Мой любимый!
Серая, дождливая, унылая погода, я опять почти не спала, - пора бы выглянуть солнышку. Все мои мысли с тобой.
Вчера был прекрасный концерт, - у Кузнецовой прелестный голос, и она великолепно исполнила испанские танцы. Лерского я слышала впервые и вспоминала тебя. Протопопов просил, чтоб я приняла его по “очень нужному делу”, - после приема его закончу это письмо. Затем надо принять множество дам, попозже Шаховского и В. П. Шнейдер, - ни минуты свободной.
Дорогой мой, наш Друг просит тебя непременно приостановить дело Сухомлинова, а то Гучков и другие собираются сделать гнусные заявления, поэтому спешно протелеграфируй Шт. Я думаю, что это прежде всего его касается? Телеграфируй следующее: “Ознакомившись с данными предварительного следствия по делу бывшего военного министра ген. Сухомлинова, нахожу, что нет решительно никаких оснований для обвинения, а посему дело прекратить”. Это должно быть сделано до того, какДума соберется завтра днем.
Я чувствую, что поступаю жестоко, терзая тебя, мой нежный, терпеливый ангел, но я всецело полагаюсь на нашего Друга, который думает исключительно о тебе, о Бэби и о России; благодаря Его руководству, мы перенесем эти тяжелые времена. Это будет жестокая борьба, но Божий человек находится вблизи, чтобы благополучно провести твой челн через рифы, а маленькое Солнышко стоит, подобно скале, позади тебя, твердая и непоколебимая, с решимостью, верностью и любовью, готовая к борьбе за своих любимых и за нашу страну.
Полчасика покатаюсь в автомобиле, чтоб освежить голову перед приемом Протоп. Бог поможет ради моего дорогого.
Посылаю тебе одну бумагу относительно контр-разведки Алекс., потому что эти люди мешаются в дела, совершенно их не касающиеся, этому надо положить конец, - я позабыла отослать тебе ее раньше.
Затем относительно Рубинштейна - этот человек при смерти. Протелеграфируй или же прикажи Алекс. немедленно телеграфировать Рузскому о переводе Руб. из Пскова в ведение Министра Внутр. Дел (лучше ты сам телеграфируй, тогда он сразу все сделает). Нет времени, чтоб написать тебе о нашем разговоре, тороплюсь отправить письмо. Им удалось удержать Думу от опубликования их дурацкой декларации.
Целую много раз и благодарю за неожиданное милое письмо. Благословляю и целую тебя без конца.
Твоя старая
Женушка.

Царское Село. 1 ноября 1916 г.
Мой любимый, дорогой!
Горячо благодарю тебя за твое милое, длинное письмо с подробностями относительно твоего пребывания в Киеве. Я рада, что ты провел несколько уютных вечеров с дорогой матушкой и что тебе удалось так много сделать. Холодность Михень - это уж превышает всякую меру, я надеюсь, что ты тоже был сух, хотя я сомневаюсь, чтоб тебе удалось быть иным, не милым и вежливым.
Итак Ольга выходит замуж в субботу - где будет венчание? В какое имение она собирается ехать?
Это гораздо лучше, что дорогая матушка остается в Киеве, где более мягкий климат, где она может жить более согласно своим вкусам и слышать меньше сплетен. Я очень огорчена тем, что пришлось послать тебе эту телеграмму, зашифрованную Протопоп., но все министры так нервничали из-за Думы и тревожились, что в случае, если бы сегодня было опубликовано его назначение, то поднялся бы страшный скандал в Думе, его не приняли бы, и тогда Шт. пришлось бы распустить Думу. Тогда как если несколько отложить, то будет легче распустить Думу. Я была несогласна с этой бумагой и знала, что наш Друг тоже будет против, а потому послала Пр. к Нему, чтоб они вместе обсудили это дело. Наш Друг говорит, что это ошибка министров, потому что они бездействовали все эти дни. Представь себе, Бобр. до сих пор не сменил своего помощника, тогда как в бумаге, представленной тебе Прот., было написано, чтоб он это сделал. Теперь я просила Шт., чтоб он от своего имени приказал это исполнить. Они плохи, сотрудники Бобр., - и сочувствуют левым партиям. - Я вчера совершенно одурела от многочисленных посетителей. - Я была несогласна с Шаховским, он настроен против Прот. (jalousie de metier). Затем еще В. П. Шнейдер в течение 1,5 часов и 3 дамы.
Опять не могла уснуть до 51/2, и то уснула ненадолго. - В 3 жду Аню, а потому не запечатаю своего письма до ее прихода, - быть может, ей понадобится передать тебе что-нибудь. Мои 3 уютных вечера в лазарете кончились.
Какие у тебя сведения относительно того, что случилось в Балт. Порту? Шаховской сказал мне, что в Совете Министров Трепов обошелся чрезвычайно грубо с Григоровичем по поводу несчастья в Архангельске и что он позволил себе очень резкие, неджентльменские выражения. Действительно, их следует встряхнуть и наставить на путь истины.
Получила милое письмо от Виктории - Джорджи приедет туда сегодня, завтра венчание, после которого они тотчас едут в маленький домик, нанятый ими на севере, затем он возвратится к себе на корабль. Сейчас он не может получить отпуска, но надеется ежедневно несколько часов видеть Наду в их доме. Трудное начало для таких юных созданий. - Виктория поехала во Францию за Луизой, чтобы дать ей возможность хорошенько отдохнуть, - она усердно работала в госпитале и нуждается в отдыхе.
Сегодня у меня будет старик Шведов и Мразовский из Москвы. - Бесконечные приемы. - В четверг нашей Ольге минет 21 год! Совсем почтенный возраст! Я постоянно думаю о том, за кого наши девочки выйдут замуж, и не могу себе представить, какая судьба их ждет, - если б им дано было найти ту глубокую любовь и счастье, которые ты, мой ангел, мне давал на протяжении этих 22 лет! Увы, это такая редкость в наши дни!
Как идут дела в Румынии? Сейчас так мало сведений доходит до нас.
Я уже озабочена рождественскими подарками для моего “пункта”, - там такая масса народа, и так трудно найти что-нибудь подходящее и не чрезмерно дорогое.
Темно, совсем не бывает солнца, а я надеялась, что более холодная погода принесет с собой ясные дни. Я тоскую по тебе, дорогой мой, жажду твоих нежных любящих ласк.
Наш Друг ужасно сердит на Протоп., который из трусости не хотел, чтобы было объявлено о том, что отныне продов. переходит в его ведение, - из-за Думы, и наш Друг сказал ему, что он мог бы объяснить это ему тем, что он надеялся приблизительно в неделю все привести в должный порядок. Прот. хочет взять это в свои руки только через 2 недели - это глупо. Гр. не так уж сильно волнуется из-за Думы, так как они всегда кричат, чтобы не было. Я согласна с Ним в этом. А. шлет нежные поцелуи, она очень довольна своей поездкой в имение, а также посещением всех святынь в Москве - положительно - Скопин Шуйский.
Она была у митрополита, - он просил, чтоб ему никакого епископа не давали в помощники, и наш Друг того же мнения.
Мы все тебя нежно целуем. Бог да благословит, защитит тебя и да поможет во всем!
Навеки твоя
Женушка.
Надеюсь, ты послал телеграмму относительно умирающего Рубинштейна?

Ц. ставка. 1 ноября 1916 г.
Моя бесценная!
Я много раз перечитывал твое дорогое письмо - именно то, в котором ты пишешь о своих беседах с Шт. и Прот. Мне нечего тебе прощать, я только должен быть глубоко благодарен тебе за то, что ты своей помощью так подвинула это серьезное дело!
Теперь я понимаю смысл телеграммы Гр., которую получил в Киеве и переслал тебе вчера. Но я не мог написать необходимых слов, не имея бумаги министра перед глазами. Теперь это сделано, и я спокоен, хотя вполне сознаю большие трудности, которые нас ожидают первые два месяца. Да, будем тверды и подождем.
Со времени моего последнего здесь пребывания военное положение Румынии улучшилось, и наша армия стягивается удачнее, чем я этого ожидал в виду трудности передвижения. По дороге из Киева мы встретили 4 воинских поезда, шедших из Риги на юг; слышали пение и в окнах видели множество веселых молодых лиц.
Вчера мы ездили к памятнику, я гулял, а позднее мы поели печеного картофеля. Было совсем тепло.
Дмитрий уехал, так как ему надо сделать операцию щеки (изнутри)! Он надеется повидать тебя. Скоро должен приехать Игорь, - вот удовольствие! Из Буковины приехали толстый бельгиец, Вильямс и Жанэн, - они в восторге от всего виденного, представлялись мама.
Храни тебя Господь, моя единственная и мое все! Целую нежно тебя и девочек.
Навеки твой старый
Ники.

Ц.С. 2 ноября 1916.
Любимый мой, сокровище мое!
Сердечно благодарю тебя за твое милое письмо. Сегодня утром получила твою ночную телеграмму; на душе у меня было тревожно и грустно, так как я сознавала, что тебя должна была взволновать телеграмма, написанная мною по-русски. Я ненавижу докучать тебе и просить о перерешении уже сделанного, тем более когда я не согласна с тем, что говорят министры.
Наконец, солнышко ярко светит, это такое наслаждение после долгих, сумрачных дней, - все наши раненые чувствуют себя гораздо лучше, и многие ездят кататься, мы также, хотя было 7 гр. мороза. Я опять спала только 2 часа - такая досада! Быть может, с переменой погоды мне станет лучше. В лазарете все в порядке, хотя даже там мне приходится принимать архитекторов, генералов, говорить о сахаре, масле и т.д.
У одного офицера внезапно разорвался небольшой кровеносный сосуд, а потому нам пришлось немедленно оперировать его и зашить сосуд, - все сошло благополучно. Татьяна впервые давала хлороформ.
Жаль, что обоих вас не будет ко дню рождения Ольги. В 1 в моей комнате будет молебен. - Я рада, что дела в Румынии налаживаются. Веселкин, вероятно, рассказал тебе много интересного; какое счастье, что у нас там такой энергичный человек!
А теперь, любимый, радость души моей, до свидания. Бог да благословит и защитит тебя!
Нежные поцелуи шлет тебе твоя старая
Женушка.
Ужасно скучаю без тебя!
Ольга написала, что венчается 4-го в 4 часа в маленькой церкви над Днепром на месте идола Перуна. Да благословит ее Бог и да будет Н.А. действительно достоин ее любви и жертвы!

Ц. ставка. 2 ноября 1916 г.
Моя бесценная!
Глубоко благодарен тебе за дорогое письмо и шлю наилучшие пожелания ко дню рожденья нашей Ольги. Да, 21 год прошел, - почти целое поколение. Я помню, я тогда жил в той старинной зеленой уборной!
Вчера был ливень, а ночью выпал большой снег, и сейчас 3 градуса мороза. Пейзаж совершенно зимний. Автомобилям даже трудно ездить по улицам. Сегодня утром представлялась наша 4-я сотня. У офицеров и солдат хороший, бодрый вид и загорелые лица. Они небольшими партиями отправляются в Царское С. за своими вещами, новым обмундированием и сапогами.
Николай Мих. приехал сюда на один день, мы имели с ним вчера вечером длинный разговор, о котором расскажу тебе в следующем письме, - сегодня я очень занят.
Храни Господь тебя, мое любимое дорогое Солнышко, и детей!
Горячий привет всем!
Навеки твой старый
Ники.

Ц.С. 3 ноября 1916 г.
Ненаглядный, любимый мой!
Поздравляю тебя с днем рожденья нашей взрослой девочки. Был молебен в лазарете, а сейчас - в моей большой комнате. Твои письма еще не пришли. Было так приятно услышать милый голосок Бэби, только очень плохо слышно, через несколько дней телефон будет лучше устроен, и я надеюсь, что ты тоже как-нибудь поговоришь хоть несколько минут, чтоб дать возможность услышать столь желанный милый голос.
Виктория телеграфировала, что свадьбу вчера прелестно отпраздновали; Надя надела наше ожерелье.
Провела чудный вечер с нашим Другом и с Исидором: “успокой Папу, напиши, что все так будет еще (что Прот. получит в свои руки все продов. дело), что все впереди”. Они слишком долго зевали, а потому он назначен с таким опозданием, они сами тому виной, - все могло бы быть хорошо. Ты не должен огорчаться, твое решение было правильно, и оно будет несколько позднее приведено в исполнение.
Он очень огорчен, что Николаша приедет в ставку. Он великолепно говорил, спокойно и очень возвышенно, - тебе бы понравилось.
6 ? градусов мороза и яркое солнце, - собираюсь немного покататься, - трудно дышать при таком морозе. - Дмитрий будет к чаю. - Все мои мысли и молитвы с тобой.
Милый, не пошлешь ли ты кого-нибудь в Ораниенбаум в офицерскую школу? Во главе ее стоит старый генерал Филатов. Около 300 офицеров обучается там пулеметному делу, но оно очень плохо поставлено: там большой беспорядок, плохо ведется дело обучения, так что многие уходят оттуда. Я это слышала от офицеров, которые были посланы туда из полков, - они говорят, что эта школа, действительно, плохо и нецелесообразно устроена, их держат там годами, и все очень плохо организовано. (Карангозов и др. серьезно говорили об этом со мной, они находят, что было бы счастьем, если б это могло было изменено и если б там был наведен порядок). Филатов - старый профессор и придерживается своих старомодных идей. Думается мне, тебе следует приказать, чтоб какой-нибудь компетентный генерал произвел там серьезную ревизию. Там слишком мало пулеметов на 300 офицеров, тогда как каждый должен изучить дело в совершенстве и знать каждую мелочь. Они самостоятельно занимаются, помимо установленных часов, иначе ничего не знали бы. Им приходится слушать лекции о подводных лодках и т.п., что к ним не имеет никакого отношения. Милый, распорядился ли ты о том, чтобы Рубинштейн был передан в ведение министерства внутренних дел? Иначе он умрет в Пскове - прошу тебя, дорогой.
Вернувшись с прогулки, нашла твое милое письмо, за которое нежно благодарю. - Я рада, что Н. М. пробыл всего лишь один день.
А теперь, любимый, я должна кончить, - курьер должен отправляться.
Благословения и поцелуи без конца. Всецело
Твоя.
А. сидит рядом со мной и шлет тебе поцелуй.

Ц. ставка. 3 ноября 1916 г.
Мое сокровище любимое!
Горячо благодарю за дорогое письмо.
У Крошки растяжение жилы в верхней части правой ноги, небольшая опухоль, но болит не сильно, - ночью он часто просыпался и стонал во сне.
Федоров велел ему спокойно лежать в постели. Он очень весел и окружен тремя своими воспитателями, так что в соседней комнате очень шумно.
Вл. Ник. может сообщить тебе подробности об его ноге, так как это началось, когда он еще был здесь.
Оболенский появился вчера здесь, счастливый и сияющий, что освободился от своего поста. Он получит назначение в 3-й Кавказский корпус, который он сам выбрал.
Ген. Алексеев нездоров и лежит - у него сильный жар.
Федоров говорит, что у него почки не в порядке; он вызвал Сиротинина. Это осложнение имеет для меня большое значение. Я надеялся поехать в ближайшем времени куда-нибудь на фронт, но теперь придется эти дни побыть здесь.
Пустовойтенко отлично осведомлен во всем, и он прекрасный помощник. Пока не думаю брать никого со стороны.
Может быть, через неделю ты сможешь приехать сюда?
Посылаю тебе письма Николая, которых он не отсылал мне, но привез с собой, - они дадут понятие, о чем мы говорили.
Храни тебя, мое родное Солнышко, и девочек Господь! Нежно целую. Твой старый
Ники.

Ц. Село. 4 ноября 1916 г.
Мой ангел милый,
Большое тебе спасибо за твое дорогое письмо, только что мною полученное. Я прочла письмо Николая и страшно возмущена им. Почему ты не остановил его среди разговора и не сказал ему, что если он еще раз коснется этого предмета или меня, то ты сошлешь его в Сибирь, так как это уже граничит с государственной изменой? Он всегда ненавидел меня и дурно отзывался обо мне все эти 22 года, - и в клубе также (у меня был такой же самый разговор с ним в этом году), - но во время войны и в такой момент прятаться за спиной твоей мама и сестер и не выступить смело (независимо от согласия или несогласия) на защиту жены своего Императора, это - мерзость и предательство. Он чувствует, что со мной считаются, что меня начинают понимать, что мое мнение принимается во внимание, и это невыносимо для него. Он - воплощение всего злого, все преданные люди ненавидят его, - даже те, кто не особенно к нам расположены, возмущаются им и его речами. - А Фред. стар и никуда не годен, не сумел его остановить и задать ему головомойку, а ты, мой дорогой, слишком добр, снисходителен и мягок. Этот человек должен трепетать перед тобой; он и Николаша - величайшие мои враги в семье, если не считать черных женщин и Сергея. - Он просто не выносит меня и Ани, а холодные комнаты тут ни при чем, уверяю тебя. Я не обращаю внимания на личные нападки, но так как я твоя жена, они не смеют этого делать. Милый мой, ты должен поддержать меня, ради блага твоего и Бэби. Не имей мы Его, все давно было бы кончено, в этом я твердо убеждена, - я повидаюсь с Ним на минутку перед приходом Штюрмера. Бедный старик, - как подло с ним и о нем ежедневно говорят в Думе!- Во вчерашней речи Милюков привел слова Бьюкенена о том, что Шт. изменник, а Бьюк. в ложе, к которому он обернулся, промолчал, - какая подлость! Мы переживаем сейчас самые тяжелые времена, но Бог все же поможет нам выйти из этого положения, я не страшусь. Пускай они кричат - мы должны показать, что мы не боимся и что мы тверды. Женушка - твоя опора, она каменной скалой стоит за тобой. Я спрошу нашего Друга, считает ли Он уместным, чтоб я поехала через неделю, или, так как тебе нельзя двинуться с места, не следует ли мне здесь оставаться, чтобы помогать “слабому” министру. - Они снова выбрали Родзянко, а его речи ужасны, как и то, что он говорит министрам.
Я надеюсь, нога нашего Крошки скоро поправится. И Алексеев заболел, - все беды сразу, - но Бог не покинет тебя и нашу любимую страну, благодаря молитвам и помощи нашего Друга. Я рада, что ты нашел место для Оболенского.
Опять серый день, 4 ? градуса мороза, солнце было только два дня. - Тяжко и грустно: так горячо берешься за правое дело, а вследствие этого, конечно, “злоумышленники” стараются все дело погубить. - Я чувствовала, что Николай не к добру поехал в ставку, - скверный он человек, внук еврея!
Покаталась с ней и ждем Его (затем Рост. и Шт.). Прощай, радость жизни моей, мой единственный и мое все. Благословляю и целую без конца. Всецело
Твоя.
Она пишет за меня, так как ей легче писать по-русски. По прочтении письма Николая Он сказал: “Не проглянуло нигде милости Божией, ни в одной черте письма, а одно зло - как брат Милюкова, как все братья зла...” “Человек он ничтожный, добра то он делает, а милости Божией и на делах нет, никто его не слушает, а потом убедись на нем”. - “Господь показал Маме, что все это ничтожно, во сне”.
Я видела во сне, что меня оперировали, отрезали мне руку, но я не испытывала никакой боли, а после этого получила письмо Н. от тебя.

Ц. ставка. 4 ноября 1916 г.
Моя душка Солнышко!
Горячо благодарю за милое письмо.
Нога Бэби от времени до времени побаливает, и первую часть ночи он не может спать. Когда я ложусь, он старается больше не стонать и засыпает скорее.
Федоров говорит, что рассасывание идет успешно, так как температура у него немного выше нормальной, так что я надеюсь, что через несколько дней он сможет встать!
У меня сегодня мало времени для письма, так как я принимал старого кн. Васильчикова, Троцкого и Дашкова, вернувшихся из Москвы.
Они пробыли там ровно месяц, посещая и осматривая лазареты, и видели 76000 раненых, из которых 16000 роздали награды. Они нашли все в полном порядке.
Через несколько дней я пошлю Георгия на юго-западный фронт, чтобы поблагодарить войска и раздать награды героям.
Алексееву сегодня немного полегче. Фед. настаивает на том, чтобы он полежал еще, по крайней мере, неделю, потому что кроме болезни он переутомлен работой и не досыпал все это время. Выглядит он свежее.
Кирилл приезжал на 2 дня, теперь он уехал в Або.
Храни Господь тебя, мое сокровище, моя любимая женушка, и девочек! Крепко целую.
Твой старый
Ники.

Ц. Село. 5 ноября 1916 г.
Дорогой мой,
Горячо благодарю тебя за твое милое письмо. Как досадно, что Бэби должен лежать, но, конечно, так для него лучше, - только бы не было болей! Это хорошо, что ты отправляешь Георгия, - чем больше ты их заставляешь двигаться, тем лучше, - ничего хорошего нет в том, чтоб торчать на одном месте без всякого дела. Алексееву следовало бы дать 2-месячный отпуск, найди себе кого-нибудь в помощники, напр. Головина, которого все чрезвычайно хвалят, - только не из командующих армиями, - оставь их на местах, где они нужнее. У Пустов. слишком много работы, и ты - один и, кроме того, ты не можешь тронуться с места, и, быть может, свежий человек с новыми мыслями оказался бы весьма кстати. Человек, который так страшно настроен против нашего Друга, как несчастный Алекс., не может работать успешно. Говорят, у него нервы совершенно развинчены. Это понятно: сказалось постоянно напряжение “бумажного” человека; у него, увы, мало души и отзывчивости.
Закладка Аниной церкви прошла хорошо, наш Друг был там, а также славный епископ Исидор, епископ Мельхиседек и наш Батюшка и т.д. Сегодня повидаюсь с Гр. Штюрмеру очень досадно и грустно, что они так тебя терзают и что он отчасти тому причиной. Я его подбодрила, и он немного успокоился и преисполнен добрых намерений. Он находит, что Родзянко следовало бы лишить придворного мундира за то, что он не остановил этих негодяев, когда они в Думе говорили такие ужасные веши и так инсинуировали. Он поручил Фредериксу сделать ему выговор, но старик не понял его и написал Родзянко, чтоб он в будущем не допускал ничего подобного. Не прикажешь ли лишить его придворного звания сейчас, либо при первом же случае, когда он вновь допустит что-либо затрагивающее тебя, ужасный человек!
Что хотел сказать “Миша-дурак” тем, что он и Георгий получили знаки отличия от Джорджи “за мое изобретение, что меня очень обрадовало”?
Наш Друг очень недоволен браком Ольги. - Он находит, что это было нехорошо по отношению к тебе и что это не принесет ей счастья. Ах, Господи, я тоже невыразимо жалею об этом ее поступке (хотя понимаю ее вполне естественное стремление к личному счастью).
Милый, остерегайся, чтобы Николаша не вырвал у тебя какого-нибудь обещания или чего-нибудь подобного, - помни, что Гр. спас тебя от него и от его дурных приближенных. Не позволяй ему ездить в деревню, а пусть едет обратно прямо на Кавказ, где он должен быть. Прости, что пишу тебе это, но я чувствую, что так надо. Будь холоден, не будь слишком добр с ним, с Орловым и Янушкевичем. Ради блага России помни, что они намеревались сделать - выгнать тебя (это не сплетня, - у Орл. уже все бумаги были заготовлены), а меня заточить в монастырь. Ты не касайся этого в разговоре, так как все это миновало, но дай им почувствовать, что ты не забыл и что они должны тебя бояться. Они должны дрожать перед своим Государем, - будь более уверен в себе - Бог тебя поставил на это место (это не спесь), ты - Помазанник Божий, и они не смеют этого забывать. Они должны почувствовать твою власть - пора, ради спасения твоей родины и трона твоего сына. - Прощай, любимый. Благослови тебя Бог! Осыпаю тебя нежными поцелуями.
Навеки твоя старая
Солнышко (Мама).
Я совершенно одурела.
Только что видела нашего Друга: “скажи ему по-хорошему привет”. Он был очень весел после обеда в трапезной, но не пьян. Некогда писать. - Он говорит, что все будет хорошо.
Благословляю и целую без конца.

Ц. ставка. 5 ноября 1916 г.
Моя бесценная душка,
Нежно благодарю за дорогое письмо. Я очень огорчен, что расстроил тебя и рассердил, переслав тебе оба письма Н., но, так как я постоянно спешу, я их не прочел, так как он долго и подробно говорил о том же.
Но о тебе он не упоминал совершенно, останавливаясь только на историях со шпионами, фабриках, рабочих, беспорядках, министрах и общем внутреннем положении! Скажи он что-либо о тебе, неужели ты сомневаешься в том, что твой муженек не вступился бы за тебя?
Я должен прибавить, что он не хотел давать мне своих писем, - я их просто взял у него, и он их отдал довольно неохотно! Конечно, я его не защищаю, но объясняю факты, как они были.
Ноге Бэби немного лучше. Он очень хорошо спал, и болела она только с ? часа вечером.
Вчера я принял славного ген. Маниковского, начальника артилл. управления. Он рассказывал мне много относительно рабочих, об ужасной пропаганде среди них и огромных денежных суммах, раздаваемых им для забастовок, - и что, с другой стороны, этому не оказывается никакого сопротивления, полиция ничего не делает, и никому дела нет до того, что может случиться! Министры, как всегда, очень слабы - вот и результат.
Теперь пора кончать, моя голубка. Храни Господь тебя и девочек! Нежно целую.
Навеки твой старый
Ники.

Ц.С. 6 ноября 1916 г.
Ненаглядный!
Нежно благодарю тебя за твое милой письмо. Слава Богу, что ножка поправляется. Сегодня солнце милостиво пытается снова проглянуть. Мы были в нашем нижнем храме, затем работали в лазарете, сейчас собираемся в солдатский лазарет, где я раздам медали от своего имени наиболее тяжело раненным. Позже придет Мекк, затем Протопопов, скажу ему, что следует принять строгие меры против пропаганды, о которой ты писал. Я заставлю их работать, милый, и прикажу Калинину не суетиться, а действовать твердо.
Глупая голова болит - несомненно, скоро явится Беккер.
Я рада, что Н.М. говорил не так, как написал, хотя это дало бы тебе возможность задать ему головомойку и сказать ему раз навсегда, чтоб он беспокоился только о собственных делах. - Я не буду спокойна, покуда Н. будет в ставке. Надеюсь, что все обойдется благополучно и что ты ему покажешь, что ты властелин. Не могу глубоко не жалеть о том, что он будет с тобой, - помни, что ты должен быть холоден с этой подлой шайкой. Надеюсь, что Н. будет настолько тактичен, что не привезет с собой толстого Орлова. Представь себе, Погуляев написал мне, что он собирается разводиться, - если она даст ему развод, то он женится на своей прежней любви. Она написала ужасное, жалкое письмо Ане, - она бы поняла, если бы он женился на молодой особе, но не на такой, которая всего на 2 года моложе ее и которая раньше его отвергала: он был недостаточно хорош, а теперь, когда он адмирал, ей это угодно. Я не знаю ее имени, и они оба не упомянули его. Зачем он вообще женился на женщине старше его? Ему нужна была молодая жена и дети, так как он их любит.
Теперь должна кончать. Мысленно и в горячих молитвах постоянно с тобой целую и благословляю тебя, мой дорогой.
Навеки твоя старая
Солнышко.

Ц. ставка. 6 ноября 1916 г.
Моя бесценная!
Горячо благодарю тебя за любящее письмо. Сегодня праздник гусар, а также гвардейского экипажа, так что сегодня здесь было несколько гусар и морских офицеров; я долго разговаривал после завтрака, поэтому совсем не имею сейчас времени написать подлиннее.
Погода ясная, - наконец, после 3-х недель темноты выглянуло солнышко. Бэби тоже чувствует себя гораздо лучше, хотя вчера вечером в течение часа у него были сильные боли.
Пожалуйста, верни мне телеграмму Джорджи.
Пора кончать. Храни Господь тебя, любимое Солнышко, и девочек!
Нежно люблю. Навеки твой старый
Ники.

Ц. Село. 7 ноября 1916 г.
Дорогой мой, любимый Ники!
От всей души благодарю тебя за твое милое письмо. Конечно, трудно писать, когда у тебя такая масса дела!
Снова о делах:
Я имела длительную беседу с Протопоповым и вечером короткую - с нашим Другом, и оба находят, что для умиротворения Думы Шт. следовало бы заболеть и отправиться в 3-недельный отпуск. И действительно (только что облила чернилами весь рукав), он очень нездоров и очень подавлен этими подлыми нападками. И так как он играет роль красного флага в этом доме умалишенных, то лучше было бы ему на время исчезнуть, а потом в декабре, когда их распустят, он может вернуться опять. Трепов (нерасположения к которому я не могу осилить) в данный момент является тем лицом, которое по закону замещает его в Совете Министров, и он будет следить за порядком. Это только на время. Дума снова соберется в пятницу. Если ты мне протелеграфируешь, что ты согласен, я могу это сделать за тебя, конечно, мягко, не прогоняя старика, а ради его же блага и спокойствия, так как я знаю, что тебе было бы неприятно писать, а мне хочется всячески тебя щадить, мой ненаглядный. Он может тогда просить тебя об отпуске по причине нездоровья. Они сразу остынут, - и многим известно, что он, действительно, нездоров.
Я очень рада, что Бэби лучше. - Удобно ли тебе, чтобы мы приехали 13-го, и в котором часу: в 5, 4 или 41/2? Надеюсь, что там смогу спать, здесь мне это не удается. Принимаю массу людей, и еще предстоит многих принять в эти дни. Все мысли мои с тобой.
Благословляю и целую без конца.
Твоя старая
Женушка.

Ц. ставка. 7 ноября 1916 г.
Мое любимое Солнышко!
Нежно благодарю за дорогое письмо.
Н. с Петюшей прибыл сегодня только с порядочными людьми из своей свиты. Толстый Орлов и Янушк. остались там! Он не изменился и хорошо выглядит в своей черкеске. Вчера я принял Сиротинина, и он доложил мне, что, по его мнению, необходимо сделать с Алексеевым. Ему нужен отдых в Крыму в течение 68 недель. Они надеются, что этого будет достаточно, чтоб он поправился и набрался сил. Сегодня утром я сказал это Алексееву, и он, конечно, подчиняется их предписанию.
В качестве своего заместителя на это время он усиленно рекомендует Гурко. Я тоже думал о нем и поэтому согласился на этот выбор. Я недавно видел Гурко, все хорошего мнения о нем, и в это время года он свободно может уехать из своей армии на несколько месяцев.
Как глупо со стороны Погул. разводиться!
Ножка Бэби совсем здорова. Я надеюсь, что завтра он встанет. Вчера он пробовал сделать несколько шагов, болей не было. Ночью он спал и ни разу не проснулся.
Храни Господь тебя, моя душка, и девочек! Мысленно я всегда с тобою.
Навеки твой любящий старый
Ники.

Ц. Село. 8 ноября 1916 г.
Милый, ангел мой!
Как я тебе благодарна за твое бесценное письмо!
Слава Богу, что Н. привез с собой приличных людей.
Это вполне правильно, что Ал. отправляют для длительного отдыха в Крым, это крайне необходимо для него, - там тихо, воздух и настоящий покой.
Я надеюсь, что Гурко окажется подходящим человеком, - лично не могу судить о нем, так как не помню, чтоб когда-либо говорила с ним, - ум у него есть, только дай ему Бог души. Рада буду его повидать теперь, по приезде. Ресин сидит в карантине, Апраксин - в имении, Бенк. болен, - кого мне взять с собой? Я думаю взять А. и Настеньку, Боткина - нет; если нужно, то привезу Вл. Ник., но, слава Богу, ножке, по-видимому, лучше. - Шт. уведомил меня, что он собирается в ставку и хотел бы предварительно повидать меня, я постараюсь дать ему понять то, о чем я тебе писала (наш Друг просит меня об этом), и, если возможно, пусть еще до пятницы станет известно, что он уходит в отпуск из-за расстроившегося здоровья, так как в этот день заседание Думы и ему там собираются устроить скандал, а его уход успокоит их разгоряченные головы...
Я нахожу, что Григорович и Шуваев не взяли надлежащего тона в своих речах, а Шуваев поступил хуже всех - он пожал руку Милюкову, который только что распускал разные слухи против нас. Как бы мне хотелось, чтобы на его место был назначен Беляев (настоящий джентльмен)!
Гучков оставил свое место, потому что хочет войти туда вместе с Поливановым, пожалуйста, не подписывай той бумаги, которую ты получишь из Государственного Совета. Поливанов добивается вновь стать военным министром, он обещает свободу евреям и т.д. - Это - опасный человек, и его не следует пускать ни в один комитет, а Гучкову - место на высоком дереве.
Андронников тоже дожидается того, что его сошлют в Сибирь.
Но мне пора кончать. Вчерашний вечер мы провели у Ани с Юзиком, В.Эраст., Грамотиным и Ритой. Сегодня вечером идем в лазарет. Благословляю и целую заранее страшно радуюсь воскресенью.
Навеки безгранично преданная
Твоя
Какая обида, что Н.П. не будет в ставке! Кто будет при нас - этот отвратительный Свечин или, по крайней мере, милый Кутайсов? О, дорогой мой, мысленно я всегда с тобой; душа горит, голова устала, - измучена, но дух бодр, и я борюсь за тебя и за Бэби.

Ц. Ставка 8 ноября 1916 г.
Моя любимая, бесценная женушка!
Нежно благодарю за дорогое письмо.
Все эти дни я думал о старике Шт. Он, как ты верно заметила, является красным флагом не только для Думы, но и для всей страны, увы!
Об этом я слышу со всех сторон, никто ему не верит, и все сердятся, что мы за него стоим. Гораздо хуже, чем с Горемык. в прошлом году. Я его упрекаю в излишней осторожности и неспособности взять на себя ответственность и заставить всех работать как следует. Трепов или Григорович были бы лучше на его месте. Он уже завтра сюда приезжает (Шт.), и я дам ему теперь отпуск. Насчет будущего посмотрим, мы поговорим об этом, когда ты сюда приедешь. Я боюсь, что с ним дела не пойдут гладко, а во время войны это нужно более, чем когда-либо! Я не понимаю, в чем дело, но никто не имеет доверия к нему!
Будет чудно, если ты приедешь 13-го. Какое смешное письмо Бэби тебе написал! Он совсем здоров и, Бог даст, завтра встанет.
Н. и П. завтракают и обедают у меня, до сих пор все разговоры прошли благополучно: они сегодня вечером уезжают.
Храни Бог тебя, моя бесценная, и девочек! Поблагодари ее за образок.
Твой навеки горячо любящий
Ники.

Ц. Село. 9 ноября 1916 г.
Мой любимый!
Горячо благодарю за милое письмо. Наш Друг говорит, что Шт. мог бы оставаться некоторое время Пред. С. Мин., так как это ему не столь вменяется в вину, но весь шум поднялся с того момента, как он стал министром иностранных дел. Это Гр. было ясно еще летом, и уже тогда он ему говорил: “С этим тебе конец будет”. Вот почему он просит, чтоб ему дали месячный отпуск или немедленно назначили кого-нибудь другого вместо него министром иностранных дел, например, Щегловитова, как очень умного человека (хотя он резок), притом у него русская фамилия, или же Гирса (из Константинополя). В этом кабинете он всех раздражает, и все сразу успокоится, как только его сменят. Но оставь его Пред. Сов. М. (в его отсутствие Трепов, по закону, замещает его). Все хотят занять этот пост, и никто не годен для него. Григорович великолепен на своем месте, другие и Игнатьев подстрекают его занять этот пост, для которого он непригоден. Игнат, заставил его и Шуваева в их речах взять несоответствующий тон, хотя самые речи их были правильно задуманы.
В ближайшую пятницу судят m-me Сухомлинову, а потому я телеграфировала тебе, прося, чтоб ты дал распоряжение сенатору Кузьмину немедленно прекратить следствие по делу Сухомл. - Это месть за то, что бедного старика выпустили из тюрьмы. Ужасная несправедливость!
Только что вернулись с молебна из лазарета моих стрелков (обед I стрелк. п.) по случаю 2-летия со дня его основания. Там были старый Бекман и 26 стрелков, болевших или раненых и теперь возвращающихся в полк.
Очень рада, что не было никаких разговоров с Н. Письмо Бэби ужасно забавное. Ваши письма опоздали на три часа. - 3 градуса мороза, пасмурно. - Что ты думаешь относительно Георгиевского праздника? Не собираешься ли ты его здесь отпраздновать, чтоб своим присутствием поднять “дух” в этом гнилом болоте?
Сейчас должна кончать, дорогой мой муженек. Гр. надеется, что ты скоро приедешь сюда, твое присутствие необходимо, чтобы подтянуть их всех.
По словам Сандро Л., Ник. Мих. распространяет ужасные вещи, все возмущаются его рассказами в клубе, и он постоянно видается с Родз. и компанией. Прости, что постоянно пишу тебе все о неприятностях, но голова устала от дел.
Кого мне взять с собой в поездку – Мордв. или Кутайсова, так как никого другого нет? 1000 нежных поцелуев и благословений. Навеки всецело
Твоя.

Ц. ставка. 9 ноября 1916 г.
Моя любимая душка!
Горячо благодарю тебя за письмо и за желание помочь мне в моих затруднениях. Я приму Шт. через час и буду настаивать на том, чтоб он взял отпуск. Увы! я думаю, что ему придется совсем уйти, - никто не имеет доверия к нему. Я помню, что даже Бьюкенен говорил мне в последнее наше свидание, что английские консулы в России в своих донесениях предсказывают серьезные волнения в случае, если он останется. И каждый день я слышу об этом все больше и больше. Надо с этим считаться.
Бэби встал и совершенно здоров, хотя немного похудел и бледен.
Масса есть вещей, о которых хотелось бы поговорить с тобой, но некогда писать.
Так счастлив, что скоро увидимся!
Храни тебя Бог, моя единственная и мое все, и девочек!
Горячо целую, крепко люблю.
Твой старый
Ники.

Ц.С. 10 ноября 1916 г.
Дорогой мой ангел!
Котенок лазит по моему письменному столу, - к счастью, почти ничего не свалил, - он лазит по пальмам и всюду, куда только может забраться. Я ездила кататься, шел снег, и было сыро.
Принимала старика Шт. Он сообщил мне о твоем решении - дай Бог, чтоб все было к добру, хотя меня больно поразило, что ты его уволил и из Сов. Мин. У меня стало очень тяжко на душе - такой преданный, честный, верный человек! Твоя благосклонность и доверие, а также почетное назначение очень тронули его. Мне его жаль, потому он любит нашего Друга и был совершенно прав в этом. Трепов мне лично не нравится, и я никогда не буду питать к нему таких чувств, как к старикам Горем. и Шт. То были люди доброго старого закала. Этот же, надеюсь, будет тверд (боюсь, что душевно - он черствый человек), но с ним гораздо труднее будет говорить. Те двое любили меня и с каждым волновавшим их вопросом приходили ко мне, чтоб не беспокоить тебя, а этот - увы! - меня недолюбливает, и если он не будет доверять мне или нашему Другу, то, думается, возникнут большие затруднения. Я велела Шт. сказать ему, как он должен себя вести по отношению к Гр., а также, что он постоянно должен Его охранять. О, хоть бы этот выбор был удачным, и ты в его лице нашел бы честного человека, могущего быть тебе полезным! Ты, милый, скажи ему, чтоб он иногда приходил ко мне - я едва знаю его и хотела бы его “понять”.
Спасибо, дорогой, что посылаешь нам Воейкова. - Вчера видела Гр., и Он послал тебе телеграмму, когда я сообщила Ему о смерти старого императора. Он думает, что это, несомненно, во всех отношениях благоприятно для нас (я того же мнения), и Он надеется, что теперь скорее наступит конец войне, так как могут возникнуть трения между Германией и Австрией.
Спасибо за Сухомл. Посылаю тебе письмо от С.
Как я рада нашему предстоящему свиданию! О многом нужно поговорить. Пожалуйста, заставь Ник. Мих. Уехать - он опасный элемент в городе. Должна кончать. 10000000 поцелуев. Благословляю. Вся
Твоя.
Ц. ставка. 10 ноября 1916 г.

Мое бесценное Солнышко!
Нежно благодарю за дорогое письмо. Когда ты получишь мое, ты, наверное, уже будешь знать от Шт. про перемены, которые крайне необходимо теперь произвести.
Мне жаль Прот. - хороший, честный человек, но он перескакивает с одной мысли на другую и не может решиться держаться определенного мнения. Я это с самого начала заметил. Говорят, что несколько лет тому назад он был не вполне нормален после известной болезни (когда он обращался к Бадмаеву). Рискованно оставлять в руках такого человека мин. внут. дел в такие времена!
Старого Бобринского также надо сменить. Если мы найдем на его место умного и энергичного человека, тогда, надеюсь, продовол. вопрос наладится и без изменений в существующей системе.
Пока будут происходить эти перемены, Думу закроют дней на 8, иначе они стали бы говорить, что это делается под их давлением. Трепов, во всяком случае, постарается сделать, что может. Он вернется, по всей вероятности, в воскресенье и привезет список лиц, которых мы намечали с ним и с Шт.
Только, прошу тебя, не вмешивай Нашего Друга.
Ответственность несу я и поэтому я желаю быть свободным в своем выборе. Бедный старик был спокоен и трогателен.
Храни тебя Бог, моя возлюбленная душка!
О, как я буду счастлив отдохнуть в твоих объятиях!
Нежно целую вас всех.
Навеки твой
Ники.

Ц. Село. 10 ноября 1916 г.
Любимый мой, ненаглядный!
Уже час ночи, и все же я берусь за письмо к тебе, так как завтра у меня весь день будут посетители. Даже в лазарете я должна буду принять одного французского врача, так как хочу поговорить с ним об удивительных столах, которые он и другие французские врачи везут в Румынию. Под столом имеется электрическая батарея и рентгеновский аппарат, так что, когда оперируют, все время можно видеть, где сидит пуля, и это, конечно, чрезвычайно облегчает извлечение пуль или осколков от снарядов. Затем английский консул, - кажется, из Рени, - должен принести туда 10000 руб. Потом в 2 часа мы собираемся в мой поезд на молебен, который будет отслужен митрополитом, так как они только что оборудовали церковь. Затем кое-кого приму у А. После этого к раннему чаю жду Фредерикса. К обычному чаепитию - Н.Н. Затем Милютин, помощник Николаши. Потом Протопопов, Трепов, а вечером наш Друг зайдет на часок, чтоб проститься. Он очень огорчен тем, что Шт. не понял, что ему надо уйти на покой. Не зная Трепова, Он, конечно, беспокоится за тебя. Но Он думает, что тебе следует иметь другого министра путей сообщений, - Он находит, что нехорошо, чтоб одно лицо делало два дела зараз, так как невозможно успешно справляться с обоими, особенно потому, что в настоящее время придется всюду разъезжать и лично следить за всем. Не подойдет ли Валуев? Это чрезвычайно преданный, хороший человек (давно знает нашего Друга и любит Его).
Давай выберем министра иностранных дел вместе.
Сегодня приняла кн. Юлию Браницкую. Она все еще очень хороша, хотя вся в морщинах, мы в последний раз видели ее в Киеве. Ее муж умер перед войной. Она племянница старой княгини, живущей в Белый Церковь, и она там видела дорогую мама.
Провели уютный вечер в лазарете, занимаясь вязаньем и болтовней. Елена завтракала у нас, - она в восторге от Крыма. Рассказала, что Петр Черногорский сражается вместе с нашими войсками во Франции. У меня голова идет кругом от посетителей, и все надо улаживать, на всех должно хватать времени. С огромным нетерпением жду воскресенья, 5 часов!!! Теперь, наконец (спасибо нашему Другу), уже три ночи я прекрасно сплю - какое это благо, тогда голова свежее. - Спокойной ночи, спи хорошо. Я написала это в 12 минут.

11 ноября. Очень тебе благодарна за письмо, милый. Старик напрасно не сообщил мне о других твоих намерениях, они страшно поразили меня. Прости меня, дорогой мой, верь мне, я тебя умоляю, не сменяй Протопопова теперь, он будет на месте, дай ему возможность взять в свои руки продoв., и, уверяю тебя, все пойдет на лад. Шт. находит, что он суетлив, потому что сам Шт. был медлителен, ненаходчив и недостаточно крепко держал их всех в руках. Если ты сместишь Бобр., то, по-моему, ничего не изменится, только не Протоп., этого не нужно делать. Конечно, я более чем сожалею о том, что там Игнат. (очень левый) и что Треп. по главе всего, но ты найди нового министра путей сообщений, он не может справиться с двумя делами зараз, теперь, когда все это имеет такое важное значение, хотя, конечно, он будет говорить, что справится со всем. Макарова можно было бы отличным образом отставить, он не за нас, но Протоп. честно стоит за нас. О, милый, ты можешь наменя положиться. Я, может быть, недостаточно умна, но я сильно чувствую, и это часто помогает больше, чем ум. Не сменяй никого до нашего свидания, умоляю тебя, давай спокойно вместе обсудим все. Пусть Треп. приедет днем позже, или задержи бумаги и назначения, мой дорогой, ради твоей женушки. Ты не знаешь, как все это трудно теперь, так много приходится переживать, и притом такая ненависть со стороны “испорченного высшего круга”. Продoв. должно быть в руках Прот. Против него ведутся интриги, - до него дошли сведения из ставки несколько дней тому назад. Настали тяжелые времена, не ломай всего сразу; с Штюрмером это был уже большой шаг, назначь теперь Треп. его преемником и кого-нибудь помоложе на место Бобр., но только оставь Прот., не сердись на меня, - я для твоего же блага говорю все это - я знаю, что это не принесет добра. Сердце и душа устали страдать, но я обязана говорить тебе правду.
Прощай, мой ангел. Еще раз вспомни, что для тебя, для твоего царствования и Бэби и для нас тебе необходимы прозорливость, молитвы и советы нашего Друга. Вспомни, как в прошлом году все были против тебя и за Н., а наш Друг оказал тебе помощь и придал тебе решимости, ты все взял в свои руки и спас Россию, мы перестали отступать.
Он говорил Шт., чтобы тот не принимал поста министра иностранных дел, что это будет его погибелью: немецкая фамилия, и все станут говорить, что это дело моих рук.
Протоп. чтит нашего Друга, и потому Бог будет с ним. Шт. трусил и месяцами не виделся с Ним, - он был неправ - и вот потерял почву под ногами. Ах, милый, я так горячо молю Бога, чтобы Он просветил тебя, что в Нем наше спасение: не будь Его здесь, не знаю, что было бы с нами. Он спасает нас Своими молитвами, мудрыми советами, Он - наша опора и помощь.
M-me Танеева объявила во всеуслышание, что Игнат. Кривошеин и т.д. намереваются свернуть Прот. шею и сделают все, чтоб добиться успеха.
Не допусти этого. Он не сумасшедший, это его жена посещает Бехтерева из-за своих нервов.
Прошу тебя - ради меня - не сменяй никого до моего приезда, скажи Тpen., что ты оставляешь себе еще один или два дня на размышление, а затем ты ему скажешь, что ты не намерен давать отставки Протоп., и пожалуйста передай ему продов., как то было решено, - верь мне, он все наладит, в стране это уж начинают понимать (одни лишь гнусные Петр. и М. против него). - Успокой меня, обещай, прости, но ведь ради тебя и Бэби я борюсь.
Целую.
Твоя
Женушка.

Ц. Село. 12 ноября 1916 г.
Мой родной, любимый!
Пишу тебе в одной из палат нашего лазарета, - с вечера была слишком утомлена, чтоб думать о чем бы то ни было, мне нужно было собрать свои вещи и привести в порядок твои письма. - У меня голова идет кругом, а потому извини, что пишу неясно, к тому же очень темно и жутко. Ты, вероятно, получил бумагу относительно производства Вильчковского в генералы: пожалуйста, дорогой мой, сделай это. Это очень облегчит его отношения с другими генералами и уполномоченн., с которыми одна мука.
А теперь, дорогой мой ангел, о главном: не сменяй Прот. Вчера я имела продолжительную беседу с ним - он совершенно здоров, конечно; Треп. (как я и знала) сказал мне то же самое, это - совершеннейшая неправда, он тих и спокоен и безусловно предан, что, увы, можно сказать лишь о немногих, и у него дело пойдет на лад. Все уже идет лучше, и было бы безумием сменять его в такой серьезный момент. По приезде я расскажу тебе подробности и интриги, и тебе все станет ясно. Вот почему я просила тебя подождать с Треп. до нашей встречи. Это повторение прошлогодней истории. Все это снова направлено против твоей женушки. Им известно, что он всецело мне предан, что он меня посещает, как и Шаховской (хотят сменить и его). Не сменяй сейчас никого, иначе Дума вообразит, что это произошло благодаря ей, что ей удалось всех выставить. Нехорошо начинать с разгона всех, - новые не успеют приняться на своих местах за дело, пока заседает Дума. - Тебе известно, что я не слишком хорошего мнения о Треп., а его желание разогнать преданных мне людей уясняет мне его игру. Они тогда будут министрами наподобие выбранных прежней ставкой, где все были против меня. Они чувствуют, что я - твоя опора, и это их раздражает; ах, милый, не позволяй им этого, это более серьезно, чем ты думаешь.
В прошлом году тебе понадобилось немало времени, чтоб понять это, а теперь вокруг Треп. сгруппировалась скверная клика. Воейков также играет в этом деле некрасивую роль вместе с Андронниковым, - он цепляется за этого дурного человека. Трудно писать и просить за себя, уверяю тебя, но это делается ради тебя и Бэби, верь мне. Я равнодушна к тому, что обо мне говорят дурно, только ужасно несправедливо, что стараются удалять преданных, честных людей, которые любят меня. Я всего лишь женщина, борющаяся за своего повелителя, за своего ребенка, за этих двух самых дорогих ей существ на земле, и Бог поможет мне быть твоим ангелом-хранителем, только не выдергивай тех подпорок, на которые я нашла возможным опереться. Трепов будет рекомендовать его на место Шаховского, но это нелепо, раз он говорит, что он ненормален. Будь тверд и сейчас же пошли за Протоп., побеседуй с ним основательно, если хочешь, в моем присутствии. Только когда ты станешь говорить Треп., что ты не желаешь сменять Прот., а также Шаховского, ради Бога не упоминай моего имени - это должно быть твоим мудрым желанием. Если он скажет, что не может работать с ними, ответь, что ты пока оставляешь его, а после найдешь ему заместителя. Будь властелином. У Треп. неприятный характер. Я не ценю людей, тратящих массу слов для выражения своей преданности, я люблю видеть ее в их поступках, - Прот. все время проявлял ее на деле. (Еще один идиот-раненый стоит и все время в упор смотрит на меня, чем бесит меня, а остальные подняли такой шум в коридоре, что трудно писать). Я хочу, чтоб ты прочел это до нашей встречи, - ты успеешь приготовиться в случае, если б Тр. приехал раньше меня. Меня очень обидело, что Шт. не предупредил меня об этом заранее. Милый, это не шутка, это дело серьезное, это травля, направленная на твою женушку. Категорически заяви, что ты это спокойно обдумал и в настоящее время не намереваешься сменять кого бы то ни было из министров. Оставь даже старого Бобр. Пожалуйста, отнесись внимательно ко всему, о чем я тебе пишу (вот пришли еще трое выводить меня из себя).
Треп. лжет, когда говорит, что Прот. ничего не понимает в делах своего министерства, - он прекрасно все знает, в стране чувствуется его твердая рука, продовольствие начинает прибывать, все идет медленно, но определенно к лучшему. В течение 10 дней его бумаги не были рассмотрены министрами - какой позор!
С каким наслаждением завтра отдохну в твоих объятьях, расцелую и благословлю тебя!
Женушка,
верная до смерти.
Душка, помни, что дело не в Протоп. или в x, y, z. Это - вопрос о монархии и твоем престиже, которые не должны быть поколеблены во время сессии Думы. Не думай, что на этом одном кончится: они по одному удалят всех тех, кто тебе предан, а затем и нас самих. Вспомни, как в прошлом году ты уезжал в армию, - ты тогда тоже был один с нами двумя против всех, которые предсказывали революцию в том случае, если ты поедешь. Ты пошел против всех, и Бог благословил твое решение. Снова повторяю, что тут дело не в Прот., а в том, чтоб ты был тверд и не уступал - “Царь правит, а не Дума”. Прости, что снова пишу об этом, но я борюсь за твое царствование и за будущее Бэби. Бог поможет, будь тверд и не слушай людей, которые говорят из трусости, а не по велению Божьему. Твоя
Женушка,
для которой ты - самый дорогой из всех.

Царское Село. 4 декабря 1916 г.
Прощай, бесценный и ненаглядный мой! Как нестерпимо больно отпускать тебя - более чем когда-либо - после тех тяжелых дней, которые мы провели в борьбе! Но Господь, который весь любовь и милосердие, помог, и наступил уже поворот к лучшему. Еще немного терпенья и глубочайшей веры в молитвы и помощь нашего Друга, и все пойдет хорошо! Я глубоко убеждена, что близятся великие и прекрасные дни твоего царствования и существования России. Только сохрани бодрость духа, не поддавайся влиянию сплетен и писем - проходи мимо них, как мимо чего-то нечистого, о чем лучше немедленно забыть. Покажи всем, что ты властелин и твоя воля будет исполнена. Миновало время великой снисходительности и мягкости, - теперь наступает твое царство воли и мощи! Они будут принуждены склониться перед тобой и слушаться твоих приказов, и работать так, как и с кем ты назначишь. Их следует научить повиновению. Смысл этого слова им чужд: ты их избаловал своей добротой и всепрощением. Почему меня ненавидят? Потому что им известно, что у меня сильная воля и что, когда я убеждена в правоте чего-нибудь (и если меня благословил Гр.), то я не меняю мнения, и это невыносимо для них. Но это - дурные люди. Вспомни слова m-r Филиппа, когда он подарил мне икону с колокольчиком. Так как ты очень снисходителен, доверчив и мягок, то мне надлежит исполнять роль твоего колокола, чтобы люди с дурными намерениями не могли ко мне приблизиться, а я предостерегала бы тебя. Кто боится меня, не глядит мне в глаза, и кто замышляет недоброе, те не любят меня. Вспомни о “черных”, затем об Орлове и Дрентельне - Витте - Коковцеве - Трепове (я это тоже чувствую) - Макарове - Кауфмане Софье Ивановне - Мари - Сандре Оболенской и т. д.. Хорошие же люди, честно и чистосердечно преданные тебе, любят меня: посмотри на простой народ и на военных, хорошее и дурное духовенство - все это так ясно, - потому это не огорчает меня больше так, как когда я была моложе. Но когда люди позволяют себе писать тебе или мне гнусные, дерзкие письма, - ты должен карать. А. рассказала мне относительно Балашова (я никогда не любила этого человека).
Теперь я понимаю, почему ты так ужасно поздно лег спать и почему я испытывала такую тоску и тревогу, поджидая тебя. Пожалуйста, милый, вели Фредериксу написать ему строгий выговор (он и Ник. Мих. и Вас. заодно в клубе). У него такое высокое придворное звание, и он смеет писать, когда его о том не просят! И это не в первый раз - в былые дни, я помню, он поступал так же. Разорви это письмо и дай твердый отпор. Вели Воейк. напомнить об этом старику - такой щелчок будет чрезвычайно полезен самодовольному члену Государственного Совета. Мы не можем позволять, чтоб нас топтали. Твердость прежде всего! - Теперь, когда ты назначил сына Трепова адъютантом, ты тем более можешь настаивать на том, чтоб он работал вместе с Протопоповым - он должен доказать свою благодарность. - Не забудь воспретить Гурко болтать и вмешиваться в политику - это погубило Никол. и Алекс.. Последнему Бог послал болезнь, - очевидно, с целью спасти тебя от человека, который сбился с пути и приносил вред тем, что слушался дурных писем и людей, вместо того чтобы следовать твоим указаниям относительно войны, - а также и за его упрямство. Его тоже восстановили против меня - сказанное им старику Иванову служит тому доказательством.
Но все это скоро минует. Все начинает проясняться, как и погода, что служит хорошим предзнаменованием, помни. И наш дорогой Друг так усердно молится за тебя - близость божьего человека придает силу, веру и надежду, в которых так велика потребность. А иные не могут понять твоего великого спокойствия и потому думают, что ты не понимаешь, и стараются тебя нервировать, запугивать, уязвлять. Но им это скоро надоест. Если дорогая матушка станет тебе писать, помни, что за ее спиной стоят the Michels[1050], не обращай внимания и не принимай этого близко к сердцу. Слава Богу, ее здесь нет, но добрые люди находят способы писать и пакостить. - Дела начинают налаживаться - сон нашего Друга так знаменателен! Милый, помолись у иконы Могилевской Божьей Матери - ты там обретешь мир и крепость. Загляни туда после чая, перед приемом, - возьми туда Бэби с собой - там так покойно, и вы можете там поставить свечи. Пусть народ видит, что ты - Царь-христианин, - не смущайся, - такой пример принесет пользу другим.
Как-то пройдут эти одинокие ночи? Не могу себе этого представить. Как отрадно было крепко держать тебя в объятиях - это утишало боль души и сердца, я старалась вкладывать в ласки всю свою безграничную любовь, молитвы, веру и крепость! Ты мне невыразимо дорог, супруг мой любимый! Я разделяю твои горести и радости и готова за тебя умереть. Благослови, Боже, тебя и мое сокровище Бэби! Крепко вас целую. В минуту грусти пойди в комнату Бэби и спокойно посиди там немножко с милыми людьми, его окружающими. Поцелуй любимую детку у тебя на душе станет теплее и спокойнее. Всю мою любовь отдаю тебе, солнце жизни моей. - Спи спокойно, душой и сердцем я с тобой, мои молитвы витают над тобой. Бог и Святая Дева никогда не покинут тебя!
Навеки всецело
Твоя.

В поезде. 4 декабря 1916 г.
Нежно любимая душка Солнышко!
Не читал твоего письма, так как люблю это делать в постели перед сном. Но я заранее благодарю тебя за всю любовь и доброту, которая излита там. Я сдам это письмо в Тосно и надеюсь, что оно дойдет до тебя сегодня вечером.
Да, эти дни, проведенные вместе, были тяжелы, - но только благодаря тебе я их перенес более или менее спокойно. Ты такая сильная и выносливая - восхищаюсь тобою более, чем могу выразить. Прости, если я был не в духе или несдержан, - иногда настроение должно прорваться!
Конечно, было бы счастьем, если бы мы могли всегда быть вместе в это трудное время. Но теперь я твердо верю, что самое тяжелое позади и что не будет уж так трудно, как раньше. А затем я намереваюсь стать резким и ядовитым.
Бог даст, наша разлука не будет долгой. В мыслях я всегда с тобой, никогда не сомневайся в этом.
От всего любящего сердца обнимаю тебя и девочек. Будь здорова и тверда, моя дорогая птичка, моя единственная и мое все!
Спи спокойно и сладко.
Твой навеки
старый муженек
Ники.
Передай ей мой привет.

Ц. Село. 5 декабря 1916 г.
Дорогой мой!
Из глубины моей любящей души шлю тебе самые горячие, сердечные пожелания ко дню твоих именин и благословляю тебя. Да будет Николай Угодник особенно близок к тебе и да хранит он тебя! Солнышко желает тебе всего, чего только может тебе пожелать преданное, любящее сердце. Крепости, стойкости, непоколебимой решимости, спокойствия, мира, успеха, больше солнца - и, наконец, отдыха и счастья после твоей трудной, тяжелой борьбы! Мысленно крепко прижимаю тебя к сердцу и кладу твою милую усталую голову на мою грудь. Вместе с пламенем свечей мои молитвы о тебе устремляются ввысь. Вечером пойду в церковь, и завтра также. (Наши придворные будут там приносить поздравления после обедни).
Как тебя отблагодарить за неожиданную, глубокую радость, доставленную мне твоим милым письмом - оно, как теплый солнечный луч, согрело мое одинокое сердце! - После того, как вы оба уехали, я отправилась к Знаменью. Затем приняла Ильина, Всевол. из моих п. Складов, Баграт(иона) М. из Дик. Див. - он постарается повидать тебя в ставке - страшно интересно все, что он рассказывает о подчиненных ему племенах и об абреках, которые прекрасно себя ведут.
После обеда пошла в лазарет, чтоб забыться. Благодарю Бога, что могла быть тебе хоть сколько-нибудь полезной. Ты тоже, мой дорогой, будь тверд и непоколебим, прояви свою волю словом и делом. Не подчиняйся такому человеку, как Трепов (которому ты не можешь доверять, которого ты не уважаешь). Ты сказал свое слово и выдержал борьбу из-за Протопопова - и не напрасно же мы столько выстрадали - держись его, будь стоек, не поддавайся, а то не знать нам больше покоя. - В будущем они станут еще сильнее к тебе приставать, так как они видят, что им удается добиться твоего согласия настойчивым упорством. Так же упорно, как они, т.е. как Тр. и Родз. (со всеми злодеями) на одной стороне - так я, в свою очередь, стану против них (вместе с Святым Божьим человеком) на другой. - Не поддерживай их - держись нас, живущих исключительно для тебя, Бэби и России. Милый, верь мне, тебе следует слушаться советов нашего Друга. Он так горячо денно и нощно молится за тебя. Он охранял тебя там, где ты был, только Он, - как я в том глубоко убеждена и в чем мне удалось убедить Эллу, - и так будет и впредь - и тогда все будет хорошо. В “Les Amis de Dieux” один из Божьих старцев говорит, что страна, где Божий человек помогает государю, никогда не погибнет. Это верно - только нужно слушаться, доверять и спрашивать совета - не думать, что Он чего-нибудь не знает. Бог все Ему открывает. Вот почему люди, которые не постигают Его души, так восхищаются Его удивительным умом, способным все понять. И когда Он благословляет какое-нибудь начинание, оно удается, и если Он рекомендует людей, то можно быть уверенным, что они хорошие люди. Если же они впоследствии меняются, то это уж не Его вина - но Он меньше ошибается в людях, нежели мы - у Него жизн. опыт, благословенный Богом. Он умоляет, чтобы скорее сменили Макарова, и я вполне с Ним согласна. Я сказала Шт., что он напрасно его рекомендовал; я ему говорила, что это далеко не преданный человек и что теперь самое главное - найти действительно преданных людей на деле, а не только на словах, и что мы должны за них крепко держаться. Не позволяй Треп. вводить тебя в заблуждение насчет людей. Прот. и Шахов, всецело наши, т.е., я хочу сказать, беззаветно преданы и любят нас честно и открыто. А также Добров. Если бы завернул Ник. Мих. (от чего упаси, Господи), будь строг и пробери его за его письмо и поведение в городе. - Отсылаю тебе бумагу Григоровича, которая была мне доставлена.
В 11 была у Знаменья (кот. я теперь люблю больше, чем когда-либо), затем в лазарете - долго там посидела. Сейчас предстоит принять 4 офицеров, затем мы все поедем кататься в санях. Павел будет к чаю, затем Погул., затем церковь, а вечером повидаю нашего Друга, что придаст мне сил. Мой дух бодр, и я живу для тебя, для тебя, для одного тебя - для меня ты все! - Интересно бы знать, сделаешь ли ты смотр Георгиевскому полку. Это было бы так славно - если не 6-го, то в какой-нибудь другой день. Даки едет сегодня вечером повидаться с Мисси и, быть может, отвезет всех детей обратно - смотря по обстоятельствам.
Теперь должна кончать. Спи тихо и спокойно, мой ангел! Святая Дева да хранит тебя, а Гр. молится за тебя и мы все также.
Осыпаю тебя нежнейшими, страстными поцелуями. Жажду быть с тобой и помочь тебе нести твой тяжелый крест.
Бог да благословит и хранит тебя, мой Ники!
Навеки преданная тебе твоя
Женушка.
Надеюсь, что эта книга тебе понравится. Подушка предназначается для твоего дивана - он такой пустой. Пепельницы - для обеденного стола или поезда. Я постоянно с тобой, принимаю во всем участие - наступают хорошие дни, наступил поворот к свету.

Царское Село. 6 декабря 1916 г.
Дорогой мой ангел!
Желаю тебе еще много раз счастливо отпраздновать этот день - нежно благословляю и шлю сердечные, горячие пожелания счастья и благополучия! Так грустно, что мы не вместе проводим твои именины - впервые за 22 года! Но для пользы дела ты должен был уехать, а потому я, конечно, и не думаю роптать.
Все покрыто чудным снегом и 5 градусов мороза. Мы вчера покатались в санях, хотя дорога все еще не гладкая. - Б. явилась, такая досада!
Павел пил у нас чай и был мил. Я телеграфировала тебе относительно папа Танеева - 20 лет, как он стоит во главе твоей канцелярии. Она это случайно узнала, так как ему там устраивают большой завтрак. Мы провели вчерашний вечер уютно и мирно в маленьком доме. Милая большая Лили тоже пришла туда попозднее, а также Муня Головина. Он был в хорошем, веселом настроении. - Видно, что Он все время думает о тебе и что все теперь хорошо пойдет. Он беспокоится по поводу предстоящего приезда туда Трепова, боится, что он снова тебя расстроит, привезет ложные сведения, я хочу сказать - новости, и подсунет своих кандидатов. - Возьми кого-нибудь на его место для путей сообщений. - Жаль, что ты не одобряешь Валуева - это очень честный и верный человек. Затем поскорее отделайся от Макарова, не мешкай (прости меня). Мне лично хотелось бы, чтоб ты взял Добровольского - по-видимому, история, рассказанная тебе Треповым, - верна (есть однофамилец его - тоже сенатор). - Посылаю тебе выдержку из газеты, списанную ею, относительно случая, разыгравшегося между Треповым и милым Добровольским. Он предполагает, что это акт мести.
Но Калинина - оставь, оставь его, дорогой мой! Я знаю, что надоедаю тебе, прости меня, но я ни за что бы этого не делала, если бы не боялась, что ты снова станешь колебаться. Держись своего решения - не поддавайся. Как можно колебаться между этим простым, честным человеком, который так горячо нас любит, и Треповым, которому мы не можем доверять, ни уважать, ни любить, а наоборот? - Скажи ему, что этот вопрос исчерпан, что ты запрещаешь ему вновь касаться его и вести совместную игру с Родзянко, который добивается отставки Протопопова. Он служит тебе, а не Родзянке, и раз ты сказал, что не собираешься его отставить, он обязан работать с ним. Как он смеет идти тебе наперекор - ударь кулаком по столу! Не уступай (ты говорил, что в конце концов тебе придется это сделать) - будь властелином, слушайся твоей стойкой женушки и нашего Друга, доверься нам! Погляди на лица Калинина и Трепова - ясно видна разница - белое и черное, пусть твоя душа читает вернее.
Снег все падает. Все же мы собираемся покататься и немного подышать свежим воздухом. Супруги Бенкендорфы, Зизи, Иза, Нас(тенька), Трина, Аня, Ресин и Апраксин завтракали с нами, и мы пили за твое драгоценное здоровье. Павел тоже был в церкви. Солдаты стояли перед церковью и поздравляли нас. Все мысли мои с тобой. - Боюсь, что тебе предстоит очень скучный день с массой народу, но я надеюсь, что все же тебе удастся погулять, а Бэби - поиграть в лесу. Поздравляю тебя со всеми полковыми праздниками. Старший полковник 4-го стрелкового полка поднес нам букеты. Он говорит, что только что получил 4-й стрелковый полк и скоро уезжает. - А вы, детки мои, большой и малый, как я люблю вас, и сказать не могу!
Вечером пойдем в лазарет. - Наш Друг очень доволен нашими девочками. Говорит, что они для своих лет прошли тяжелые курсы и что их души заметно развились. Они, действительно, страшно милы и очень хороши теперь с А. Они разделяли с нами все наши переживания, - это научило их правильному взгляду на людей, и в жизни это будет для них очень полезно. Малютка также очень много переживает своей маленькой широко открытой душой. Я никогда не смогу достаточно отблагодарить Бога за чудесное счастие, ниспосланное Им мне в твоем лице и в них: мы - одно, что так ужасно редко встречается в наши дни, - мы тесно связаны друг с другом.
Получила 2 милых телеграммы из Архангельска от монархической партии. Я ответила с помощью нашего Друга, и Он просит тебя непременно позволить, чтобы телеграммы эти были напечатаны. Скажи Фред(ериксу), чтоб он дал им на то разрешение, а также, чтоб поместили первую их телеграмму и мою в “Новом времени”. Это откроет людям глаза и будет противодействием письму кн. Вас. (которым m-me Зизи страшно возмущена и шокирована). Это также будет щелчком для старого гнусного Балашева. - Хорошее наступает, и пусть общество и Дума видят, что Россия любит твою старую женушку и стоит за нее всем им наперекор. - Зизи очень восхищалась их трогательной телеграммой. Я нарочно ответила самолично.
Так приятно, что идет снег - Николай Угодник благословляет моего ненаглядного. - Прощай, мой Солнечный Свет, обожаемый муж, люблю тебя, жажду твоих поцелуев и ласк, прижимаю тебя к моему горячему сердцу.
Твоя до смерти и навеки.

6 дек. 1916 г.
Дорогая моя!
Большое спасибо за твое милое, доброе письмо, а также за вчерашние подарочки и за те, которые пришли сегодня с твоим письмом!
Я упивался каждым нежным словом, написанным тобой.
Утром мы, по обыкновению, ходили в церковь, а возвращаясь я смотрел всех офицеров и солдат, выстроенных вдоль нашего пути. Сегодня их праздник, и я их поздравлял.
После этого я принимал штабных, а потом прослушал обычный доклад, на этот раз короткий, так как я вчера вечером говорил с Гурко.
Мы только что позавтракали. - Здесь чудная погода, масса снегу и такой легкий, сухой воздух. Путешествие прошло очень хорошо. Мы все в поезде спали Бог знает до какого часа. С А. гулял на каждой станции.
С восхищением прочел “The wall of partition” и почувствовал себя отдохнувшим после такой книги.
Масса телеграмм по обыкновению.
Ольга будет обрадована и удивлена по случаю назначения ее шефом 2-го Кубанск. пластунского батальона. Я вспомнил, что два из них не имели шефов; я счел правильным дать ей 2-й, а Борису, который их всех там смотрел, 5-й бат.
Ну, прощай, моя душка. Да благословит Бог тебя и девочек!
Горячо целует тебя твой старый
Ники.

Ц. Село. 7 декабря 1916 г.
Любимый мой!
Ты не можешь себе представить радости Ольги, когда она получила твою телеграмму: она вся покраснела и была не в силах прочесть ее вслух. Она сегодня сама тебе напишет. Горячее спасибо, родной, за такой великолепный сюрприз - ей да и сестрам казалось, будто это день ее рожденья. Она тотчас же послала телеграмму своим пластунам.
Получил ли ты известия от Кирилла? До сих пор нет ответа на мою телеграмму, отправленную 5-го вечером.
Оказывается, Ирина опять больна, а потому Ксении пришлось отложить предполагавшуюся поездку в Киев. Так грустно за бедную, дорогую матушку. Мои сибиряки поздравляют тебя, а также Катя Озерова.
5 градусов мороза. Похоже, словно опять снег пойдет, очень пасмурно. - Увы, мы очень плохо слышали голос Бэби по телефону. У Жильяра голос ниже, а потому лучше доносится. Надеюсь, что ты не слишком утомился и скучал вчера. Начал ли ты снова принимать иодин? Мне думается, это было бы тебе полезно. Я теперь всегда в 11 хожу к Знаменью, затем в лазарет, так как там немного раненых, и таким образом успеваю позаняться своими бумагами. Милый, распорядился ли ты, чтобы Балашеву был послан выговор? Пожалуйста, распорядись об этом, это самое меньшее, что ты можешь сделать. - Осыпаю тебя поцелуями за твое милое письмо. Я не думала, что у тебя найдется время написать. Видела Коленкина в госпитале. Он целых 9 месяцев не был в отпуску. Они уже уехали и снова сидят в своих окопах.
Не могу больше писать сегодня, любимый мой ангел. - Только об одном прошу тебя: отложи свидание с Треповым - я так боюсь, что он будет приставать к тебе и заставит тебя принять решения, на какие ты в спокойную минуту не пошел бы. Будь тверд насчет Калинина, ради нас самих.
Распорядился ли ты о том, чтоб эта чудная телеграмма была напечатана? Она исключительно трогательно составлена и возымеет хорошее действие, как говорит Танеев и др.
Благословляю и целую без счета.
Вся твоя
Солнышко.

7 декабря 1916 г.
Мое милое Солнышко!
Бесконечно благодарен за твое милое письмо. Скажу Фред(ериксу) про телеграммы, полученные тобою из Астрахани. Этот человек мне часто телеграфирует. Я помню, еще в те времена, когда был жив Столыпин, он посылал мне такие доброжелательные телеграммы. Он же не одобрял речи Шуваева и Григоровича в Думе.
Вчера я был завален телеграммами, так как они не были запрещены; пришло огромное количество. Я еще не кончил отвечать.
Кинематограф был крайне интересен вчера вечером. Мы, наконец, знаем, кто эта “таинственная рука”.
Ее кузен и жених, поверишь ли? По этому случаю в театре царило большое возбуждение.
17 дек. все главнокомандующие приезжают сюда на военный совет, так как пора готовить наши планы на будущую весну. Надеюсь, что смогу на следующий день выехать домой!
Будь уверена, моя любимая, что я буду знать, как ответить Трепову, когда он явится.
По вечерам я пробегаю несколько глав твоей английской книги: это очень освежает мозг.
Да благословит Бог тебя, родная, и девочек!
Нежно целую вас всех и остаюсь нежно любящий тебя твой муженек
Ники.

Ц. Село. 8 декабря 1916 г.
Солнышко мое любимое!
Представляю себе, как у вас там холодно, - а здесь 5 градусов мороза, днем понижается до 3 градусов. Мы собираемся ехать в Новгород, как я тебе уже говорила. Мы сядем в поезд в субботу с ночи, выедем очень рано, в воскресенье утром будем на месте, пробудем там несколько часов, осмотрим церкви и, думается мне, несколько госпиталей, опять домой, проведя ночь в вагоне, а в понедельник утром прямо из вагона отправимся в лазарет, - таким образом мы не упустим дела. - Я пошлю за Ресиным и все ему скажу. Не помню, кто там губернатором, - на этот раз не стану делать из этого тайны, чтоб увидеть побольше народа. Но я всегда так робею без тебя, мой дорогой! - Мой милый, старый кн. Голицын (из комитета о наших военнопленных) в восторге от телеграмм из Астрахани и просил, чтоб они были всюду напечатаны. Другой кн. Голицын (Харьковский) выступил в Государственном совете, и совсем не хорошо, а моего поздравляли с этой речью. Он был вне себя и тоже находит, что таких людей следует лишать придворного мундира. Жаль, что ты не хочешь назначить сейчас Щегловитова. Он бы сразу тебе доложил об этом (если бы даже не смог остановить речей), и ты мог бы лишить их придворного звания, - сейчас никакая строгость не может быть достаточна. Балашев заслужил строгое порицание, - не будь снисходителен и слаб - прости меня, милый. - Горячее спасибо за твое милое письмо, мой дорогой, такая радость получать от тебя вести.
Мы тоже много раз думали, что “таинственной рукой” мог оказаться жених, воображаю всеобщее волнение! - Вновь увидеть тебя здесь будет таким счастьем! Дорогой мой, - только поступи умно, вели распустить Думу, - с Треповым будь тверд, как кремень, и держись Калинина, верного друга. Получила милые письма от Виктории и Джорджи. Они горячо благодарят за подарки.
А теперь - прощай, мой друг, сокровище мое. Благословляю и целую тебя без конца. Твоя
Женушка.
Будь стоек - будь властелином.

8 дек. 1916 г.
Дорогая моя!
Горячо благодарю тебя за милое письмо. Я приму Трепова в понедельник 12 дек. Не мучься, моя дорогая. Теперь я спокоен и тверд и знаю, что отвечать. Он приезжает еще и для того, чтобы здесь решить серьезные железнодорожные вопросы с Гурко.
Я передал телеграммы Фред(ериксу). Он просил, раньше чем напечатать их, разузнать о человеке, приславшем их. И я нахожу, что это правильнее. Ответ придет через Калинина, так что ты от него можешь узнать раньше и там решить.
По счастью, у меня не много бумаг, но за эти дни мне пришлось принять старого “Dudel” (Адлерберга), Соловово и Озерова. Книга, присланная тобою, очень изящно издана. Я рад иметь “ХаджиMypama”. Да, я могу представить себе дикий восторг Ольги. Граббе и все наши казаки тоже были очень взволнованы. Граббе показал мне Ольгин привет - очень хорошо!
Каждый вечер наслаждаюсь двумя главами “The wall of part.” и скоро кончу.
Теперь у нас настоящая хорошая зима с массой снегу. Должен кончать. Да благословит Бог тебя и девочек!
Горячо целую тебя, Солнышко мое, и бесконечно люблю.
Сердечный приветим и А. Поблагодари ее за письмо и подарок.
Всегда твой старый
Ники.

Ц.С. 9 декабря 1916 г.
Мой ангел!
Большое, большое спасибо за твое милое письмо! Я рада, что тебе нравится эта прелестная английская книга; она действует так освежающе среди забот и огорчений этого мира. Мы сегодня вечером повидаемся с нашим Другом, - я очень рада. У бедной Ани вчера страшно болела нога, нечто вроде Drachenschuss'a и ишиаса, - она кричала от боли. Сейчас у нее Б., она сегодня лежит в постели, а потому я не знаю, сможет ли она завтра ехать. Мы берем с собой Настеньку, Ресина и Апраксина. Девочки ликуют, так как они любят спать в поезде, но мне будет грустно одной. Так мало сплю, когда тебя нет со мною. Жду Риттиха. Принимала Добровольского, - много говорили о Мишиной Г. Общине и о сенате.
Бедный генерал Вильямс, страшно огорчена за беднягу! Пожалуйста, кланяйся бельгийцу от меня. Как идут дела в Румынии и вообще на войне?
Милый мой, прощай. Бог да благословит и сохранит тебя! Нежно тебя целую. Твоя
Женушка.
Получила письмо от Ирэн. Мосси потеряла двух сыновей, а теперь старшая пара близнецов находится в бою.
А. вчера видела Калинина. Он ей сказал, что Трепов сговорился с Родзянко распустить Думу с 17 декабря по 8 января, чтобы депутаты не успели на праздники покинуть Петроград и чтобы можно было здесь держать их в руках. Наш Друг и Калинин умоляют тебя распустить Думу не позже 14-го, по 1-е или даже 14-е февраля, иначе тебе не будет покоя, и дело не сдвинется с места. В Думе они боятся только одного - продолжительного перерыва, а Трепов намеревается тебя поддеть, говоря, что будет хуже, если эти люди разъедутся по домам и разнесут свои настроения. Но наш Друг говорит, что никто не верит депутатам, когда они поодиночке у себя дома, они сильны лишь когда собираются вместе. Дорогой мой, будь тверд и доверься совету нашего Друга - это для твоей же пользы. Все, кто тебя любит, думают, что это правильно. Не слушай ни Гурко ни Григор(овича), если они станут тебя просить о коротком перерыве - они не ведают, что творят. Я бы не стала всего этого писать, если бы не боялась твоей мягкости и снисходительности, благодаря которым ты всегда готов уступить, если только тебя не поддерживают бедная старая женушка, А. и наш Друг; потому-то лживые и дурные люди ненавидят наше влияние (которое только к добру). Трепов был у двоюродного брата Калинина (у Ламздорфа) и, не зная, что это его родственник, говорил там, что 11-го едет к тебе и будет настаивать (нахал какой!) перед тобой на отставке Протопопова. Милый, посмотри на их лица - Трепова и Протопопова, - разве не очевидно, что лицо этого последнего чище, честнее и правдивее? - Ты знаешь, что ты прав, - высоко подними голову, прикажи Трепову с ним работать. Он не смеет противиться твоему приказу, прикрикни на него. Милый, не приехать ли мне к тебе на денек, чтобы придать тебе мужества и стойкости? Будь властелином! Восстают против Калинина потому, что он закрыл собрания союзов - он был совершенно прав. - Наш Друг говорит, “что пришла смута, которая должна была быть в России во время или после войны, и если наш (ты) не взял бы места Ник(олая) Ник(олаевича), то летел бы с престола теперь”. Будь бодр: крикуны угомонятся - только распусти Думу поскорее на возможно более долгий срок - верь мне - ты знаешь, что Трепов флиртует с Родзянкой. Это всем известно, а от тебя он лукаво скрывает это из политики. Отправься к любимой иконе, наберись там решимости и силы. Постоянно помни о сновиденье нашего Друга. Оно весьма, весьма знаменательно для тебя и всех нас.

9 декабря 1916 г.
Мое возлюбленное Солнышко!
Нежно благодарю тебя за твое нежное письмо. Я очень рад твоему решению посетить Новгород, древнейший город России. Ты будешь чувствовать себя совсем иначе, когда вернешься. Я это всегда замечал после поездок по стране. Губернатор Новгорода - превосходный человек, которого я люблю. Его фамилия Иславин. Пожалуйста, передай ему мой поклон.
Надеюсь, m-me Б. не будет тебе мешать или утомлять тебя.
Я переменил день для приема Трепова, назначив на завтра - субботу.
Я намерен быть твердым, резким и нелюбезным.
Благодарю за фотографии, - боюсь, что у меня уже имеются эти же самые. Фред(ерикс) получил письмо одновременно от Врангеля и Ларьки Воронцова. Оба горько жалуются на Мишину жену, не позволяющую им говорить с ним хотя бы об его здоровье. Судя по тому, что они пишут, доктора, пользовавшие его, настаивали на серьезном лечении и на отдыхе в теплом климате. Если бы он остался подольше в Крыму, это принесло бы ему большую пользу. Но он, а может быть она, желает вернуться в Гатчину, чего доктора не одобряют, и никто из них не может проникнуть к Мише, чтоб ему это объяснить. Поэтому я думаю телеграфировать ему, чтоб он оставался там еще месяц.
Дорогая моя душка, я должен кончать. Да благословит Бог тебя и твое путешествие!
Целую нежно и горячо.
Твой старый муженек
Ники.

Ц. С. 10 декабря 1916 г.
Любимый мой!
Мне постоянно приходится писать тебе в невероятной спешке. Пришлось просмотреть кучу докладов Рост(овцева), затем, так как у Ани очень неблагополучно с ногой, три раза была у нее, - принимала массу, - прямо минуты нет свободной. Но она надеется ехать с нами сегодня вечером. Сегодня утром в первый раз 7 градусов. Стало светлее из-за снега, но солнца у нас нет.
Прилагаю к этому письму медальончик, присланный тебе, а также образ на шелку и несколько бумаг, данных Калининым для просмотра, на случай, если Воейков не передал тебе копий. На деле Мануйлова прошу тебя надписать “прекратить дело” и переслать его министру юстиции. Матюшин, в руках которого находилось все это дело, теперь сам явился к А. и просил о прекращении этого дела, так как он, наконец, убедился, что это грязная история, поднятая с целью повредить нашему Другу, Питириму и др., и во всем этом виноват толстый Хвостов. Ген. Алекс(еев) узнал об этом после от Батюшкина. Иначе - через несколько дней начинается следствие, - могут снова подняться весьма неприятные разговоры, и снова повторится этот ужасный прошлогодний скандал. Хвостов на днях, при посторонних, сказал, что он сожалеет о том, что “чику” не удалось прикончить нашего Друга. И его, увы, увы, не лишили придворного мундира! - Так вот, пожалуйста, сейчас же, не откладывая, отошли дело Ман(уйлова) Макар(ову), - иначе будет поздно.
Милый, не уволишь ли ты поскорее Мак(арова) и не возьмешь ли Добровольского? Мак(аров) действительно враг (мой безусловно, а потому и твой), не обращай внимания на протесты Трепова. Он, конечно, станет наговаривать на Добровольского, так как у него имеются собственные кандидаты, но Добровольский преданный человек, что очень ценно в наши дни. А почему бы тебе не взять в министры путей сообщений честного Валуева, которого мы так хорошо знаем как честного и преданного человека?
Прилагаю письмо от Сухомлинова к нашему Другу. Пожалуйста, прочти его, так как он в нем даст исчерпывающие разъяснения относительно своего дела, которое ты должен вытребовать отсюда, чтоб все это не попало в Государственный совет, иначе бедного Сухомлинова нельзя будет спасти. Он так ясно пишет обо всем, - пожалуйста, прочти и прими соответствующие меры. Почему должен пострадать он, а не Коковцов (который не хотел давать денег) или Сергей, который, что касается ее, ровно столько же виноват.
От всей души благодарю тебя. Сейчас у тебя Трепов, и я очень тревожусь. Только что принимала Калинина, - он очень рад, что ты получил все бумаги через Воейкова, а потому я не стану докучать тебе вторичной посылкой их. Он страшно озабочен тем, чтобы ты скорее распустил Думу и притом на дольше - за 10 лет у них ни разу не было перерыва, как этот, такого короткого, - тогда ничего нельзя успеть сделать. - Государственный совет сошел с ума, соглашаясь с Думой относительно свободной цензуры.
У меня голова идет кругом, и я, кажется, пишу вздор. Только будь тверд, стоек!
Слава Богу, в Москве 6 раз закрывали собрания (Калинин до 4-х часов утра не отходил от телефона), но здесь Львову удалось прочесть воззвание прежде, чем полиция успела их удержать. Как видишь, Калинин работает как следует и решительно и не заигрывает с Думой, но исключительно думает о нас.
А теперь нужно отправить это письмо. Сейчас явится Жевахов. Завтра передам твой привет Иславину. Эта поездка будет приятным развлечением, только мне будет ужасно недоставать тебя. В понедельник ты из-за этой поездки не получишь письма.
Бог да благословит и защитит тебя! Осыпаю тебя поцелуями и нежными ласками. Навеки твоя
Женушка.

10 декабря 1916 г.
Любимый ангел мой!
Нежно благодарю за милое письмо. Вчера катаясь в любимом лесу Алексея у старой ставки, мы вошли и минутку молились перед иконой Божьей Матери. Я доволен, что мы это сделали, раз это было твоим особенным желанием.
Благодарю тебя также за сообщение подробностей беседы Кал(инина) с А.
Надеюсь, твоя поездка пройдёт благополучно, и Новгород тебе понравится. Я там был раз, летом 1904 г., как раз перед рождением Бэби.
В Румынии дела неважны, - главным образом по той причине, что наши войска не могут туда добраться из-за скопления беженцев на железных дорогах. В Добрудже нашим войскам пришлось отступить до самого Дуная, так как их было слишком мало, чтобы защищать длинный и редкий фронт.
Около 15 дек. сосредоточение наших войск будет, надеюсь, более или менее закончено, и, быть может, около Рождества мы начнем наступать. Как видишь, положение там невеселое. Теперь должен кончать, мое сокровище.
Да благословит Бог тебя и девочек! Передай мой привет А. и скажи ей, как я жалею, что ей приходится страдать из-за ноги.
Горячо и нежно целую тебя, Солнышко мое.
Твой старый
Ники.

Ц. ставка. 11 дек. 1916 г.
Моя любимая душка!
По случаю воскресенья я не имею времени написать письмо - церковь, доклад и большой завтрак! Завтра напишу подробно о моем разговоре с Треповым. Надеюсь, посещение Новгорода не утомит тебя! Сегодня тает, что очень неприятно. Да благословит тебя Бог, моя птичка! Нежно целую тебя и их.
Твой
Ники.

Ц.С. 12 декабря 1916 г.
Любимый мой!
Большое, большое спасибо за твое милое письмо и за открытку. Я очень счастлива, что ты съездил помолиться перед дорогим образом, - там так покойно, чувствуешь себя отрешенным от всех треволнений в ту минуту, когда изливаешь свою душу и сердце в молитве, обращенной к той, к которой столько людей приходит со всеми своими горестями. - Ну, милый, Новгород был крупным успехом! Хотя было очень утомительно, душа вознеслась так высоко и придала нам всем силы - мне с моим больным сердцем и А. с ее больными ногами. Мы разъезжали, конечно, - сегодня все болит, но стоило того.
Я хочу, чтоб А. и Ольга написали тебе, а Анастасия - Бэби, так как каждый опишет по-своему, а я плоха по этой части. Губернатор был безупречен: организовал наши разъезды таким образом, что мы всюду поспевали вовремя, и подпускали толпу близко к нам. Какой восхитительный старинный город, только слишком рано стало темнеть! Поедем туда вместе весной, когда там наводнение? Говорят, что тогда бывает еще лучше, и можно подъезжать к монастырям на моторных лодках. Проезжая мимо памятника Тысячелетия России, я вспомнила о большой картине, находящейся здесь, в Большом дворце. - Как великолепен Софийский Собор! Только, стоя прямо перед ним, нельзя было хорошо его разглядеть. Служба длилась два часа (вместо 4), пели великолепно. Мне было отрадно начать с обедни и помолиться за моих дорогих. - Иоанчик и Андрюша всюду ходили с нами. - Мы прикладывались ко всем святыням. Досадно, что все это пришлось проделать в такой спешке и что нельзя было в достаточной мере отдаться молитве перед каждой святыней и разглядеть все детали. Посылаю Бэби образ, перед которым мы стояли (и сидели). Епископ Арсений при нашем появлении произнес очень трогательное приветственное слово, молодой епископ Алексей оказался чрезвычайно изящным (лицеист). Они всюду следовали за нами в течение всего дня. - Затем, после обедни, длившейся от 10 до 12, мы отправились в лазарет, находящийся рядом с Епарх., через покои епископа, а также в музей сокровищ, собранных из старых церквей три года тому назад. Дивные старинные иконы, ранее находившиеся в разных церквах, монастырях, заброшенные, покрытые пылью. Их стали очищать, и проглянули дивные свежие краски, - очень интересно, и мне очень хотелось бы в другой раз подробно рассмотреть все это, - тебе бы это тоже понравилось. Затем мы вернулись в наш поезд; солдаты уже разошлись (к счастью). - Я позавтракала на диване. А. в своем купе. У детей были И(оанчик) и Андр(юша), а также Иславин. Его жена и дочь встретили нас с цветами и поднесли нам от города хлеб-соль. В 2 ч. мы снова поехали в земский лазарет - он совсем небольшой. - Мы всюду раздавали образки. - Оттуда - в Десятинный монастырь, где хранятся мощи св. Варвары. Я посидела минутку в комнате игуменьи, а затем попросила, чтоб меня провели к старице Марии Михайловне (о ней говорил мне Жевахов), и мы прошли к ней пешком по мокрому снегу. Она лежала на кровати в маленькой темной комнатке, а потому мы захватили с собой свечку, чтобы можно было разглядеть друг друга. Ей 107 лет, она носит вериги (сейчас они лежат около нее), - обычно она беспрестанно работает, расхаживает, шьет для каторжан и для солдат, притом без очков, - никогда не умывается. Но, разумеется, - никакого дурного запаха или ощущения нечистоплотности, - она седая, у нее милое, тонкое, овальное лицо с прелестными, молодыми, лучистыми глазами, улыбка ее чрезвычайно приятна. Она благословила и поцеловала нас. Тебе она посылает яблоко (пожалуйста, съешь его). Она сказала, что война скоро кончится - “скажи ему, что мы сыты”. Мне она сказала: “а ты, красавица - тяжелый крест - не страшись - (она повторила это несколько раз) - за то, что ты к нам приехала, будут в России 2 церкви строить (она повторила это дважды) - не забывай нас, приезжай опять”. Бэби она послала просфору (мы слишком торопились, и кругом была суета, а то бы я охотно с ней побеседовала), она всем нам дала по образку. Сказала, чтобы мы не беспокоились относительно детей, что они выйдут замуж, остального я не расслышала. - Позабыла, что она сказала девочкам. Я заставила И(оанчика) и А(ндрюшу) тоже зайти к ней, и послала к ней также Аню - она, несомненно, напишет тебе об этом. Я благодарю Бога за то, что Он дал нам ее увидеть. Это она несколько лет тому назад просила, чтобы сняли копию с большого образа Св. Девы в Старой Руссе и отослали ее тебе. Не хотели этого делать, находя, что образ слишком велик. Затем началась война, она стала настаивать на своем. Желание ее было исполнено, и она сказала, что мы все примем участие в крестном ходе. Оно так и вышло, когда этот образ привезли 5-го июля прошлого года к Федоровскому Собору - помнишь? А ты велел хранить образ при 4 стрелковом полке. У меня имеется небольшая книжечка с ее жизнеописанием, мне ее дал вчера старый слуга из Мариинского дворца (ее духовный сын). - Она произвела на меня гораздо более умиротворяющее впечатление, нежели старая Паша из Дивеева. Отсюда - в Юрьевский монастырь (5 верст от города) - там находится твой старый Никодим, он боготворит тебя, молится за тебя и шлет тебе привет.
Думаю, что Ольга подробно пишет тебе обо всем этом. Окружавшая нас любовь и теплота, ощущение близости к Богу и к твоему народу, единство и чистота чувств, - все это бесконечно благотворно подействовало на меня, и мы уже обсуждаем поездку в Тихвин, монастырь с очень чтимой Богоматерью (образ), в четырех часах езды отсюда, - в Вятку и в Вологду. Апраксин узнает обо всем. - Сочетание лазаретов со святыми местами будет благотворно.
Так много старинного и исторического в Новгороде, что чувствуешь себя как бы перенесенной в другую эпоху! Старица встречает каждого словами: “радуйся, невеста неневестная”. Мы были в маленьком приюте для мальчиков Татьянинского комитета, туда привели также маленьких девочек из другого приюта. Затем мы отправились в Дворянское собрание, где Дамский Комитет передал мне 5000 руб. Ими устроен там лазарет - великолепная огромная палата для солдат; офицеры в соседнем помещении. Мы пили чай очень мило, жена губернатора и архиепископ сидели около меня, - было несколько дам, все уродливые; его дочь работает сестрой милосердия. Оттуда мы заехали в Знаменскую церковь. Посылаю тебе купленный мною там образ Богоматери, - он так хорош! Пожалуйста, повесь его над своей кроватью, у нее такой дивный лик, - и Невесту Христову, - которую от нас скрыли (sic), я ее видела в этот же день, - дабы она помогла тебе. Туда же привезли чудотворный образ св. Николая, чтоб мы к нему приложились. - Какой это восхитительный храм! - Со сводами (очень крутые лестницы). У нас не хватило времени рассмотреть картину страшного суда, на которой были изображены Петр Великий и Меньшиков, по приказу Петра. - Наш автомобиль застрял, и толпа вытащила нас. Оттуда мы проехали к крохотной часовне, расположенной в саду. Здесь на печке в просфирной (несколько лет тому назад) явилась Богоматерь. Этот образ остался совершенно нетронутым, он только покрыт стеклом и оправлен драгоценными камнями. Такое сильное благоухание, мы с девочками сразу обратили на это внимание. Всюду я чувствовала с собой вас обоих и словно заодно с вами переживала все!
(Напиши А. несколько строк, как бы в благодарность. Это хорошо на нее подействует, так как она так тепло принимала во всем участие - губернатор и Никодим были очень милы по отношению к ней.) - Оттуда мы снова проехали в земский лазарет, куда свезли раненых из всех окружных мест, а также в городской. На вокзале купечество поднесло мне икону и яблоки. Трубачи местного запасного полка сыграли уланский марш. Уехали в шестом часу, вернулись сюда в 10.20. - Ночь провели в поезде, с утра отправились в лазарет, сейчас мы отдыхаем, вечером повидаю нашего Друга. - Так славно, покойно и тепло на душе!
Благословляю и целую тебя без конца. Твоя
Солнышко.
Какая это гнусная канитель с Румынией!

Ц. ставка. 12 дек. 1916 г.
Моя дорогая душка!
Опять ни минуты, чтобы написать длинное письмо. Я только что принимал очень интересного инженера-путейца, вернувшегося из Германии после 2-летнего пребывания там. Он был с д-ром Крессен. Он мне много рассказывал, и это он так долго меня задержал. Его имя - Вейнберг, внук еврея.
Я очень рад, что ты довольна виденным в Новгороде. Да благословит тебя Бог, мое Солнышко!
Нежно целует тебя твой старый
Ники.

Царское Село. 13 декабря 1916 г.
Дорогой мой ангел,
Нежное спасибо за твою милую открытку. Я с таким нетерпением жду известия (а у тебя нет времени писать) о твоем разговоре с этим ужасным Треповым. Я читала в газетах, что он теперь сказал Родзянке, что Дума будет распущена 17-го до первой половины января. Имеет ли он право говорить это прежде, чем будет официально объявлено через Сенат? Я нахожу, что абсолютно нет. Так и надо сказать ему, а Родзянке надо бы сделать выговор за то, что он позволил напечатать это в газетах. А я так просила сделать это поскорее и на более долгий срок! Слава Богу, что ты, по крайней мере, не назначил числа в январе и можешь созвать их в феврале или совсем не созвать. Они не работают, а Тр(епов) заигрывает с Родз(янкой). Всем известно, что они по 2 раза в день встречаются это недостойно. Почему он ладит и старается работать с ним, лгуном, а не с Протопоповым (который правдив)? - Это характеризует человека. Старый Бобринский ненавидит Треп(ова): он знает их недостатки и так глубоко предан тебе, потому-то Тр(епов) и вышиб его.
Ангел мой, вчера мы обедали с нашим Другом у Ани. Все было так мило, мы рассказывали про наше путешествие, и Он сказал, что мы должны были прямо поехать к тебе, так как доставили бы этим тебе большую радость и “благодать”, а я боялась помешать тебе! Он умоляет тебя быть твердыми властным и не уступать во всем Тр(епову). Ты знаешь гораздо больше, чем этот человек, и все-таки позволяешь ему руководить тобой, - а почему не нашему Другу, который руководит при помощи Бога?.. Вспомни, за что меня не любят, - ясно, что я права, оставаясь твердой и внушая страх, и ты будь таким, ты - мужчина, только верь больше и крепче в нашего Друга (а не в Трепова). - Он живет для тебя и России. А мы должны передать Бэби сильную страну и не смеем быть слабыми ради него, иначе ему будет еще труднее царствовать, исправляя наши ошибки и крепко натягивая вожжи, которые ты распускаешь. Тебе приходится страдать за ошибки своих царственных предшественников, и одному Богу известны твои муки. Да будет твое наследие более легким для Алексея! - У него твердая воля и своя голова. - Не давай ничему ускальзывать из твоих рук и не заставь его возводить все сызнова. Будь тверд. Я, как стена, стою за тобой и не поддамся - я знаю, Он правильно ведет нас, а ты благосклонно внимаешь такому лживому человеку, как Тр(епов)! Хотя бы во имя любви, которую ты питаешь ко мне и Бэби, не предпринимай важных шагов, не предупредив меня и не переговорив спокойно обо всем. Стала ли бы я так писать, если бы не знала, как легко ты можешь поколебаться и меняешь решения и чего стоит заставить тебя держаться своего мнения! Я знаю, что тебе больно, когда я так пишу, и это меня огорчает, но ты, Бэби и Россия слишком дороги мне. Что касается Сухомлинова и Мануйлова, я все подготовила для тебя.
А Добровольский - верный человек, - поскорее отделайся от Макарова, который - поверь мне, наконец, - дурной человек. Пусть Бог даст мне силу убедить тебя - сохранять тебя непреклонным тяжелее, чем переломить ненависть других, которая оставляет меня равнодушной. Я ненавижу упрямство Тр(епова). Многие держали пари в Думе, что Питирим будет отставлен - теперь он получил крест, они раздавлены и унижены (видишь, что значит, когда ты показываешь себя властелином), и все более и более оказывается правильным, что кн. В(асильчикова) была выслана. - Ты ничего не отвечаешь относительно Балашева. Боюсь, что ты ничего не сделал, а Фредерикс стар и пассивен, когда я не говорю с ним решительным тоном. - Какая ошибка, что Дума закрывается не 14-го! Кал(инин) мог бы вернуться к своей работе, и ты принял бы его и переговорил с ним. Только не отв. министерство, на котором все помешались! Все становится тише и лучше. Только надо чувствовать твою руку...
Скоро наши войска в Румынии будут сильнее. - Тепло и глубокий снег. Прости за это письмо, но я бы не могла спать эту ночь, мучась за тебя, - не скрывай ничего от меня - я сильна - но слушайся меня, т.е. нашего Друга, и верь нам во всем. Остерегайся Тр(епова), ты не можешь его любить и уважать. Я страдаю за тебя, как за нежного, мягкосердечного ребенка, которому нужно руководство, а он слушает дурных советчиков, в то время как Божий человек говорит ему, что надо делать. Милый ангел, вернись скорее домой, - ах, нельзя, ведь у тебя ген...! Почему не раньше, не могу понять, почему в тот же день, как и Дума, опять странное совпадение! - А Воейков - это тоже провалилось?
Ах, дорогой мой, мне надо вставать. Все утро писала рождественские открытки. Сердце и душа горят тобой - любовь моя безгранична, оттого все, что пишу, кажется резким - прости, верь и пойми - я люблю вас обоих слишком глубоко плачу о твоих ошибках и радуюсь каждому верному шагу.
Бог да благословит, сохранит, спасет и направит тебя!
Целую тебя без конца. Твоя верная
Женушка.
Пожалуйста, прочти эти бумаги, а также Анины. Если это ложь, лиши Родзянко мундира.

13 декабря 1916 г.
Мое возлюбленное Солнышко!
Бесконечно благодарю за твое длинное интересное письмо со множеством подробностей о твоей поездке в Новгород. Ты видела больше, чем я в 1904г. Конечно, было бы чудесно, если б мы могли поехать туда вместе весной! Спасибо также за образ - я очень рад иметь именно этот. Кирилл заходил сегодня с Н.П. Они оба завтракали и бредили батальоном и Одессой.
Ну, теперь о Трепове. Он был смирен и покорен и не затрагивал имени Прот(опопова). Вероятно, мое лицо было нелюбезно и жестко, так как он ерзал на своем стуле, - говорил об американской ноте, о Думе, о ближайшем будущем, конечно, о железных дорогах. Относительно Думы он изложил свой план - распустить ее 17-го дек. и созвать 19-го января, чтоб показать им и всей стране, что, не смотря на все сказанное ими, правительство желает работать вместе. Если в январе они начнут путать и мутить, он собирается обрушить на них громы (он вкратце рассказал мне свою речь) и окончательно закрыть Думу. Это может произойти на второй или третий день их новогодней сессии! После этого он спросил меня, что думаю я. Я не отрицал логичности его плана, а также одного преимущества, бросившегося мне в глаза, а именно, что если бы все случилось так, как он думает, мы избавились бы от Думы недели на две или на три раньше, чем я сначала думал (в середине янв. вместо начала февр.).
Итак, я одобрил этот план, но взял с него торжественное обещание держаться его и довести до конца. - Я нарочно пошел помолиться перед иконой Божьей Матери до этого разговора и после этого почувствовал успокоение.
Вчера был обрадован приездом Павла. Он приходил к чаю, и сегодня будет его доклад. - Сейчас видел Влад. Ник. - Серг. Петр. уезжает в Москву. Вчера принял Толя, командира моих Павлоградских гусар. Вид у него довольный, но глупее, чем когда-либо.
Должен кончать. Да благословит тебя Бог, моя родная, мое сердце и душа!
Целую тебя, девочек и А.
Твой старый
Ники.

Царское Село. 14 декабря 1916 г.
Любимый мой!
7 градусов мороза и глубокий снег. Я опять почти не спала эту ночь, оставалась в постели до завтрака, так как у меня все болит и легкий озноб. Благодарю тебя за милое письмо. Тр(епов) поступил очень неправильно, отсрочив Думу с тем, чтобы созвать ее в начале января, в результате чего никто (Родз. и все, на кого они рассчитывают) не поедет домой, и все останутся, и в Петрограде все будет бродить и кипеть. Он пришел к тебе со смирением, надеясь этим добиться успеха. Если бы он кричал, по обыкновению, ты бы рассердился и не согласился. Любимый мой, наш Друг просил тебя закрыть ее 14-го, Аня и я писали тебе об этом, и, видишь, у них теперь есть время делать гадости. Относительно запрещения союзам объединяться ты получил вчера бумагу Калинина через Воейкова. Он также писал Треп(ову), прося, чтобы это происходило при закрытых дверях. Тр(епов) не удостоил его ответом. Тогда он написал Родз(янко), который поступил, как Калинин желал - только, конечно, сказал, что это по желанию Калинина; - трус Трепов не пожелал взять этого на себя. Как хочешь, Трепов ведет себя теперь, как изменник, и лукав, как кошка, - не верь ему, он сговаривается во всем с Родз(янко), это слишком хорошо известно. Бумагу, которую я послала тебе вчера, Родз(янко) написал сам; он не имеет права печатать и распространять беседу с тобой; я сомневаюсь, чтобы она была изложена точно, ведь он всегда лжет; если не точно, - будь императором, сейчас же лиши его придворного мундира. Не спрашивай совета у Фред(ерикса) или Тр(епова). Они оба напуганы. Старик раньше понял бы необходимость этого, а теперь он стар. Уже распространяли по городу слух (Дума), будто дворянство в Новгороде не приняло меня, а когда они прочитали, что мы даже пили чай вместе, то были уничтожены. Насчет Кауфмана все очень довольны - видишь, твоя твердость оценена хорошими людьми, - легко продолжать, когда начал. Прости, что я мучаю тебя такими письмами, - но прочитай только 2 телеграммы, которые я тебе послала, ты опять увидишь, что говорят “правые”: они обращаются ко мне, чтоб я просила тебя. Если ты снова услышишь от Калинина, что надо закрыть Думу, - сделай это, не держись за 17-е, время - деньги, мгновение - золото, и когда упустишь момент - бывает трудно наверстать и поправить. Надеюсь, что неправда, будто Никол(аша) приедет к 17-му, - раньше все шло прекрасно без Воронцова, - наш фронт здесь не имеет ничего общего с Кавказом. Не пускай его, злого гения. Он еще будет вмешиваться в дела и говорить о Васильчиковой. Будь Петром Великим, Иваном Грозным, императором Павлом - сокруши их всех - не смейся, гадкий, я страстно желала бы видеть тебя таким по отношению к этим людям, которые пытаются управлять тобою, тогда как должно быть наоборот. Гр. Бенкендорф была так оскорблена письмом князя В., что сделала в городе целый ряд визитов пожилым дамам, кн. Lolo, гр. Воронцовой etc., и всем им говорила о том, что считает позором то состояние, до которого дошло общество, забывшее все принципы. Она просила их прежде всего строго поговорить с дочерьми, которые говорят и ведут себя ужасно. По-видимому, это произвело впечатление, так как о ней теперь говорят; они видят, что письмо было на самом деле неслыханного содержания, а вовсе не столь очаровательное, как иные стараются уверить. Катуся В. тоже написала мне, но я, прочитав, разорвала письмо. А вот контраст - телеграмма от “Союзов Русского Народа” просит меня передать дело тебе. Одни - гнилое, слабое, безнравственное общество, другие здоровые, благомыслящие, преданные подданные - их-то и надо слушать, их голос - голос России, а вовсе не голос общества или Думы. Так ясно видно, где правда; они знают, что Думу следует закрыть, а Тр(епов) не хочет слушать их. Если их не слушать, они возьмут дело в свои руки, чтобы спасти тебя, и может невольно выйти больше вреда, чем лишь твое простое слово - закрыть Думу, но до февраля: если раньше, они все застрянут здесь. Я бы повесила Тр(епова) за его дурные советы - а теперь, после этих бумаг, посланных Калининым Воейкову с этими гнусными, глубоко революционными представлениями выборных московского дворянства и союзов, которые обсуждались в Думе, - как можно оставлять их хотя бы еще на один день? - Я ненавижу лживого Тр(епова), который делает все, чтобы повредить тебе, будучи защищаем Макаровым. Если б мне только заполучить тебя сюда, все сразу стало бы тише, а если б ты вернулся, как просил Гр., через 5 дней, ты бы привел все в порядок, ты бы положил свою усталую голову на грудь женушки, и Солнышко придала бы тебе силы, и ты бы послушался меня, а не Трепова. Бог поможет, я знаю, но ты должен быть твердым. Распусти Думу сейчас же. Когда ты сказал Трепову: 17-го, ты не знал, что они замышляли. Спокойно и с чистой совестью перед всей Россией я бы сослала Львова в Сибирь (так делалось и за гораздо менее важные проступки), отняла бы чин у Самарина (он подписал эту московскую бумагу). Милюкова, Гучкова и Поливанова - тоже в Сибирь. Теперь война, и в такое время внутренняя война есть высшая измена. Отчего ты не смотришь на это дело так, я, право, не могу понять. Я только женщина, но душа и мозг говорят мне, что это было бы спасением России - они грешат гораздо больше, чем это когда-либо делали Сухомлиновы. Запрети Брусилову и пр., когда они явятся, касаться каких бы то ни было политических вопросов. Глупец тот, кто хочет ответственного министерства, как писал Георгий. Вспомни, даже m-r Филипп сказал, что нельзя давать конституции, так как это будет гибелью России и твоей, и все истинно-русские говорят то же.
Несколько месяцев тому назад я сказала Штюрмеру о том, что Шведов должен быть членом Гос. сов. Назначь его и славного Маклакова, - они смело будут стоять за нас. Знаю, что мучаю тебя, ах, разве я не стала бы гораздо, гораздо охотнее писать только письма, полные любви, нежности и ласки, которыми так полно мое сердце! Но мой долг - долг жены, матери и матери России - обязывает все говорить тебе - с благословения нашего Друга. Дорогой мой, свет моей жизни, если бы ты встретил врага в битве, ты бы никогда не дрогнул и шел бы вперед, как лев! Будь же им и теперь в битве против маленькой кучки негодяев и республиканцев! Будь властелином, и все преклонятся перед тобой! - Не думаешь ли ты, что я испугаюсь - о, - нет! Сегодня я удалила офицера из госпиталя М. и А. за то, что он позволил себе смеяться над нашим путешествием, уверяя, что Протопопов подкупал народ, чтоб он принимал нас так хорошо. Женщина-врач, слышавшая это, была в ярости. Ты видишь, Солнышко в своих маленьких делах энергична, а в больших делах - настолько, насколько ты этого желаешь. Мы Богом поставлены на трон и должны сохранять его крепким и передать непоколебленным нашему сыну. Если ты будешь это помнить, ты не забудешь, что ты властелин, и насколько это легче самодержавному монарху, чем тому, который присягал конституции!
Дорогой мой, послушайся меня, ты знаешь свою старую верную девчурку. “Не страшись”, сказала старица, а потому я пишу без страха моему малютке. Ну, девочки просят чаю, они вернулись замерзшие с катанья. Целую тебя и крепко прижимаю к груди, тоскую по тебе, не могу спать без тебя, благословляю тебя.
Навсегда твоя
Женушка.

14 декабря 1916 г.
Дорогая моя!
Нежно благодарю за строгий письменный выговор. Я читал его с улыбкой, потому что ты говоришь, как с ребенком.
Противно иметь дело с человеком, которого не любишь и которому не доверяешь, как Треп(ов). Но раньше всего надо найти ему преемника, а потом вытолкать его, - после того, как он сделает грязную работу. Я подразумеваю - дать ему отставку, когда он закроет Думу. Пусть вся ответственность и все затруднения падут на его плечи, а не на плечи того, который займет его место.
Посылаю тебе два списка кандидатов, которые он мне оставил, и письмо, присланное им вчера, где он опять возвращается к вопросу о назначении Макарова председателем Госуд. сов.
Рухлов очень хороший, сильный духом и порядочный человек, ненавидящий Коков(цова) и т.п. Ты должна знать, что председатель Гос. сов. назначается вновь каждый год, а также все члены.
В Румынии нехорошо. Мы послали и все посылаем войска, но им приходится делать длинные переходы (три недели), благодаря отвратительному состоянию железнодорожных путей. Теперь, наконец, решено взять их в наше заведование.
На 17-го дек. назначен здесь съезд генералов потому, что до этого дня у Гурко несколько совещаний.
Теперь должен кончать. Да благословит тебя Бог, моя душка, мое Солнышко! Нежно целую тебя и девочек и остаюсь твой “бедный, маленький, безвольный муженек”
Ники

Царское Село. 15 декабря 1916 г.
Любимый мой!
Прости меня за резкие письма - девочка вовсе не хочет обижать своего ангела, а пишет только любя. Она иной раз доходит до отчаяния, зная, что тебя обманывают и подсовывают неправильные решения. Как могу я быть покойной, когда Тр(епов) приезжает к тебе? Ведь ему удается внушать тебе неправильные решения! Только бы удалось найти ему преемника! Но многие говорят, что раз Мак(арова) сменят, его положение, в общем, улучшится. Видишь, как он держится за Макарова (которого я продолжаю считать лживым по отношению к нам) и хочет, чтобы он был во главе Гос. сов.! - Это уж слишком! Назначь решительного (сурового) Щегл(овитова). Он подходящий человек для этого места, он не допустит беспорядков и гнусностей. Я тебе верну бумаги завтра, когда хорошенько просмотрю их. Очень благодарю тебя (также от имени Гр.) за Мануйлова. Подумай, милый Малама сказал вчера в 5 часов, что от тебя не было бумаги (курьер приехал сегодня рано утром), а потому я должна была телеграфировать. Из этого хотели сделать целую историю, примешав туда разные имена (просто из грязных побуждений), и многие собрались присутствовать на суде. Еще раз спасибо, дорогой. Наш Друг был у нее, - я не выходила из дома. Он уже давным-давно не выходит из дому, ходит только сюда. Но вчера Он гулял по улицам с Муней к Казанскому Собору и Исаакиевскому, - ни одного неприятного взгляда, все спокойны. Он говорит, что через 3 или 4 дня дела в Румынии поправятся, и все пойдет лучше. - Как хорош твой приказ - только что прочитала его с глубочайшим волнением! Бог да поможет и благословит тебя, дорогой мой! Не надо говорить “бедный, старый, безвольный муженек”, это убивает меня - прости меня - ты понимаешь, я знаю, меня и мою безмерную любовь, да, любовь моя? Я так ужасно, ужасно люблю тебя! - Маленький Кожевников (с Мурмана) придет к завтраку, а Н.П. - к чаю. Т